Отец учения о стрессе Ганс Селье полагал, что человек испытывает его даже во сне, а по-настоящему спокойны только мертвые. Так что же это такое – стресс?

Отец учения о стрессе Ганс Селье полагал, что человек испытывает его даже во сне, а по-настоящему спокойны только мертвые. Так что же это такое – стресс? И как помочь человеку, испытывающему действительно сильный, острый стресс?

Покой нам даже и не снится

Если составить частотный словарь языка жителя современного мегаполиса, слово «стресс», безусловно, займет в нем одно из первых мест. Он – всюду. В транспорте едешь – стресс, а если еще и опаздываешь – двойной, на работе – стресс сплошной, особенно, когда тобой недоволен начальник или слишком много заданий и ответственности, в магазине – ценники, недобрые покупатели и раздраженные продавцы, дома – телевизор, полный жутких историй, беспокойные соседи и непослушные дети…

Получается, вся наша жизнь – стресс?

Выходит, что так. Стресс все объясняет, все порождает, все собою объемлет, им все можно оправдать. (Например, — отвлечемся немного, — нарушение поста. Сходя раньше времени с великопостной дистанции, современный человек, с большей вероятностью обвинит во всем стресс, чем искушения, а скорее всего выразится эклектично: «Бес попутал: стресс знаете ли»).

Отец самого понятия «стресс» Ганс Селье полагал, что человек испытывает его даже во сне, а полностью свободны от стрессов только мертвые. С одной стороны, это немного радует: стресс – естествен, как сама жизнь. С другой, перспектива обретения покоя только в вечности (если заслужишь) несколько пугает.

Путь к стрессу – удовольствие

Так что же такое – стресс? Определений – множество. Причем прямо противоположных. Стресс называют и «нормальной реакцией на ненормальные обстоятельства», и наоборот — «неадекватной реакцией на любую ситуацию». Психология сейчас занимается перевариванием этого – такого простого и понятного обывателю – понятия, оказавшегося на поверку не слишком удобоваримым. Профессор Ф.Е.Василюк считает, что примирить эти полярные определения, а также множество прочих, делающих стресс слишком широким понятием, можно, можно, сосредотачиваясь не на самой ситуации и не на реакции на нее. Сосредоточиться нужно на том, у кого та или иная ситуация вызывает стресс. «Любое требование среды может вызвать критическую, экстремальную ситуацию только у существа, которое не способно справиться ни с какими требованиями вообще и в то же время внутренней необходимостью жизни которого является неотложное удовлетворение всякой потребности», — пишет он. Говоря упрощенно — у такого существа, которое руководствуется в своей жизни только «принципом удовольствия». Понятно, что существовать в реальном мире, полном препятствий на пути к наслаждению, ему непросто: вся жизнь превращается в сплошной стресс, сплошную критическую ситуацию. Пути выхода из подобного тупика (который – везде), наверное, не столько психологические, сколько духовные. Начавшийся пост как тренировка в воздержании и пересмотр содержимого своей души – самое подходящее для этого время.

Мобилизация внутри нас

Вот еще определение: стресс – это состояние, возникающее в той ситуации, когда наличных ресурсов организма и психики недостаточно для успешной адаптации. С английского слово переводится как «напряжение» или «давление». Для психолога синоним стресса – эмоциональное напряжение.

Телесная реакция на стрессовую ситуацию представляет собой цепочку химических реакций. Пришли вы, предположим, на собеседование с будущим работодателем. Усаживаетесь на стул и не знаете, что мозг ваш в это время начинает посылать железам сигналы, чтобы те поскорее подготовили организм к битве (или бегству), выработав необходимые гормоны. Адреналин обеспечивает мгновенный прилив энергии, кортизол является «топливом», необходимым для поддержания сил. Сердце начинает биться чаще, чтобы доставить эти вещества по назначению. Желудок тоже не дремлет. Он урчит, а значит, выработал много кислоты и готов мгновенно переварить любую пищу, обеспечив вас энергией. Не теряют времени и потовые железы: мокрому и потному легче выскользнуть из жадных щупальцев или лап врага. Как ни печально, все эти телесные реакции ничем не выделяют нас из животного царства, в них говорит первобытная часть нашей природы.

А что же психика? Отчего она не адаптируется, а лишь отдается во власть тревоги? Но нервозность, беспокойство, как ни странно, и являются проявлениями мобилизации психики. Это не парализующий страх, а готовность в любой момент отреагировать на угрозу. Многие люди не могут, например, читать книги в самолете или в очереди к зубному врачу. Объясняется это не трусливостью: тревога затрудняет концентрацию внимания. Ведь она – ожидание неопределенной и неведомо откуда идущей угрозы, поэтому внимание рассеивается, чтобы было возможным заметить врага в любом уголке джунглей. Сосредоточиться трудно и потому, что человек в состоянии стресса очень чуток: он слышит самые тихие звуки, его раздражают еле слышные запахи…

Фаза стресса, включающая в себя все перечисленные выше реакции, называется мобилизацией. Далее происходит одно из двух. Мы либо справляемся с ситуацией, мобилизовав все свои ресурсы, либо – нет. В первом случае человек говорит: «Ах, я пережил утром страшный стресс, ходил выдирать зуб», «проходил очередное собеседование по поводу вакансии – теперь отхожу от стресса». Во втором… Во втором случае он может вообще ничего не говорить, потому что… не может. Эта фаза стресса называется фазой истощения. Она наступает когда либо слишком долго продолжается невыносимая ситуация, либо события были настолько страшными и важными, что человек просто не может с ними свыкнуться, адаптироваться к новой жизни. Называется это уже – дистресс, или острый стресс.

Все, что угодно!

Вызвать острый стресс могут катастрофы, утрата близких людей (смерть, развод), потеря работы или смена социального статуса, тяжелая болезнь, инвалидизация, насилие – любое событие, к которому человек не был готов и которое подрывает основы его привычной жизни. Оно даже не обязательно должно быть плохим: есть такая парадоксальная вещь как «стресс достижений». Защитил человек, к примеру, докторскую, а вместо радости испытывает острый стресс, чувство пустоты, непонятной тревоги. Ведь исчезла цель, к которой он так долго стремился. Смех смехом, но последствиями такого – как и любого острого – стресса часто бывают инфаркты и инсульты. Дистресс может привести к язве желудка, аллергии, понижению иммунитета, болезням сердечно-сосудистой системы, впрочем, как и всех остальных систем организма. Среди психических проявлений: депрессия, чувство вины, беспомощность, растерянность, агрессия, разные фобии, нарушения сна.

Не стоит пренебрежительно относиться и к будничным, ежедневным стрессорам: склочные соседи, напряженные отношения в семье, злой начальник, непомерная рабочая нагрузка… Эти мелочи с тем же успехом могут явиться причиной, тяжелой депрессии и прочих заболеваний, что и серьезные события, перечисленные выше. Многолетний стресс (скажем, необходимость работать с людьми, которые активно вам неприятны) может спровоцировать болезнь Альцгеймера, инфаркт, инсульт и даже рак. Что уж тот вспоминать о сермяжных простудах и гриппе!

Штурм зависимых

Рассуждать о стрессе — его последствиях, причинах, видах, описывающих его терминах и т.д. — можно долго. Можно поговорить о том, как укреплять нервную систему, чтобы та встречала стрессоры во всеоружии. Спорт, прогулки, правильная диета, хорошие друзья, творческое хобби, умение планировать собственное время, хороший сон…

Когда я вела группу для страдающих алкоголизмом, мы время от времени проводили занятия, посвященные профилактике срыва. Ведь известно, какой способ снятия стресса является самым популярным в народе – тем более, у людей зависимых. Как правило, когда кто-нибудь из членов группы срывался и уходил в запой, после, анализируя причины срыва, винил во всем «нервную почву» и «одолевшие стрессы». Тогда группа начинала мозговой штурм, составляя список альтернативных способов борьбы с нервным перенапряжением. Чтобы отвлечься, советовали пойти в лес, поклеить обои, ломать старую мебель, почитать классику, послушать хорошую музыку… Из собранных за несколько лет работы в группе списков можно, наверное, уже составить небольшую брошюру. Но итог занятий всегда был один, что неудивительно, поскольку группа собиралась при храме. Молитва – главное, да, пожалуй, единственное действенное средство, позволяющее и снять стресс, и даже предотвратить его, а заодно – и возвратить к привычным для алкоголика способам «лечения».

От острого стресса витаминки и уроки вокала, способствующие правильному дыханию, а также творческому самовыражению не спасут. Даже молиться в этой ситуации могут далеко не все. Смерть близкого – всегда катастрофа, и катастрофа – всегда катастрофа, и когда почва уходит из-под ног – это всегда страшно, будь то землетрясение, увольнение, вынужденное бегство из родной страны…

Никто не застрахован он подобных ситуаций и никто внутреннее не готов к ним. Нельзя к ним подготовиться. Но помочь тому, кто переживает острый стресс – по силам даже непрофессионалу. Ведь он сейчас одинок и беспомощен, как никогда. Его страдание может рвать сердце, его поведение – пугать, но сейчас он очень нуждается в милосердии и поддержке. Как сделать это правильно, чтобы облегчить страдания, не причинить человеку еще большую боль? Вот несколько правил.

  • Будьте рядом. Просто посидите и помолчите, не задавая никаких вопросов. У человека, который пережил что-то очень плохое, может возникнуть желание выговориться, о задать какие-то важные для него вопросы. А может – не возникнуть. Вы должны быть готовы выслушать человека, но ни в коем случае не предлагать уже пародийное «хочешь поговорить об этом?» Вы можете понадобиться просто для того, чтобы принести стакан воды, включить или выключить свет. Подождите в тишине, пока понадобится ваша помощь.
  • Осторожно погладьте его по руке, по спине – если чувствуете, что ему это не неприятно. Только не стоит гладить человека в состоянии острого стресса по голове.
  • Если он уже начал рассказывать, поощряйте его продолжать. Если сможете, поощряйте его говорить о чувствах. Не бойтесь, главное – делайте это искренне и заинтересованно. Если чувствуете, что у вас это получается топорно и неумело – лучше не надо.
  • О каких бы чувствах он вам ни рассказал, как бы ни стеснялся своих слез и причитаний – дайте ему понять, что эти переживания абсолютно нормальны.
  • Не стесняйтесь и сами говорить о своих чувствах. Кроме официального слова «соболезную» (изначально, кстати, очень правильного и хорошего слова), в русском языке существует много других именований чувств. Будьте честным с собой и близким, покопайтесь в своей душе, поймите, что вы на самом деле чувствуете сейчас – грусть, страх, боль, негодование. Расскажите ему об этом.
  • Не расспрашивайте человека о деталях того, что с ним произошло. Но если он начнет рассказывать сам – слушайте.
  • Ни в коем случае не произносите фразу: «Я прекрасно понимаю, каково тебе сейчас». Вы не можете знать, что он сейчас испытывает. Если вы после этого ударитесь в воспоминания о том, как плакали на похоронах своей любимой бабушки, совершите вторую грубую ошибку. Главный герой сегодня не вы.
  • Не говорите, уподобляясь героям американских боевиков: «Все будет хорошо».
  • Человек может не верить в то, что произошло – с ним или его близкими. Не пытайтесь разубедить его. Психологические защиты даны нам не случайно, они выполняют свою охранительную роль, оберегая психику от чрезмерных потрясений.