318 писем понадобилось отправить Диане Гурцкая для того, чтобы инклюзивный семейный развивающий центр в Красноярске смог получить разрешение на установку пандуса к своим дверям

Опытом решения такой ситуации поделилась Надежда Болсуновская, председатель общественного движения в поддержку детей с ограниченными возможностями здоровья «Право на счастье» из Красноярска.

– Надежда, история с вашим пандусом стала известна за пределами Красноярска, а в чем там была главная сложность?

– Мы открываем инклюзивный семейный развивающий центр для самых разных детей, в том числе с ограниченными возможностями. Это центр, где смогут вместе общаться, развиваться все дети без исключения.

Центр призван транслировать идею, что все дети разные, но равные и каждый имеет право на равных жить, творить, учиться в социуме, а не быть в изоляции. Там будут мастерские, студии, индивидуальные и групповые занятия со специалистами, Монтессори-класс, первый в городе сенсорный зал для реализации подхода «Развитие через движение», современное развивающее оборудование, часть из которого еще не используется в муниципальных учреждениях.

Через департамент муниципального имущества выбрали помещение с отдельным входом. И, конечно, к нему необходим пандус: у нас и мамы с колясками, и дети, передвигающиеся на колясках. Для нас это было само собой разумеющимся, но вот тут и начались проблемы.

По закону, установка пандуса возможна только с согласия собственников дома. Жилой дом, 11 подъездов, 318 квартир. Так как помещение, которое мы получили, муниципальное, я обращаюсь в муниципалитет, чтобы они инициировали собрание и сбор подписей за установку пандуса.

Власти подготовили повестку этого собрания. Мы пришли в добром расположении духа, пришли наши мамы, которые помогают мне в этом проекте, некоторые со своими детьми на колясках, представители администрации, строители. Но часть жильцов оказалась против.

– Почему? Какая была мотивация, аргументы?

– Вы знаете, видимо это обычные страхи, которые возникают из-за того, что проблемы детей с особенностями развития долгое время были в стороне от общественного внимания. А также звучали опасения, связанные с использованием территории, хотя мы никак на нее не покушались.

И сейчас, когда мы с жильцами проделали большой совместный путь, я надеюсь, что многие из этих страхов и опасений действительно ушли. Ну а тогда высказывались такие сомнения, не заразные ли у нас дети, кто-то просто не хотел видеть инвалидов, чтобы не расстраиваться, а кто-то боялся, что мы отберем парковку у дома или часть двора.

– Как вам удалось урегулировать конфликт?

– Это была большая работа. Мы обошли каждую квартиру, рассказывая о центре, разрушая мифы. Нам помогал член Совета Федерации Андрей Клишас, он также написал письмо, и кроме того готовит поправки в ст. 36 Жилищного кодекса РФ, помогали власти разных уровней.

Диана Гурцкая как член Общественной палаты РФ написала письма всем жителям, каждому отдельно, и мы их отнесли во все 318 квартир. Мы очень надеялись, что пандус можно поставить, не прибегая к голосованию, опираясь на международные нормы, но в данный момент оказалось, что это невозможно – права людей с ограниченными возможностями и права собственников вступили в противоречие и нужна регламентация.

И вот мы решили еще раз собрать подписи. Стали ходить во все квартиры, раздавать листовки, объяснять. Одновременно была и кампания против нас, висели уж совсем странные бумажки, что, мол, не давайте согласия, так как это помещение переделают в общепит и прочие нехорошие виды деятельности, с точки зрения жильцов. Но в итоге мы собрали подписи и получили разрешение на установку пандуса.

Конечно, эту проблему нужно решать в принципе. Если просто маломобильный человек захочет установить пандус у себя в подъезде, он ведь тоже должен будет пройти через эту процедуру. А ведь есть Конвенция ООН по правам инвалидов, Конституция, право на доступность. И есть жилищный кодекс, который обязывает в таких случаях собирать подписи. А нужно, чтобы пандус был также естественен, как обычная лестница.

– Правительственная программа «Доступная среда» способна тут помочь?

– Сейчас она рассчитана на государственные или муниципальные учреждения, а мы – некоммерческая социально ориентированная организация. Конечно, в крае видно, что есть подвижки по доступной среде, если мы говорим про учреждения здравоохранения, образования, культуры и т.д.

Хотя бывает так, что формально доступная среда есть, но при ее проектировании явно не участвовали люди с ограниченными возможностями, скажем, полозья узкие, колеса инвалидной коляски туда не поставить. Общая большая проблема в том, что пока нет ни местном уровне, ни на уровне России органа, который бы координировал и контролировал доступную среду.

А в целом, какое вы наблюдаете отношение к инвалидам?

– Отношение к людям с инвалидностью в нашем городе в целом доброжелательное – по сравнению с отношением несколько лет назад подвижки значительные и ситуация с пандусом скорее нехарактерная.

В городе мы и другие общественные организации проводим работу на протяжении ряда лет: мы стремимся, чтобы наше общество стало инклюзивным, и это дает результаты. Постепенно для людей становится нормой, что есть люди, которые отличаются от них.

Это прививка человечности, она заставляет нас посмотреть на себя по-другому. Хотя нам вместе еще предстоит пройти долгий путь – такие вещи не делаются быстро!