Телемедицинские технологии в России уже применяются. Что изменится, если Госдума узаконит их использование?

В Госдуму внесен законопроект, регламентирующий оказание телемедицинских услуг в России. По замыслу его авторов, помощь больному с использованием информационных технологий вскоре станет таким же обыденным явлением, как выезд бригады «скорой помощи» на дом.

Ассоциация с телесеансами Анатолия Кашпировского при этом возникать не должна. Лучше вспомнить виртуоза от диагностики доктора Хауса, который сумел помочь пациентке, находящейся на Южном полюсе, используя Skype, сотовый телефон и электронную почту.

Ваш смартфон свяжется с вашим доктором

По-видимому, телемедицина в России жизненно необходима.

Во-первых, телемедицинские технологии позволят своевременно оказывать врачебную помощь тем, кто живет в труднодоступных местах.

Во-вторых, с помощью современных устройств специалисты смогут дистанционно обсуждать сложные медицинские случаи.

В-третьих, врачи смогут контролировать ход лечения пациентов с хроническими и тяжелыми заболеваниями, не заставляя их приходить в медицинские учреждения.

Программы, позволяющие вести наблюдение за пациентами, которым требуется регулярный контроль показателей, пользуются особым спросом, сообщил Александр Константинов, генеральный директор ONDOC.

Приложения для смартфонов, «умные часы» и другие устройства могут регистрировать артериальное давление, сахар в крови и т.п., а затем отправлять их медику для изучения.

В-четвертых, информационные технологии будут очень полезны для повышения квалификации врачей и среднего медицинского персонала. Сейчас «медсестры, чтобы повысить квалификацию, вынуждены ездить в медучилища, зачастую на большие расстояния.

Можно было бы организовать этот процесс так, чтобы теоретическую часть они прослушали удаленно, а практику проходили бы уже либо в образовательном учреждении, либо в клинике», – считает председатель комитета по вопросам охраны здоровья, труда и социальной политики Московской областной думы Галина Уткина.

Телемониторинг против госпитализации

В Нидерландах телемониторинг пациентов, страдающих хроническими сердечными заболеваниями, привел к уменьшению количества госпитализаций на 64%, а амбулаторных посещений – на 39%. В США телеконсультации больных сахарным диабетом привели к снижению частоты их госпитализаций и амбулаторных визитов на 58%, говорится в пояснительной записке к законопроекту, внесенному в Госдуму.

Сейчас телемедицинские проекты широко используются практически во всех западноевропейских странах, США, Канаде, Японии, Австралии.

Дистанционный тест на алкоголь

 

Телемедицинские центры уже действуют во многих регионах России. Например, об успешном использовании подобных технологий сообщали медицинские работники Уральского федерального округа.

Недавно в Карелии была опробована система дистанционной медицинской помощи MeDiCase. Система предусматривает размещение в дальних селах специальных «кейсов», в которых находится аппаратура для первичного обследования пациентов.

Работе с этой аппаратурой обучается проживающий в селе «парамедик» – человек, не имеющий высшего медицинского образования, а порой вообще без медицинской подготовки (например, библиотекарь).

В набор входит детально разработанный опросный лист, глюкометр, тонометр и некоторые другие приспособления. Результаты обследования пациента, полученные с помощью «кейса», передаются в центральную районную больницу.

Врач, изучивший данные, принимает одно из трех возможных решений: экстренная госпитализация, более тщательное амбулаторное обследование, медицинская помощь не требуется. По мнению Павла Воробьева, руководителя Высшей школы терапии МГНОТ (Московского городского научного общества терапевтов), система MeDiCase, в случае ее внедрения, поможет решить проблему медицинского обследования жителей небольших сел и деревень, расположенных далеко от районных центров с их больницами и поликлиниками.

Другое новшество — удаленный предрейсовый медицинский осмотр водителей трамваев, грузовиков и других транспортных средств. Фельдшеру уже не приходится самостоятельно осматривать больше сотни сотрудников за 40 минут.

Он следит с помощью видеосвязи, как водители самостоятельно проходят медицинский контроль в специальных терминалах: измеряют сами себе температуру тела, артериальное давление и делают тест на алкоголь. Все эти данные поступают на компьютер фельдшера, который принимает решение о готовности сотрудника к работе. По мнению генерального директора ООО «Телемедсервис-77» Андрея Юрьева, такая технология проведения предрейсового осмотра повышает его качество.

Эксперт по вопросам информатизации здравоохранения Борис Зингерман, выступая на заседании Московского городского научного общества терапевтов, даже предложил сделать электронное общение с врачом в виде платного абонемента, через мобильное приложение.

Через него пациент мог бы передавать результаты анализов и обследований, заполнять опросники, отсылать врачу медицинских документов до визита; получать консультацию у лечащего врача; а врач — вести дистанционный мониторинг состояния пациента.

Техническое обеспечение

За последнее время в России появилось несколько перспективных стартапов, связанных со здравоохранением.

«RuHealth предлагает систему хранения и управления медицинским данными, челябинский стартап Helfine Medical позволяет дистанционно консультироваться с зарубежными докторами, TherMom разрабатывает решение для беспроводного мониторинга основных показателей жизнедеятельности ребенка», – рассказывает  Алексей Ремез, основатель сервиса дистанционной онкодиагностики UNIM.

Россия развивает сотрудничество со странами БРИКС и ШОС в сфере телемедицинских технологий. Так, 8-9 июня в Ханты-Мансийске состоится VIII международный IT-форум, одной из главных тем которого будет именно телемедицина. Как ожидается, на форуме будет подана заявка в банк БРИКС для получения кредита на создание сети центров связи между медучреждениями стран-участниц объединения.

И спрос, и предложение?

«Скорость внедрения новых технологий настолько высока, что в ближайшие три-пять лет мы еще сможем добиться такого же уровня проникновения телемедицины, как в западных странах», – заявил Александр Константинов.

Услуги телемедицины при правильной организации были бы востребованы у значительной части интернет-аудитории России, считают в «Яндексе».

Тем временем в Якутии: выговор за диагноз по мобильному

В Намском районе Якутии к дисциплинарной ответственности привлекли хирурга, который правильно поставил диагноз ребенку с помощью мобильной связи. Медсестра прислала ему рентгеновский снимок через интернет-мессенджер. Врач поставил диагноз и дал рекомендации по наложению гипсовой повязки.

Он не смог осмотреть пациента лично, поскольку находился на экстренном вызове. «В нарушение федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан РФ» диагноз «перелом руки», с рекомендациями по наложению гипсовой повязки, им постановлен посредством мобильной связи.

По данному факту прокуратура Намского района внесла представление в адрес главного врача учреждения здравоохранения, по результатам его рассмотрения врач привлечен к дисциплинарной ответственности», – говорится в сообщении прокуратуры.

Что изменится, если законопроект примут

Документ узаконит применение телемедицинских технологий. Кроме того, он расширит возможности дистанционного общения медицинских работников.

«Согласно действующему законодательству, дистанционные консультации могут проводиться только между врачами, то есть между врачом и фельдшером проводить подобные консультации в рамках правового поля невозможно. Такое положение вещей крайне затрудняет жизнь многих граждан, живущих в удаленных регионах, в которых ближайшее полноценное медицинское учреждение расположено за многие десятки, а то и сотни километров, а в доступности имеется только фельдшерско-акушерский пункт», – пишут его авторы.

По замыслу, пациенты должны будут предоставлять добровольное согласие на оказание им телемедицинских услуг. Предусматривается некая «процедура идентификации» медицинского работника, оказывающего такие услуги. Впрочем, пациент также должен будет сообщить о себе определенные сведения.

Отмечается, что любые телемедицинские услуги должны оказываться с соблюдением законодательства о защите персональных данных. (Впрочем, механизм защиты вызывает пока вопросы у экспертов).

Предполагается, что законопроект будет дополнен другими нормативными актами, в которых четко пропишут, в каких случаях допустимо применять телемедицинские технологии. Вплоть до перечисления конкретных заболеваний. Кроме того, авторы проекта предложили создать федеральный регистр лиц, которые участвуют в оказании медицинских услуг.

Зарегистрированный в Госдуме законопроект, устанавливающий возможность использования телемедицинских технологий, был разработан Институтом развития интернета (ИРИ) при участии Фонда развития интернет-инициатив (ФРИИ) и «Яндекса». (Существует аналогичный проект, подготовленный Минздравом, но он пока еще не покинул стены ведомства).

Проблемы остаются

2telemedicine0812

http://www.post-gazette.com/news/health/2014/08/12/Telemedicine-gives-patients-an-alternative/stories/201408120011

Законопроект вызывает нарекания у некоторых медиков. Так, Павел Воробьев, поддерживающий систему дистанционной медицинской помощи MeDiCase, раскритиковал формулировки законопроекта, касающиеся ситуаций, в которых можно оказывать телемедицинские услуги, и лиц, которые могут их оказывать.

По его мнению, в нынешнем виде закон отказывается от использования понятия «врач», в результате чего «непонятно, кто оказывает медицинскую помощь, и кто несет за это ответственность».

Ранее на своей странице в Facebook он назвал законопроект «бомбой» под системой здравоохранения. «Доктора, пациенты – проснитесь: вам вместо медицины предлагают дешевый суррогат», – написал он.

В комментариях под постом другие авторы отмечают, что в проекте закона упущено понятие «врачебная тайна». По их мнению, конфиденциальность информации о здоровье человека в случае телемедицинских консультаций пока никак не гарантируется.

В любом случае, протестовать против использования телемедицинских технологий в России уже поздно. Все равно что пытаться остановить поезд. На рынке уже появились крупные игроки, которые «давят» на различные «болевые точки» государства – такие, как оказание медицинской помощи населению в труднодоступных областях и минимизация расходов на здравоохранение.