О них мало пишут в газетах, почти не показывают по телевизору, никто не знает, как к ним относиться. Мы поговорили с участниками Специальной Олимпиады и их тренерами

История Игр для людей с диагнозом «умственная отсталость»

Олимпийские игры – это спортивные соревнования среди лучших спортсменов в мире. Об этом вам скажет любой ребенок. Так было в Древней Греции, так остается и в наши дни.

К разговорам об обычной Олимпиаде в последние годы также прибавились обсуждения Паралимпийских игр: соревнований для инвалидов. Людьми, которые, превозмогая себя, добиваются контроля над нездоровым телом, гордятся не меньше, чем медалистами стандартных соревнований. О них много пишут в газетах, часто показывают по телевизору и организуют мероприятия в их поддержку.

Однако есть еще одна Олимпийская ступень, о которой говорят гораздо меньше – Игры для людей с диагнозом «умственная отсталость». Победителей таких соревнований не видно на экранах, с ними не делают интервью: наше гуманное общество, милосердно относящееся к физическим инвалидам, умственных предпочитает не замечать.

Диагноз «умственная отсталость» ставят, если у человека зафиксировано неполное развитие психики, которое сопровождается интеллектуальными нарушениями. Как правило, это снижение интеллекта, плохая память, отсутствие интереса к происходящему и эмоциональные нарушения.

Такие больные развиваются в течение жизни, но происходит это весьма непредсказуемо, иногда скачками, и чаще всего со значительным отставанием. Нередко вместе с умственной отсталостью ставят и другие диагнозы: церебральный паралич, шизофрения, неврологические расстройства, которые часто сопровождаются дезориентированностью, плохой координацией движений и т.д.

О том, что физические упражнения благотворно влияют на развитие психики, было известно многим поколениям до нас, но о том, чтобы внедрить профессиональный спорт в жизнь людей с умственными отклонениями, речь зашла относительно недавно.

Специальная Олимпиада появилась всего 47 лет. Ее существованием мир обязан Юнис Кеннеди Шрайвер – сестре Джона Кеннеди.

В 1962 году она организовала ежегодный спортивный лагерь для детей с интеллектуальными нарушениями. Желание Юнис Кеннеди Шрайвер заинтересовать школьников с тяжелыми психическими диагнозами спортом родилось в результате ее знакомства с исследованиями доктора Франка Хайдена – канадского профессора в области спорта и физической культуры.

Он доказал, что люди с умственной отсталостью могут и должны заниматься спортом, и настаивал, что детям с интеллектуальными нарушениями необходимо не просто получить возможность тренироваться, но и делать это под руководством профессионалов.

Старшая сестра Юнис Кеннеди – Роза Кеннеди – страдала умственной отсталостью, и хотя Юнис отмечала в своих интервью, что Специальная Олимпиада не должна фокусироваться на одном человеке, безусловно, к созданию лагеря, а потом и идее проведения Игр ее подтолкнула болезнь сестры.

Первые Специальные Олимпийские Игры прошли при поддержке семьи Кеннеди в Чикаго в 1968 году. В них приняли участие полторы тысячи спортсменов из Канады и Штатов. В том же году Специальная Олимпиада стала благотворительным фондом, и было решено проводить игры в стандартном Олимпийском формате: раз в четыре года – зимние, раз в четыре года – летние.

Последняя Специальная Олимпиада прошла в Лос-Анджелесе в июле этого года. От России в Штаты полетели 144 спортсмена (всего в Играх участвовали 6500 человек). Они заработали 119 золотых, 50 серебряных и 42 бронзовые медали.

В России к этим соревнованиям готовят спортсменов с умственной отсталостью как во время частных тренировок (в случае если семья, один из членов которой имеет инвалидность, может оплачивать занятия), так и в коррекционных школах, и в интернатах или ПНИ (психоневрологических интернатах).

В ПНИ содержатся люди с нарушением психического развития, в том числе люди с умственной отсталостью. Сейчас в необходимости и даже потребности в занятиях спортом людей с трудными диагнозами никто не сомневается. В результате, залы для занятий лечебной физической культурой и спортивные площадки на улицах, как минимум, есть в каждом интернате.

В некоторых же заведениях спорту уделяют особое внимание. Так, в 20-м психоневрологическом интернате есть собственный ФОК – физкультурно-оздоровительный комплекс. Всего в этом интернате проживают более 500 человек с психическими расстройствами.

Почти 30 человек регулярно принимают участие в соревнованиях как городского, общероссийского, так и мирового уровня. На Специальную олимпиаду в Америку в этом году от интерната поехали 8 человек. Они завоевали 6 медалей: 3 золотых, 1 серебряную, 1 бронзовую.

Только в 20-м и 32-м интернатах Москвы есть ФОКи, где с проживающими в доме-интернате занимаются спортом профессиональные инструкторы. Так, в 20 ПНИ работают пять тренеров-преподавателей по физической культуре. Их силами здесь организованы секции по плаванию, настольному теннису, бадминтону, волейболу, дзюдо, гребле и др. направлениям. Также тренеры вывозят своих подопечных в город играть в боулинг, на гору для занятий горными лыжами и сноубордом, водят их в походы.

О том, что где-то есть место, где люди с сохранным интеллектом посвящают свою жизнь занятиям спортом с умственно отсталыми, трудно не то что помнить, но даже знать. В современном обществе принято говорить об инвалидах, помогать им, но это касается физических инвалидов. К интеллектуальным нарушениям толерантности гораздо меньше. Во всяком случае – пока.

Тренеры

Мы поговорили с двумя тренерами Психоневрологического интерната № 20. Дмитрий Коваленко и Алексей Объедков готовят олимпийских чемпионов. Только не тех, о ком говорит вся страна, а тех, о ком предпочитают молчать.

Дмитрий Коваленко, тренер-преподаватель, мастер спорта международного класса по гребле

– Дмитрий, первый вопрос к вам, конечно, очевидный: почему вы стали работать в психоневрологическом интернате?

– Я даже не думал, что когда-то буду работать с инвалидами. Просто пришел на собеседование и остался. Моя жена работает в похожем учреждении, и она мне сказала, что здесь есть вакансия.

Перед тем, как я приступил, мне предложили съездить на соревнования, посмотреть, как это все происходит. Эти соревнования я никогда не забуду: ведь посмотришь на этих ребят и никогда не подумаешь, что у них проблемы со здоровьем, и только когда плотно общаешься уже, видно, что кто-то плохо говорит, у кого-то проблемы с коммуникацией. А с виду – адекватные люди, и сейчас я уже знаю, что среди них много интересных людей и даже с хорошим чувством юмора.

– Какие занятия вы проводите в ФОКе?

– Начинал в тренажерном зале, занимался с ребятами на беговых лыжах. А потом мы решили развивать тему гребли: до нас этот вид спорта представляла только Самара. В 2013-м году мы купили гребной тренажер, и я начал тренировки.

– Бывает так, что кто-то приходит к вам на занятия, а потом понимает, что со своим диагнозом не справляется с поставленной задачей?

– Да, конечно, вот, например, Ваня ко мне ходил. У него церебральный паралич, но он очень хотел заниматься, и мы даже придумали ему привязывать весло к руке, потому что он не мог его зажимать. Но в результате стало ясно, что по состоянию здоровья он все же не тянет. Как правило, если в одном виде спорта у кого-то из наших ребят не получается, они идут и пробуют себя в другом.

Алексей Объедков, тренер физической культуры

– Алексей, как долго вы работаете в ПНИ?

– Уже 14 лет здесь работаю. А с 1996 года занимаюсь Специальной Олимпиадой. Я учился в Московской государственной академии физической культуры на факультете реабилитации и работать с инвалидами начал еще в студенчестве. Мы тогда с другом организовывали своими силами соревнования для особых спортсменов, и на одних играх я познакомился с женщиной, которая работала в детском доме.

Им нужен был специалист по физкультуре, и я согласился попробовать. Потом ушел в армию, и уже после – сюда, в 20-й интернат.

– И никогда не думали начать работать с обычными спортсменами?

– Были мысли пойти работать в тренажерный зал, но вообще нет. И я не жалею ни о чем. Здесь условия отличные, хорошее руководство, сама работа интересная. Вообще, думаю, просто нужно любить свою работу и ребят, которые приходят к тебе на тренировки.

– Для ребят очень важны медали, первые места. А для вас?

– Конечно, приятно, когда они побеждают, это же спорт. Но в первую очередь я знаю, что, если они не получат медаль, их мотивация резко снизится, и вероятно, они вообще перестанут ходить на занятия. Но конечно, у занятий спортом в таком режиме совсем другая специфика.

Я не гонюсь за результатом, скорее, речь идет о социальной адаптации через спорт, реабилитации. Важно дать спортсмену самореализоваться через спорт, поддерживать самые маленькие его достижения. Если, например, на прошлой тренировке не добрасывал до кольца баскетбольного, а сейчас может до шита – это уже достижение. И надо это поощрять.

Олимпиада по другим правилам

В России к этой Олимпиаде готовятся в некоторых психоневрологических интернатах (штатные единицы для профессиональных тренеров есть только в двух московских интернатах), в нескольких коррекционных школах и на индивидуальных занятиях. И хотя подготовка по факту проходит не в таком режиме, как у спортсменов обычной Олимпиады, преодоления себя в ней не меньше.

d1acd470-fdea-450e-9cdc-e83da24cad3b

Участников Специальной Олимпиады делят перед соревнованиями на дивизионы согласно уровню подготовки и физическому состоянию. Хорошо подготовленных спортсменов направляют в сильную группу, а тех, у кого умственная отсталость сопровождается другими диагнозами (например, церебральным параличом), – в слабую. Количество дивизионов каждый раз варьируется, в зависимости от представленных видов спорта и числа спортсменов.

Психоневрологический интернат (ПНИ) № 20 в Москве – одно из тех мест, где готовят людей с умственной отсталостью к участию в спортивных соревнованиях, а не только занимаются спортом для улучшения общего состояния пациентов.

В ПНИ работают пять тренеров-преподавателей. С их помощью к летней Специальной Олимпиаде, которая прошла в Лос-Анджелесе в июле этого года, в интернате подготовились 8 спортсменов. Из Штатов они вернулись с 6 медалями: тремя золотыми, одной серебряной, двумя бронзовыми.

Как проходила подготовка к Играм, и что такое спорт в жизни людей с диагнозом «умственная отсталость», мы решили спросить у самих победителей.

5c52bbff-5044-4802-b33c-90d506e51a5e

Шокина Наталья, 30 лет. Участник Олимпиады в Лос-Анджелесе в первом дивизионе по гольфу

– Я с детства по интернатам живу. Вот сейчас работаю, спортом занимаюсь.

– А какие виды спорта ты любишь?

– Все: гольф, волейбол, легкую атлетику, лыжи, теннис, баскетбол, боулинг.

– Гольф нравится больше всего?

– Нет, боулинг нравится. По гольфу у меня плохие результаты на Олимпиаде были, потому что не было возможности тренироваться. Мы в зале стены покрывали матами и старались просто мяч приподнимать и по чуть-чуть так…

– То есть на поле не было возможность часто тренироваться?

– Не было. А на поле совсем другое ощущение: в Лос-Анджелесе радость такая была, я ведь мечтала увидеть эти большие поля. Но кошмар, я растерялась, сразу слезы, думала, меня на скорой увезут. А когда выходишь на поле, нужно не волноваться, не думать ни о чем, думать о хорошем, идти вперед, вперед, вперед.

6c5153b1-867a-4884-bd9d-2b0ec5c47c7c

Олимпиада в Лос-Анжелисе: награждение

Вообще, это очень серьезно, этот гольф, а они туда впустили интервью, и даже нам об этом не сказали, именно на финал, когда мы начинаем входить в игру. У меня уже не пошла игра, не пошла клюшка. Я подумала: «Все, никому ничего говорить не буду, объяснять, никакие интервью, слышать вообще не хочу про этот гольф. Все, что мое потеряно, уже все, навсегда. Не хочу больше этот гольф.

– Какая у тебя цель сейчас?

– В идеале мне бы хотелось тренироваться и быть, как те, с кем я играла, с сильнейшими подгруппами. Ведь мой удар шара – он, максимум, – сто метров, даже сто пятьдесят не долетает, а должен дальше лететь. Но теперь я боулингом занимаюсь.

– Расскажи, в какой стране из тех, где ты была, больше всего понравилось?

– В Италии. У нас была там переводчица Кьяра, ее дали нам, чтобы она нам переводила их языки. Она нам помогала, водила к своим, у нее дружная семья. Кормила нас, поила, а потом мы все взяли вместе, собрались и сделали большой им подарок.

ccf3f371-abe3-4e5f-9862-884696b1ba49

Боешко Наталья, 29 лет. На Олимпиаде в Лос-Анджелесе показала первый результат в первом дивизионе по гребле на 500 метров

– Какая у тебя боевая фамилия!

– Да, Боешко Наталья Николаевна.

– Можно я без отчества писать буду?

– Да, я ведь еще маленькая.

– Ну, расскажи, как началась твоя спортивная карьера.

– Первый раз на самолете я полетела в Италию в 2008 году, и там по бочче заняла второе место. Потом в Польшу летела, там бадминтон был. Потом – Афины: по волейболу, и вот в этом году Лос-Анджелес, гребля на байдарках.

– Нравится тебе за границей?

– Да, даже возвращаться не хочется. Вот в Италии, например, они не русские, а нас встречали и все кричали: «Россия».

– А почему меняешь виды спорта, почему не занимаешься все время одним и тем же?

– Надо ведь новые виды спорта осваивать.

– А если, например, в следующем месяце будут соревнования по бадминтону, станешь участвовать?

– Если позовут, буду.

– Какой самый сложный вид спорта для тебя?

– Гребля, конечно.

– То есть больше не будешь греблей заниматься?

– Почему, буду, и сейчас занимаюсь.

– Как часто тренировки в интернате?

– Два раза в неделю: понедельник и воскресенье. Но чаще и не получается, я же работаю.

– Где ты работаешь?

– В спортивном комплексе «Сфера», уборщицей. В интернате живу, тренируюсь, а вечером на работу езжу.

– А вам дают какое-нибудь особое питание во время подготовки к соревнованиям?

– Это вы про протеины что ли? Нет-нет, мы без протеинов, у нас такого нельзя, мы свои любим силы показывать.

42b8c78e-d93c-4c83-be2f-81964d2097af

– Бывает такое, что ты очень устаешь и не хочешь идти на тренировку?

– Бывает, но я никогда не пропускаю. Вообще, нельзя показывать себя, опускать себя на каком-то спорте, нужно держаться. Если я сказала, что займу какое-нибудь место, я займу. У меня хоть слезы будут идти и пот, но я займу, я докажу, что тренировалась не зря.

Федоров Николай, 32 года. На Олимпиаде в Лос-Анджелесе занял второе место в первом дивизионе по боулингу. Трехкратный победитель Зимней Олимпиады 2013 года по сноуборду

– Где ты уже выступал?

– В первый раз я полетел в Грецию в 2011 году, там был боулинг: я в одиночном занял пятое место, в командном – второе. Потом в Южной Корее был, там зимняя Олимпиада проходила, на сноуборде катался, потом – Лос-Анджелес.

– Сейчас у тебя какие тренировки есть?

– На боулинг вот хожу два дня в неделю, а так, времени мало свободного, я ведь работаю в спортивном комплексе «Сфера», убираюсь там по утрам: встаю в 5 и до 12 работаю.

– Ты сильно на соревнованиях нервничаешь, как себя успокаиваешь?

– Да, нервничаю, особенно когда первый раз на сноуборде катался в Екатеринбурге: там высота такая… Я подумал, вы что, издеваетесь. Особенно проблема была у нас всех с подъемником. Это ужас. Кататься-то умеем, а вот как подниматься, не знали. Я с трудом осилил подъемник, один раз упал.

0cb64042-ddf9-45c7-97bf-8491cf65ada6

Не просто лучшие, но и разные

Обе Наташи и Коля знакомы с детства: до ПНИ № 20 они проживали в одном месте – в детском доме-интернате № 11. Как вспоминает заместитель директора по ФОК ПНИ № 20 Марина Куропова, Наталью Боешко она увидела еще на детских соревнованиях много лет назад, и решила, что надо пригласить девочку жить в 20-й интернат, чтобы она имела возможность тренироваться в ФОК.

«В нашем интернате никогда нет свободных мест, поэтому негласная установка директора интерната – брать более спортивных деток. Такой ведь у нас тренерский состав мощный», – объясняет заместитель директора.

Марина Куропова рассказывает, что всего в интернате проживают более 500 человек: кто-то по состоянию здоровья не может заниматься спортом, кто-то занимается только лечебной физкультурой, а некоторые занимаются в спортивных секциях.

«Нет такого, чтобы они из-под палки каждый день ходили. Мы стараемся сделать так, чтобы им было интересно на занятиях, увлекаем, заботимся: помогаем помыться, переодеться после тренировки, ведь проживающим в интернате людям с физической инвалидностью каждое такое действие дается непросто. Даже одному человеку посвятить время, это уже важно, чтобы человек получил удовлетворение от нагрузки физической», – говорит руководитель ФОКа.

Тренеры спортивного комплекса при интернате отмечают, что стараются дать возможность участвовать в соревнованиях людям с разными возможностями. Это значит, что когда от Спортивного комитета, к примеру, приходят квоты на участие в каких-либо соревнованиях для умственно отсталых (как правило, в заявке просто написано: «По легкой атлетике ждем 4 спортсменов от учреждения»), от ПНИ № 20 стараются посылать не просто лучших, но и разных.

О том, чтобы такой политики придерживались в других коррекционных заведениях, пока можно только мечтать. Но именно это и должно быть ближайшей целью тех, кто занимается организацией спортивных соревнований для умственных инвалидов, считают сотрудники ФОКа: каждой способности – по возможности.