Стальновы. Типичная семья провинциальных благотворителей

Можно войти в историю и остаться в памяти на долгие годы, даже прожив всю жизнь в тихой провинции и не совершая будоражащих поступков. Потому что подвиги бывают разные

krm_10_02

Дом Стальновых. Фотография начала XX в. 
Фото с сайта www.hotel-sadko.ru

Общие интересы

Все началось с пиво-медоваренного завода «Богемия», который в 1878 году основали в Великом Новгороде И. М. Стальнов, Г. М. Сметанин и К. С. Садовский. Это было крупное, современное по тогдашним меркам производство. Там даже бутылки использовались фирменные, изготовленные на заказ, со стилизованным изображением герба Великого Новгорода.

Естественно, концессионеры немало общались друг с другом. Что называется, дружили семьями. У Григория Сметанина подрастала дочка Ольга. У Иоакима Стальнова – сын Леонид. Не удивительно, что они были сызмальства дружны. Вместе проводили семейные праздники, играли одними и теми же игрушками, а взрослея – обсуждали всевозможные юношеские проблемы – и серьезные, и легкомысленные. Впрочем, в этом возрасте кажется серьезным все.

Подобная детская дружба редко переходит в серьезное чувство. Как правило, у девушки появляются свои кавалеры, у юноши  – барышни. Друзья так и остаются друзьями, более того, становятся друг другу своего рода конфидентами – помогают разобраться в чувствах противоположного пола.

Этот случай, однако же, стал исключением. Молодые полюбили друг друга, а затем, к радости родителей, и поженились. А пресловутая общность интересов была обеспечена. В качестве совместного увлечения выступали не театры, рестораны и другие модные увеселения, а благотворительные дела.

Почему? Возможно, свою роль сыграл тот факт, что Сметанин-старший исполнял должность городского головы. Именно при нем в новгородском Кремле – так называемом Детинце – было налажено электрическое освещение, было реализовано множество других полезных новшеств. Оба семейства, что называется, жили и дышали проблемами городского хозяйства и это, конечно же, отражалось на мировосприятии детей.

А вообще, это странный вопрос – почему. Скорее непонятно, чего ради обеспеченные люди тратят деньги на дорогие побрякушки и деликатесы, хотя можно с их помощью улучшить мир вокруг себя. А деньги у супругов были – им в наследство досталось процветающее производство, тот самый пивзавод «Богемия», а также приличная недвижимость в городе.

История, образование, спорт

Благотворительным «коньком» Ольги Григорьевны Стальновой было народное образование. Она была попечительницей Четвертого женского училища, членом Общества пособия недостаточным учащимся учебных заведений Новгорода, секретарем Общества народных университетов. В городе первой гражданской вольницы практически каждый нуждающийся так или иначе пересекался с этой деятельной и жертвенной дамой.

Сфера деятельности супруга несколько отличалась. Член уездного земского собрания, гласный городской Думы, почетный смотритель четырехклассного городского училища, член губернского попечительства детских приютов, член комитета Попечительного о тюрьмах общества, участник всевозможных съездов, в том числе столичных. Особую любовь питал он к спорту — возглавлял Новгородский спортивный кружок. Интересовался историей – был членом Новгородского общества любителей древностей. Помимо всего прочего пожертвовал 5000 рублей на реставрацию – раскрытие древних фресок в церкви Федора Стратилата. Сам коллекционировал древности, и то и дело дарил городу что-нибудь из своего собрания. Древний сафьяновый сапог из озера Ильмень по сей день находится в витрине новгородского музея.

Удивительно, откуда у него хватало на все это времени – ведь глава семейства, окончивший один из столичных институтов по специальности инженер-технолог, занимался не только общим, коммерческим руководством пивзавода, но и технической стороной этого дела.

Стараясь успеть многое, Стальнов часто лишал себя удовольствия самому полностью погрузиться в то или иное увлекательное дело. Так было, к примеру, с той же реставрацией храма. Выделив необходимую денежную сумму, он доверил работы своим помощникам, сам же продолжил заниматься более скучными, рутинными, но столь необходимыми вещами.

Современники не всегда относились к этому с пониманием. В частности, искусствовед и рестовратор Александр Иванович Анисимов выступал с упреком: «У Феод. Стр-та было семь, если не больше, нянек, но из них некоторые не были на работах ни разу. Стальнов только раза два за все три года поднялся на леса, Романцев и Муравьев не решались идти выше первого этажа, и, в конце концов, только Пав. Ив. и я знали, что и как делается в церкви».

В другой раз сетовал: «я напомнил Арсению роль «комиссии» у Федора Стратилата: было много членов, но Чириков приезжал только изредка, Покрышкин еще реже, Стальнов и Романцев интересовались только расходами, а работали только двое – Пав. Ив. и я».

И недосуг было Анисимову и «Пав. Ив.» задуматься о том, что Стальнов рад бы проводить за реставрацией дни напролет, но мешают другие дела, в том числе и дающие средства для храма.

Семейные проекты

Впрочем, были у Стальновых и свои, можно сказать, семейные проекты. В первую очередь это, конечно, бесплатная библиотека имени Николая Некрасова. Она была открыта в собственном доме супругов на Разважинской улице. К началу Первой мировой войны библиотека насчитывала 2134 тома. По современным меркам – не так много. Но для того времени – цифра довольно внушительная. Книга тогда и стоила дороже, и ценилась выше.

Обоих супругов захватывала идея устройства в Великом Новгороде Общественного народного клуба. Цель его была традиционна для подобных учреждений – отвлечь простой народ от бутылки, приохотить его к более интересным и социально полезным вещам. Именно благодаря энергии Стальновых этот клуб получил новое здание в самом центре города, на Предтеченской улице.

В один же из своих домов супруги отвели под Александровскую земскую учительскую семинарию. Она была основана в 1901 году и получила свое имя «в память в бозе поичившего императора Александра II». В ней в основном обучались крестьянские дети, за обучение которых плата не вносилась – важно было выдержать экзамен. Не удивительно, что среди слушателей почти не было шалопаев, озабоченных одними только шалостями. Наоборот, как отмечало руководство, большинство учащихся «проявляло хорошие задатки, отличалось серьезным отношением к делу, трудолюбием, правдивостью и добродетельностью».

Слушатели обучались самым разнообразным дисциплинам, участвовали в практических занятиях, совершенствовались физически, музицировали, и даже ездили на ближние и дальние экскурсии. Вот отчет об одной из подобных поездок, составленный директором Д. Соболевым: «Осмотрели древние и новые храмы Киево-Печерской лавры, сады, памятник святому Владимиру… 23 мая экскурсанты приехали в Бахчисарай, осмотрели ханский дворец, развалины Караимского города Чуфуть-Кале и пещерный город… В Севастополь прибыли 24 мая. В течение 3 дней посетили исторический музей, панораму Севастопольской обороны, Братское кладбище, Инкерман и развалины Херсонеса. Вечером ходили  на приморский бульвар, любовались морем и слушали оркестр… . 27 мая экскурсанты отправились пешком в Ялту, наняв для вещей маджару. По дороге остановились осмотреть Георгиевский монастырь, Балаклаву… Алупку с прекрасным парком и дворцом графа Воронцова… В Ялту прибыли 30 вечером. Поднялись на вершину Ал-Петри,  любовались чудным видом на море и окрестности. Посетили Никитский сад, где осматривали редкие деревья и прослушали лекцию о приготовлении виноградных вин… Из Ялты на пароходе отправились обратно в Севастополь и оттуда в Москву». Да, экскурсии все те же, сколько бы дет ни пришло. Но  – даже не верится, что речь идет о детях, которые при ином стечении обстоятельств, ничего кроме своего убогого хозяйства и не знали бы.

Склад характера

Увы, Ольге Григорьевне было написано судьбой скончаться очень рано – в 1911 году, в тридцатилетнем возрасте. На панихиде ее называли «Лучшей гражданкой Новгорода» — в память о свободном прошлом города именно слово «гражданин» считалось здесь самым достойным. На сороковины газета «Новгородская жизнь» опубликовала стихи:

Как в поле цвет весенний мая

Внезапно срезанный серпом,

Она угасла. Молодая.

Она уснула вечным сном.

С душою чистою и ясной

Любви ко всем всегда полна,

Добра, она была прекрасна

Как жизни ранняя весна.

В наш век расчета и наживы

Она умела сохранить

В душе прекрасные порывы

И всех и все могла любить

Для блага всех она трудилась

Желая счастья для людей

И к свету истины стремилась

Душой отзывчивой своей.

На отпевании присутствовал, что называется, «весь Новгород» –  городской голова, гласные городской думы, гимназистки и воспитанницы городского училища. Несчастный вдовец пожертвовал в честь этого печального события тысячу рублей на потребности Новгородского народного университета.

А в Некрасовской библиотеки был вывешен ее портрет.

Судьба же Леонида Иоакимовича, к сожалению, неизвестна. Он, как и многие провинциальные купцы-благотворители пропал в водовороте революционных и послереволюционных событий. Увы, люди такого склада были в большинстве своем идеалистами, не приспособленными к выживанию в подобных катаклизмах.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.