Справедлив ли приговор Егору Бычкову?

12 октября Дзержинский суд города Нижнего Тагила Свердловской области приговорил 23-летнего руководителя Нижнетагильского филиала фонда «Город без наркотиков» Егора Бычкова к трем с половиной годам заключения в колонии строгого режима

12 октября Дзержинский суд города Нижнего Тагила Свердловской области признал 23-летнего руководителя Нижнетагильского филиала фонда «Город без наркотиков» Егора Бычкова виновным в похищении людей и незаконном лишении их свободы и приговорил к трем с половиной годам заключения в колонии строгого режима. Это решение вызвало такую бурную общественную реакцию, что в тот же день президент РФ Дмитрий Медведев поручил Генеральной прокуратуре Российской федерации взять дело под контроль. Многие убеждены, что Бычков стал жертвой наркомафии, сводившей с ним счеты.

Фонд «Город без наркотиков» был создан в Екатеринбурге в 1999 году. По словам вице-президента фонда Евгения Маленкина, за это время реабилитацию в нем прошли около 8 тысяч человек, в настоящее время лечится 180. Правда, слово «лечится» сотрудники фонда не употребляют, так как не признают своих подопечных больными. «Наркомания – не болезнь, а особая форма распущенности и одержимости», – утверждает Маленкин. Судя по всему, это не только его личное мнение, но и позиция фонда. Детоксикацию поступившим на реабилитацию проводят без помощи лекарств, но ограничивая их в еде. Как объясняет Маленкин, через какое-то время у человека появляется естественное чувство голода, которое вытесняет тягу к наркотикам. В реабилитацию также входят спорт, трудотерапия, просмотр фильмов, встречи со священником. Срок пребывания в центре- год,потом еще год сотрудники отслеживают судьбы своих подопечных.

По этому же образцу в конце 2007 года был создан филиал в Нижнем Тагиле. Но 21 мая 2008 года прокуратура закрыла его и распустила воспитанников (в то время там проходило реабилитацию 40 человек). Против Егора Бычкова было возбуждено уголовное дело. Почти все считают такой приговор слишком суровым, некоторые убеждены, что вообще не было поводов для возбуждения уголовного дела. Адвокат Бычкова Анастасия Удеревская подала кассационную жалобу. Но вот к методам реабилитации в «Городе без наркотиков» люди относятся по-разному. Насколько эффективна деятельность фонда и справедлив ли приговор, мы спросили наркологов и священников Екатеринбургской епархии:

Евгений БРЮН, доктор медицинских наук, директор Московского научно-практического центра наркологии:
—Приговор Егору Бычкову неоправданно суров, и Егор, безусловно, нуждается в нашем сочувствии и снисхождении. Но методы, которыми оказывают помощь в фонде «Город без наркотиков», с научной точки зрения не выдерживают никакой критики, о чем я не раз говорил лично Евгению Ройзману. Пока у нас нет законов, регулирующих взаимоотношения общества и наркоманов, поэтому и появляются такие непрофессиональные центры. Нельзя оставлять больного без медицинской помощи. Наркомания входит в международную классификацию болезней. Конечно, это и духовная, и психологическая, и социальная проблема, но в первую очередь все же медицинская. У наркоманов хроническое расстройство психики, и в первые недели, месяцы, а иногда и годы, они нуждаются в постоянном наблюдении и сопровождении врачей. «Город без наркотиков» предлагает средневековые методы. А еще Данте писал, что благими намерения вымащивается дорога в ад.

Алексей ШЕВЦОВ, кандидат медицинских наук, нарколог, психотерапевт:
—Сегодня много говорят о защите гражданских прав наркоманов и часто забывают о гражданских правах людей, которые их окружают: родственников, врачей, да и любого встречного. Это, на мой взгляд, перекос. О деятельности фонда «Город без наркотиков» я знаю только понаслышке, но то, что я слышал, возражений не вызывает. Вроде там ограничивали их свободу, привязывали. Но ведь каждый, кто соглашался пройти реабилитацию в этом центре, был заранее информирован, что такое возможно. И привязывали, как я понимаю, тех, у кого начиналась ломка, во время которой такие методы практически безопасны для здоровья. На мой взгляд, Егор Бычков достаточно просто и эффективно решал задачу по снятию наркоманов с систематического приема. И, что тоже немаловажно, очень дешево. Это был не бизнес, а спасение людей из безвыходной ситуации.

Считаю, что в данном случае дышло закона повернуло не в ту сторону. У государства не хватает сил, чтобы справиться с наркобизнесом, но есть силы, чтобы справиться с одиночкой, добровольно взявшим на себя ту же миссию. Вместо помощи от государства Егор получил срок. Обидно и несправедливо.

Протоиерей Геннадий ВЕДЕРНИКОВ, Настоятель храма святого благоверного князя Александра Невского г. Нижний Тагил Свердловской области, благочинный Горнозаводского церковного округа, духовник нижнетагильского филиала «Город без наркотиков»:
—Реабилитационный центр был создан по многочисленным просьбам несчастных родителей, которые использовали все известные способы лечения своих детей, не имея большой финансовой возможности для этого. В основу нашего центра легли эффективная методика и практика существующего екатеринбургского реабилитационного центра «Город без наркотиков», который возглавил Егор Бычков, прихожанин храма Александра Невского. Целью совместной работы прихода с реабилитационным центром были вывод наркозависимых из состояния ломки с помощью поста и духовной работы над собой. В программу реабилитации входили беседы со священником, просмотр профилактических фильмов, чтение духовной и светской литературы, исповедь и святое причастие. Проживающие в центре выезжали на природу, занимались споротом, благоустраивали помещения и территории, начали строить спортзал. В перспективе рассматривался переезд центра в сельскую местность, создание своего хозяйства и дальнейшее трудоустройство людей, прошедших там реабилитацию.

Также Егор Бычков работал совместно с правоохранительными органами, помогал им в раскрытии и задержании наркоторговцев. С его участием было совершено 180 операций. Велась профилактическая работа в школах, техникумах и вузах. Круглые столы, конференции и диспуты многих спасли от гибельной пробы наркотиков. По статистике в городе в 2 раза снизилась смертность от передозировок.

В городе от двадцати до тридцати тысяч наркоманов и каждому из них нужна доза, которая стоит тысячу рублей. Не трудно посчитать, какие деньги имеют наркоторговцы и те, кто их крышует. Егор и деятельность центра перешли дорогу наркоторговцам и «оборотням» в погонах. Неоднократно были предупреждения и угрозы в адрес Егора и меня как со стороны следственных органов, так и криминальных структур. Начались прокурорские проверки, прокуратура закрыла центр и против Егора было возбуждено уголовное дело.
Родители потеряли последнюю надежду, наркозависимые, не долечившись, попали в тюрьму, двое умерли от передозировки. Тех же, кто давал показания, не могут найти, они даже отсутствовали на суде.

Приговор Егору – удар по общественной инициативе и по тем, кто хочет жить в городе без наркотиков. Прошу всех помолиться о спасении Егора из заключения и умягчении злых сердец.

Протоиерей Фома АБЕЛЬ, клирик Ново-Тихвинского женского монастыря в Екатеринбурге, директор православного приюта для девочек во имя преподобномученицы Великой княгини Елисаветы при монастыре, член Комиссии по помилованию при губернаторе Свердловской области:
—Я считаю, что приговор Егору Бычкову не имеет никакого отношения к правосудию. Людей привезли к следователю прямо из реабилитационного центра, где они в это время переживали ломку, и не отпускали до тех пор, пока они не написали заявления на Егора. Наркомана во время ломки можно заставить подписать все, что угодно. На суде некоторые из истцов отказались от своих показаний – сказали, что во время написания заявлений находились в состоянии наркотического опьянения, а на самом деле ни к фонду, ни лично к Егору никаких претензий не имеют. Другие просто не явились в суд, хотя повестки разослали всем. Одного привезли под конвоем, но он сбежал из зала суда. То есть ни одно из заявлений, на основании которых было возбуждено уголовное дело, в суде не подтвердилось.

Кроме того, суд считает доказанными четыре случая похищения людей. По чьей инициативе они проводились? Родители подписали договор с фондом, то есть являются организаторами и заказчиками похищения. И если уж возбуждать уголовное дело за похищение, то в первую очередь обвинение должно быть предъявлено организаторам, а не только исполнителям. По букве закона родители виновны, поскольку дети совершеннолетние. Но нетрудно догадаться, какое справедливое негодование в обществе вызвал бы такой уголовный процесс. Все мы понимаем, что эти родители – жертвы наркозависимости своих детей (наркоманы жизни не дают своим близким и всем, кто их окружает). Возможно, они сами где-то недоглядели за детьми, что-то упустили в воспитании, но точно никто из них не желал своим детям зла. И обратились они в фонд за помощью от отчаяния, поскольку сами совладать со своими великовозрастными детьми-наркоманами не могли. И если по букве закона их можно привлечь к ответственности, то по духу такой суд стал бы глумлением над справедливостью. Поэтому никому даже в голову не пришло (а может – поостереглись) привлекать родителей. Но ситуация, когда за одно и то же формально не совсем законное действие судят исполнителя и не судят организатора, не имеет никакого отношения к правосудию. И это не может не навести на мысль, что с Егором просто сводили счеты.

Я не юрист, но в Комиссии по помилованию мне часто приходится изучать юридические документы. Многие юридические формулировки у не юриста вызывают, мягко говоря, недоумение. Например, одна из самых ярких: «Нанесение тяжких телесных повреждений, по неосторожности повлекших смерть потерпевшего». Чем такая «неосторожность» отличается от убийства? Так пишут, когда суд не смог доказать умысел убийства. Я неслучайно вспомнил именно эту формулировку. Егора обвиняют в истязаниях. Получается, что он так «истязал» людей, что некоторые из них «по неосторожности» избавлялись от наркотической зависимости. При этом ни у кого из «истязаемых» не обнаружено никаких телесных повреждений. И в психиатрических больницах фиксируют (то есть привязывают) буйных пациентов, поскольку в таком состоянии они опасны и для себя, и для окружающих. И в Евангелии мы читаем о гадаринском бесноватом, который разрывал цепи. А цепи на него надевали не изверги, а люди, пытавшиеся его спасти. Какой у Егора был умысел? Мне очевидно, что любовь и сострадание. А какой был умысел у тех людей, которые «освободили» этих несчастных из реабилитационного центра и отпустили колоться? «По плодам их узнаете их».

В нашей комиссии по помилованию произошли некоторые изменения, назначен новый председатель. Первая встреча в новом составе состоится 20 октября. Я жду этого дня, чтобы поднять тему Егора. Но пока говорить о позиции всей комиссии я не могу. Это орган коллегиальный – решение там принимается большинством голосов.

Леонид ВИНОГРАДОВ

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Поможем тяжелобольным старикам приобрести средства ухода

Участвовать в акции

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться

Для улучшения работы сайта мы используем куки! Что это значит?