Псковская организация «Росток» спасла от психоневрологических интернатов 60 детей и накопила около 8 млн руб. долгов. Директор «Ростка» уже готов продать квартиру, но чтобы предотвратить закрытие «Ростка», другие НКО объявили в интернете срочный сбор пожертвований

Псковская организация «Росток» с 2000 года спасла от психоневрологических интернатов 60 детей – и накопила около 8 млн руб. долгов. Директор «Ростка» скорее готов продать квартиру, чем оставить подопечных на произвол судьбы и государства. Чтобы предотвратить закрытие «Ростка», другие НКО объявили в интернете срочный сбор пожертвований.

Фото с сайта pravdapskov.ru

Солидарность НКО: такого не бывает?
Автор этих строк ведет аккаунты в социальных сетях, принадлежащие одному благотворительному фонду. И нередко к нам обращаются с просьбой разместить информацию о том или ином сборе средств. Иногда мы отказываем без сожалений: мы помогаем старикам, и таких фондов мало, а больным детям, например, помогают много где и неплохо собирают без всяких фондов. Иногда не отказываем: бывало, что кто-то в регионах тоже брался помочь старикам из какой-нибудь, например, сельской больницы, и собирал некоторую сумму, которую наши подписчики собирали за полдня, а знакомые активистов из регионов могли бы не собрать и за месяц. Иногда мы сильно колеблемся и советуемся в команде фонда.

Но чтобы 14 НКО попросили помочь одному, писали бы у себя на всех площадках: «Дайте денег нашему коллеге», да просили бы не о 50 тысячах рублей, а о нескольких миллионах – вряд ли кто припомнит. Ведь известно, что жертвователей не бесконечное число, они «расходятся по интересам», и если ты просишь помочь таким же детям с аутизмом или отставанием, подопечным другого НКО, то сработает принцип «здесь прибыло, там убыло». Твоим собственным подопечным пожертвуют меньше – как минимум в этом месяце.

Но благотворители просят. Записывают видео, устраивают флешмоб, фотографируются с плакатами «Спасем Росток!». Просят дать денег. Почему? Тем более что эта акция поддержки была не ответом на отчаянную просьбу «помогите мне своим ресурсом», а собственной инициативой помогающих НКО, как признался создатель и директор «Ростка» Алексей Михайлюк.

Алексей Михайлюк Фото с сайта pravdapskov.ru

Итак, «Росток» поддержали фонд «Выход в Петербурге», СПб БОО «Перспективы», благотворительный фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам» (Москва), Центр лечебной педагогики (Псков), фонд «Обнаженные сердца», Центр лечебной педагогики (Москва), ОБФ «Родительский мост» (СПб), Социальная школа «Каритас» (СПб), БОО «Прибайкальский исток» (Иркутск), программа «Пространство радости» в БОО «Детский кризисный центр» (СПб), проект «Открытая среда» (СПб), КБОО «Игра Дей» (Красноярск), ОО помощи аутичным детям «Свет надежды» (Красноярск), БОО «Я и Ты» (Псков). Все это – «коллеги» Алексея Михайлюка, т.е. НКО, работающие с детьми с ментальными задержками или инвалидностью, хорошо знающие эту проблематику и способные оценить уникальность опыта «Ростка».

Почему «Росток» не должен закрыться

Опыт, когда детей с ментальной инвалидностью (настоящей или гипердиагностированной) выводят из интерната в семью, а потом из дома престарелых или психоневрологического интерната, где они жили бы до самой смерти за высоким забором, – на сопровождаемое или даже самостоятельное проживание, – для России и правда можно считать уникальным. После 18 лет их перевели бы из детского дома для инвалидов в дом престарелых или психоневрологический интернат, где они и жили бы до самой смерти (но вряд ли до старости).

«Росток» сопровождает 109 человек: 51 бывшего воспитанника Бельско-Устьенского детского дома-интерната для детей с умственной отсталостью, 31 члена их семей, 27 человек из числа жителей Порховского района – сироты, инвалиды и их семьи. В «Ростке» работают пять социальных квартир сопровождаемого проживания на 15 человек; социальный центр «Росток»; гончарная, столярная, швейная мастерские для инвалидов. Сотрудники «Ростка» – более 30 – специалистов охотно делятся своими знаниями, принимают группы специалистов из всех регионов России.

«Алексей Михайлюк (создатель «Ростка») увидел возможность, как можно у нас – не где-то «там» – помочь этим ребятам построить нормальную жизнь, создавать семьи, работать. Это ценнейший опыт – некоторый кусочек нашего будущего», – говорит Роман Дименштейн, председатель правления Региональной благотворительной общественной организации «Центр лечебной педагогики».

«Эта организация не просто помогает конкретным детям, а создала технологию вывода детей из системы, создания для них условий, в которых они могут жить, быть счастливыми, быть свободными. Очень хотелось бы, чтобы эта технология когда-нибудь стала распространена по всей стране. “Росток” делает то, что должно было бы делать государство, но что государство делать не хочет», – вторит Людмила Петрановская, психолог фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам».

«Мы работаем в интернате и каждый день думаем, как вывести детей из интерната, потому что ни в каком случае жизнь там не может быть нормальной. А Алексей просто взял и вывел. Вывел детей в семьи, вывел – что еще сложнее – 18-летних ребят, которые выросли в интернате для детей с умственными проблемами. Он вывел 60 судеб в свободное пространство, в реальные дома», – поддерживает Мария Терновская, директор благотворительного фонда поддержки детей, семьи и молодежи «Наша семья».

Елена Альшанская, директор фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам», просит поддержать «Росток» – и надеется, что такие же проекты будут создаваться и в других регионах.

Почему «Росток» оказался под угрозой

С одной стороны, вам говорят: уникальные специалисты, уникальный опыт. С другой – почти 8 млн рублей долгов. Восемь миллионов! В том числе налоговая задолженность по зарплатам. Как удалось увязнуть так глубоко? Алексей присылает мне раскладку по своим долгам – и за ней случайно тянется переписка, в которой потенциальный жертвователь спрашивает о том же: да умеете ли вы работать и обращаться с деньгами, если так разорились? «Умеем, каждую копейку бережем», – отвечает Михайлюк… Опыт в бизнесе есть.

«Росток» – по большому счету не фонд. Эту организацию создал один человек – предприниматель Алексей Михайлюк – и он же ее многие годы финансировал за счет своего бизнеса. В 2000 году он, уже тогда предприниматель, приехал в команде волонтеров в Порхов, что в 100 км от Пскова, – устроить концерт для детей-инвалидов в детском доме. Устроил, потом вернулся, потом еще раз вернулся, потом решил подарить им не музыкальные центры и даже не экскурсию в Псков, не экскурсию в жизнь – а саму нормальную жизнь. Так и появились эти социальные квартиры, педагоги-психологи, социальные психологи, мастерские. Всем им надо платить зарплату.

«Росток» рос быстрее, чем бизнес Алексея Михайлюка, и начали копиться долги. Он брал кредит, чтобы выплатить зарплаты, и другой кредит, чтобы вернуть первый и выплатить новые зарплаты. А потом начались санкции и ответные санкции. Бизнес Михайлюка – международные грузоперевозки – стал не бизнесом, а проблемой.

В итоге на ноябрь 2014 года общая сумма долгов «Ростка» – 7 985 255,80 руб.

Из них:
3 041 980,00 = займы 2010 – 2013 год;
1 843 275,80 = займы 2014 год;
1 200 000,00 = долги по зарплате с мая 2014 года;
1 900 000,00 = долги по налогам с зарплаты.

Задолженность по налогам возникла, когда в условиях дефицита денег имеющиеся средства тратились в первую очередь на прямую помощь подопечным (это зарплата сотрудников, которые оказывают эту помощь, и необходимые расходы на транспорт, электричество, связь, дрова и подготовку домов к зиме). В итоге налоговики заблокировали счет «Ростка».

Фото с сайта together.d3.ru

Проблема, которую не решить даже миллионами

На «Планете.ру» объявлен сбор в полтора миллиона рублей. Он перевалил за половину, но осталось всего две недели: 24 декабря акция будет завершена по правилам краудфандинговой платформы.

Может быть, читателя, который уже потянулся за банковской карточкой, беспокоит мысль: ну вот соберем мы им полтора миллиона, а может быть, даже два, они выплатят часть долгов – а дальше? Через полгода снова мольба «спасите «Росток»»?

– Что дальше? Возможны разные варианты, – говорит Алексей Михайлюк «Милосердию.ru». – Первый вариант: губернатор все-таки решится на финансирование гарантированных государством социальных услуг, то есть будет выплачивать зарплаты нашим сотрудникам из бюджета. Мы не просим выделять средства непосредственно на «Росток», это могут быть ставки специалистов в государственном центре социального обслуживания, если эти специалисты будут помогать нашим ребятам.

Чтобы продолжать сопровождение уже спасенных от «системы» ребят, нужно 9,6 млн рублей на 2015 год, из них 500 тысяч рублей в месяц на зарплаты психологов и педагогов, а 300 тысяч рублей в месяц – на мастерские для ребят и административно-государственный блок.

– Мы ведем переговоры, чтобы областная администрация выделила 6 млн рублей на 2015 год, т.е. 500 тыс. на каждый месяц. Тогда нужно будет найти еще 300 тыс. в месяц от благотворителей. Если же администрация области откажет, придется искать благотворителей на 800 тыс. рублей в месяц. У нас нет подтвержденных спонсоров, но есть надежда, – говорит Алексей Михайлюк.

За одного битого двух небитых дают, а на поле поиска господдержки Михайлюк уже был бит. На 2014 год средства у администрации области уже просили – из расчета по 400 тысяч рублей в месяц, итого 4,8 млн рублей. Остальное должны были покрыть благотворители или сам Михайлюк. В декабре 2013 года помощь пообещали, но предупредили, что непосредственно платёж смогут сделать с небольшой технической задержкой.

– Под эти обещания мы продолжили работу и брали займы на выплату зарплат. В результате администрация области выделила средства на зарплаты только частично на август – декабрь, около 1 млн рублей вместо 4,8 млн рублей, – вздыхает руководитель «Ростка».

В принципе, если оптимистически оценивать новый закон «Об основах социального обслуживания», вступающий в силу с 1 января, то все подопечные Алексея Михайлюка смогут написать заявление, что хотят получать социальные услуги у него, а не в тех интернатах, из которых он их вытащил. Тогда финансирование, которое могло бы быть направлено на их содержание в интернатах, должно «пойти за человеком» – и быть перечислено в «Росток».

Это бы с лихвой решило проблему: на каждого проживающего в ПНИ Псковской области тратят по 20 тысяч рублей, на 50 сопровождаемых ребят «Росток» получал бы миллион… На круглосуточное сопровождение «Росток» тратит по 24 тыс. в месяц, но многим не нужна круглосуточная помощь – они лишь изредка обращаются к воспитателям.

Однако никаких конкретных решений по реализации закона в Псковской области пока нет, говорит Михайлюк.

Есть и третий сценарий, наименее конструктивный: московский бизнесмен продает свою квартиру, выплачивает долги «Ростка» и финансирует его работу в 2015 году…

Кто и как помогает «Ростку»

Годами Алексей Михайлюк справлялся сам. Если пожертвования и были – то, как и следовало ожидать, в основном из Москвы, а не из Пскова или тем более не из Порхова, говорит создатель «Ростка»

– Мне безумно приятно, что на Planeta.ru жертвует вся Россия от Калининграда до Владивостока, но и там больше всего переводов из Москвы и Санкт-Петербурга, – признает Алексей Михайлюк.

У «Ростка» есть аккаунт на краудфандинговой платформе «Благо.ру». За ноябрь 2014 года собрали около 37 тысяч рублей. За октябрь – 109 тысяч. А вот раньше было совсем глухо: за сентябрь 2800, за июль – 2000 рублей. Иногда за весь месяц – один перевод, когда на 14 тысяч, а когда на 300 рублей. Диагноз очевиден: денег просто не просили – вот никто и не давал.

– В прошлом году у нас был фандрайзер – ей удалось привлечь некоторые средства. 2 млн рублей пожертвовал фонд «Вольное дело» Олега Дерипаски (фонд проводит грантовый конкурс), был выигран грант фонда CAF Russia на 1 млн 100 тысяч рублей, были и другие пожертвования. Но специалист был московский, а организация псковская, возможности быть онлайн и описывать все наши события для потенциальных доноров у нее не было, поэтому частный фандрайзинг не развивался, – объясняет Алексей Михайлюк. – В самом Порхове мы не нашли человека, который писал бы тексты, способные привлекать деньги из Москвы и Санкт-Петербурга. Никто из наших психологов и педагогов тоже к этому не готов.

Алексей Михайлюк снова и снова упирает на очевидные обстоятельства: легко собирать деньги на яркие акции, на операцию больному ребенку (сделали операцию – отчитались), на что-то, что можно купить, привезти благополучателю и сфотографировать. На зарплаты сотрудников и текущую жизнь детей с умственными нарушениями собирать трудно. Тем более не все обстоятельства их личной жизни допустимо выкладывать в интернет. У многих есть родственники и соседи, да и сами дети не все готовы видеть в сети.

* * *
Проекту по спасению «Ростка» уже помогли более 660 человек. В награду за пожертвования можно получить блокноты, футболки, салфетки, декорированные по эскизам студентов центра «Антон тут рядом» в Петербурге, книги с автографами современных писателей. Это поможет сохранить нормальную жизнь для детей и подростков-инвалидов в Порхове, а психологам и педагогам – сохранить работу. Это немного на фоне статистики (в России около 3 млн человек с ментальной инвалидностью, из них 300 тысяч (каждый 10-ый) вынуждены всю жизнь провести в закрытых учреждениях – психоневрологических интернатах на 500 и 1000 человек). Но и организаторы акции «Спасем “Росток” вместе» просят не так уж много – сотню или две рублей – на фоне бюджета читателя интернета.