Сотрудники дома трудолюбия «Ной» через соцсети за два дня отыскали дочь умершего бездомного

Эту историю рассказали сотрудники дома трудолюбия «Ной». Ее главный герой – подопечный дома трудолюбия, один из тех, кто приехал в Москву и оказался на улице без денег и документов

Эту историю рассказали сотрудники дома трудолюбия «Ной». Ее главный герой – подопечный дома трудолюбия, один из тех, кто приехал в Москву и оказался на улице без денег и документов.

Дом трудолюбия «Ной» Фото: facebook.com

Осенью 2014 года Владимир получил черепно-мозговую травму и потерял документы, после выписки из больницы попал в ЦСА «Люблино». Чувствовал он себя неплохо, и как иногородний был направлен в место, где он мог восстановиться. Так Владимир оказался в доме трудолюбия «Ной».

Владимир вышел на работу и некоторое время чувствовал себя неплохо. Но на рождественских каникулах его здоровье ухудшилось. Однажды ему стало так плохо, что пришлось вызвать скорую. Врачи сказали, что опасности для жизни нет, госпитализировать не стали. Участковый врач рекомендовал обследоваться у невролога и ушел.

Сотрудники «Ноя» позвонили знакомому неврологу. Врач по телефону рекомендовал постельный режим и велел обязательно сделать МРТ. Утром Владимиру стало хуже. Скорая увезла его в больницу и через два дня он умер в реанимации.

«Я беседовала с Владимиром один раз, за 12 часов до госпитализации, – рассказывает соцработник “Ноя”, – Владимир рассказал, что раньше жил в Калининграде, но никого из родных там уже нет. Из родственников у него осталась дочь. Но, к сожалению, у Владимира начались провалы в памяти, он не смог назвать ни адреса дочери, ни даты ее рождения. Назвал только ее имя, Иулиана и район Москвы, где она живет, а еще сказал, что она недавно стала мамой. Мы договорились с ним продолжить разговор на следующий день, но это была наша последняя встреча».

После смерти Владимира сотрудникам «Ноя» пришлось много общаться с полицией, представителями трех разных отделений Москвы пытались понять, кому из них заниматься делом Владимира.

А сотрудники «Ноя» стали искать дочь Владимира, чтобы она проводила отца в последний путь. В поисках пообещал помочь участковый, но заболел. Позвонили в Калиннград. Оставили устное заявление в ОВД города. Отправили запрос, точнее, слезное письмо в УФМС Калиннграда.

В ОВД в течение получаса уточнили адрес и съездили по адресу. Это оказался расселяемый нежилой дом. В УФМС пошли навстречу и дали необходимые данные, в том числе данные дочери. По этим данным мы стали ее искать в Москве, но в ОВД сообщили, у них такая женщина не значится.

В какой-то момент к поисковой операции подключился похоронный агент из Калининграда, Константин. Он позвонил и съездил по адресам в Калининграде, но найти информацию о Юле не смог. И тогда все решили, что Юля сейчас точно в Москве. Братия «Ноя» развесила объявления по всему району, в местах, где может появляться мамочка с ребенком, или ее муж.

В результате дочь Владимира удалось найти через социальные сети, объявление с ее данными координатор «Ноя» по связям с общественностью, Игорь Петров разместил в трех социальных сетях и через сутки после начала поисков получил от пользователей «ВКонтакте» ссылку на страничку дочери Владимира. Оказалась, что в социальных сетях Юлия называет себя Ульяна, так родители звали ее в детстве. Игорь связался с Юлией и рассказал о том, что случилось с ее отцом.

Именно это, детское домашнее имя называл соцработнику Владимир. А официально – она Юлия. Так Юля-Ульяна смогла попрощаться с отцом. Она поблагодарила сотрудников «Ноя» и всех, кто помогал в поисках, и сказала, что собирается похоронить отца рядом с мамой.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться