«Мне кажется странным, что у людей бездомных и у всех остальных разные права, хотя и те и другие – граждане России. Но этот прецедент не только удивителен, но и опасен», — считает директор питерской благотворительной организации «Ночлежка» Григорий Свердлин

Сегодня газета «Известия» сообщила, что московские власти собираются ввести административную ответственность для бездомных людей. Тех, у кого нет регистрации, планируется по решению суда помещать на срок до года в закрытые социальные учреждения. Инициативу московских властей ввести административную ответственность для бродяг без регистрации комментирует директор Санкт-Петербургской благотворительной общественной организации «Ночлежка» Григорий СВЕРДЛИН:

Это намерение не новое. Оно стоит в длинном ряду инициатив наших чиновников и законодателей. Но все они направлены не на решение проблемы, а на имитационные действия, чтобы показать деятельность по решению проблемы, а затем, убрав бездомных с глаз долой, показать, якобы, плоды этой деятельности. Из недавнего петербургского опыта – подобной была инициатива депутата петербургского Заксобрания Виталия Милонова, который предложил вывозить бездомных в мифические колхозы, чтобы они там работали.

Мне кажется странным, что у людей бездомных и у всех остальных разные права, хотя и те и другие – граждане России. Но этот прецедент не только удивителен, но и опасен. Сейчас решат, что нужно бездомных освидетельствовать в медицинских учреждениях, а потом решат, что и каких-то домашних тоже необходимо помещать в закрытые учреждения. Мне кажется, подобные региональные законодательные инициативы грубо нарушают Федеральный закон и Конституцию. Если такой закон будет принят, мы будем изучать его самым тщательным образом. И в том случае, если этот региональный закон вступает в противоречие с федеральным, будем обращать на это внимание всех, кто должен обращать внимание на такие случаи, например, генеральную прокурору и Министерство юстиции.

Предложенными способами проблему бездомности не решить. Решить ее можно двумя известными путями и как бы наши чиновники и законодатели не старались, ничего нового они не придумают.

Во-первых, необходимо заниматься причинами бездомности. Необходимо заниматься выпускниками детских домов, потому что очень многие из них оказываются подопечными таких организаций как наша. Необходимо заниматься решением вопроса с мошенничеством с недвижимостью. Потому что каждый пятый бездомный – жертва мошенничества с недвижимостью. Заниматься этим нужно на законодательном уровне – необходим закон о страховании сделок с недвижимостью, но и на процессуальном уровне тоже – работать над тем, чтобы полиция более оперативно реагировала на сигналы о мошенничестве с недвижимостью.

А во-вторых, нужно работать с теми людьми, которые уже оказались на улице. Но работать, не помещая их в специальные учреждения, а создавать систему помощи таким людям. Чтобы человек знал, что есть государство, которое в критический момент его жизни сможет за него вступиться, и он не зря этому государству платил налоги. Необходимо создать систему реабилитационных центров, чтобы, если человек попал на улицу, это не воспринималось как конец его жизни, а как просто тяжелый период его жизни, который ему помогут пережить. Чтобы он всегда знал, что сможет прийти в реабилитационный центр, где ему дадут возможность помыться, постирать одежду, выспаться, помогут с трудоустройством, создадут условия, чтобы этот человек смог сам заняться своим трудоустройством.

У специалистов есть такой показатель – средний стаж бездомности – сколько времени человек в конкретной стране или в конкретном регионе проводит на улице до того, как ему помогут с этой улицы выбраться (или он выберется сам). В тех странах, где серьезно занимаются проблемой, а не ее профанацией, как некоторые московские чиновники или петербургские законодатели, средний стаж бездомности равен 10-14 месяцам. В скандинавских странах поменьше – 10 месяцев, во Франции побольше – 14. В России же средний стаж бездомности сейчас равняется 7 годам. По факту это обозначает, что никакой помощи людям, которые оказались на улице не существует. Есть какие-то отдельные инициативы – хорошие, плохие, разные, – но это не система помощи. Большая часть людей, которые оказались на улице никакой помощи не получают и не получат. Семь лет жизни на улице в России – это смертный приговор, учитывая погодные условия и отношение окружающих.

Так давайте работать над тем, чтобы этот средний стаж бездомности сократился. Принудительными мерами, как показывают многочисленные примеры, добиться ничего не получается.