Социализация стариков свелась к компьютерной грамотности

Когда большой бизнес включается в благотворительность, организация помощи становится новой профессией для кого-то из сотрудников. Как «дать удочку, а не рыбу» адресатам помощи, если это – старики

Когда большой бизнес включается в благотворительность, организация помощи становится новой профессией для кого-то из сотрудников. Как «дать удочку, а не рыбу» адресатам помощи, если это – старики, рассуждали на заседании Charity Club.

В России в 2010 году 12,9% жителей были старше 65 лет. По международным критериям население страны считается старым, если в нем 7% или больше людей в возрасте 65+. Притом, что «старение» населения связано с позитивными факторами, вроде улучшения медицинской помощи и увеличения продолжительности жизни, старость в России радует далеко не всех, кто до нее доживает, и часто называется именно «возрастом дожития».

Бабушки и дедушки сидят по своим углам перед телевизорами. Их не радуют огромные торгово-развлекательные центры, их редко встретишь в кино, интернет для них столь таинствен, словно все сайты написаны по-китайски. Какая помощь для них актуальна и как ее оказать? Пакет гречки, сгущенка и пачка чая – тот «продуктовый набор», которого им не хватает для счастья?

Профессиональная благотворительность

Полина Филиппова, директор по программной деятельности и отношениям с донорами в организации Charity Aid Foundation (CAF Russia), считает, что для пиар-менеджеров или, реже, кадровиков, на которых в больших корпорациях возлагают обязанности по организации благотворительных проектов, эта сфера становится новой профессией. А значит, у них, как у любой профессиональной группы, появляются свои интересы и вопросы. Для обсуждения этих вопросов и идей и собирается Charity Club. Иногда сюда приглашают и гостей, и представителей НКО, но основные его участники – представители коммерчески компаний.

Профессиональная благотворительность должна быть эффективной. В России в последние 20 лет идет бурное развитие «рынка» благотворительности. Если для первого и самого очевидного благополучателя – детей – уже разработано или адаптировано множество эффективных видов помощи, то для пожилых нет почти ничего, кроме продуктовых наборов к дню Победы. Пожилых людей воспринимают только как объект постоянной или разовой помощи, не думая, в отличие от случая с детьми, об их будущем. Профессионалу же хочется вкладываться в перспективные проекты.

Не продуктовые наборы, а социализация

Социологические опросы показывают, что пожилым людям нужна вовсе не гречка и не продуктовые наборы по праздникам. 95% процентов пожилых людей все же способны оплатить себе еду, одежду и коммунальные услуги самостоятельно или с помощью родных.

– Люди страдают не от нехватки ресурсов и средств, а от социальной исключенности, от межпоколенческого разрыва, от невостребованности, от социальной непризнанности, которая резко возрастает с выходом на пенсию, – пояснила Полина Федотова. – Нужно превратить пожилых людей из объектов помощи в активных «акторов»: чего хотят, то пусть и делают, хоть в шахматы играют, хоть огород разводят.

Положительный опыт в работе со стариками есть у фонда Елены и Геннадия Тимченко (еще недавно он назывался фонд «Ладога»). С помощью грантов от фонда в глубинке создавались театры, библиотеки, садоводческий кружок, секция оздоровительной физкультуры, краеведческие и исторические проекты. Многие проекты направлены на удовлетворение любопытства, на творческую реализацию. Кроме того, люди любят путешествовать – и у них скромные запросы: они мечтают не об Италии или Новой Зеландии, а хотят выбраться в ближайший город. Они хотят просто что-то делать вместе.

Компьютерные курсы как панацея?

Екатерина Левшина, представитель компании Philip Morris International, рассказала о благотворительной программе «Статус: онлайн». Целью программы обучения пожилых людей работе с компьютером и интернетом была социализация и повышение качества жизни адресатов.

Когда-то «Филип Моррис Сэйлз энд Маркетинг» тоже начинали с традиционных проектов поддержки старикам – оказывали гуманитарную помощь в 1990-е. На Кубани закупали оборудования для реабилитационных центров (в основном для ветеранов собственной фабрики), а в Ленинградской области поддерживали блокадников и ветеранов войны. Екатерина Левшина отметила, что от «продуктовых наборов» и сейчас не отказались: например, блокадники уже в силу возраста не очень способны на освоение нового. Люди того поколения лучше воспринимают именно продуктовые наборы.

Полтора года назад компания пересмотрела свою стратегию в области благотворительности. Исследования показали, что пожилых людей волнует социальная и информационная изоляция и незнание современных технологий. Здесь могут помочь курсы компьютерной грамотности. Компьютерных классов, созданных государством, для стариков не хватает: там очередь на годы вперед. Кроме того, люди, которые преподают на государственных курсах, обычно обладают компьютерной грамотностью, но не представляют специфику обучения стариков, не подстраиваются под их скорость и модели восприятия.

У «Филип Моррис» прошло три пилотных проекта в разных регионах и затем 12 проектов в семи городах (в том числе Самара, Нижний Новгород, Томск, Новосибирск, Красноярск и т.д.). Всего курсы посещали около 3 тыс. человек – пожилые и взрослые с ограниченными возможностями здоровья.

Во всех регионах обязательным пунктом программы были встречи с центрами занятости и профессиональной ориентации. Был сделан акцент на то, чтобы помочь пожилым людям найти работу. Например, многие слушатели курсов затем сами стали тренерами и волонтерами – помощниками тренеров. Кому-то курсы помогли сохранить работу. Например, когда Раисе Павловне исполнился 71 год, встал вопрос о ее увольнении из Совета ветеранов, поскольку она не могла даже подступиться к компьютеру. После прохождения курсов ее работодатель не только оставил ее в должности, но и отправил учиться на эти же курсы еще шесть пожилых сотрудников.

Во всех регионах занятия проходили на базе НКО, обладающих опытом проведения подобных курсов. Оборудованные компьютерные классы по окончании курсов стали клубами по интересам, в них работают консультационные службы. Слушатели курсов продолжают посещать другие образовательные программы на базе НКО-организаторов: где-то это народный хор, где-то кройка и шитье. Слушатели познакомились между собой, у них появились связи с преподавателями и волонтерами – т.е. с младшим поколением, появились общие интересы и темы с детьми и внуками. Они научились пользоваться социальными сетями, Microsoft Word, скайпом. Например, Александр Васильевич из Ростова-на-Дону до пенсии увлекался шахматами, имел спортивный разряд, но чем старше становился, тем меньше ему удавалось общаться с друзьями-шахматистами. После курсов он зарегистрировался на специализированных сайтах, стал участвовать в онлайн-турнирах.

Компьютерные курсы могут дать людям новую профессию. Например, в Нижнем Новгороде слабовидящие «обкатывают» компьютерные программы Intel для слабовидящих – не только социализируются, но и получают за это зарплату.

Подобный проект – программа в Москве «Сети все возрасты покорны» (бесплатные для обучающихся краткосрочные курсы компьютерной и интернет-грамотности) есть и у компании МГТС.

Баян, гитара и арт-терапия

Представитель компании «Ренова» Анастасия Кузьмина рассказала о спонсорской поддержке добровольческих инициатив. «Ренова» выделила миллион рублей на годичный проект помощи пожилым «Досуг» фонду «Старость в радость».

Гранту на работу баянистов и арт-терапевтов в домах престарелых предшествовала перестройка в сознании и сотрудников, и руководителей компании. В 2008-2011 годах здесь успешно проходила программа «Благотворительность вместо сувениров», а в 2012 году руководители поняли, что теперь «благотворительный» бюджет уже не перенаправляется с сувениров, а изначально закладывается на добрые дела.

В 2009 году по результатам опроса в компании 42% сотрудников хотели бы помогать именно старикам, а в 2012 – уже 75% (всего в группе компаний работают около 10 тыс. человек). Перестройка сознания руководства проходила медленнее: руководители, учредители и акционеры не были согласны, что это актуальные адресаты помощи, даже при согласии с тезисом, что происходит старение населения. Теперь же руководство поддерживает инициативы сотрудников по логике «все там будем».

Грант компании «Ренова» побудил фонд «Старость в радость» отчетливо сформулировать программу организации досуга и арт-терапии в небольших сельских домах престарелых и больницах. Здесь радуются еженедельным посещениям баяниста, воодушевленно поют вместе старые песни и частушки. В недальние от Москвы области выезжает арт-терапевт, который занимается в том числе с лежачими больными. Даже если бабушка или дедушка может только раскрашивать намеченный преподавателем рисунок или наклеивать на него заранее вырезанные цветные детали, это «оживляет» ее или его мелкую моторику, а значит, и многие функции мышления. При регулярных занятиях намного дольше сохраняется ясность мысли у пожилых людей.

Благодаря гранту «Реновы» в 19 домах престарелых и больницах регулярно проходят музыкальные встречи, а местные сельские баянисты получают небольшую зарплату (от 4 до 10 тысяч рублей в месяц в зависимости от количества посещений). Многие музыканты также подпадают под категорию «пожилых», т.е. для них это также оказывается благотворительной помощью.

Не заливать проблемы деньгами

Семейный фонд Елены и Геннадия Тимченко (ранее фонд «Ладога») начал поддержку пожилых людей с организации операций по катаракте. Потом направления помощи разделили: верхний уровень – это работа с обществом, нижний – работа с частными инициативами. Фонд провел на региональном уровне конкурсы малых грантов (в 100 тысяч рублей, хотя ожидания от фамилии Тимченко у благополучателей были больше). «Мы не будем заливать ваши проблемы деньгами – мы хотим узнать, что вас волнует, и чтобы вы сами решились что-то сделать», – считали в фонде. Т.е. на просьбу построить дворец ветеранов или закупить компьютеры для всех компьютерных классов в масштабах области следовал отказ.

Фонд Елены и Геннадия Тимченко поддержал больше 200 проектов, созданных группами активных людей, которые собираются для совместной деятельности – например, с соседями во дворе.

Интересную модель описали представители банка «Зенит». Чтобы сузить или даже ликвидировать разрыв поколений, в банке финансируют спортивные занятия ветеранов спорта с детьми. Таким образом одни благополучатели становятся волонтерами у других благополучателей. Кроме того, банк доплачивает пенсии пожилым преподавателям вузов, профильных для сотрудников банка. Для старейших преподавателей это и знак признания, и стимул продолжать свою профессиональную деятельность как можно дольше.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.