Пережив кому, оказавшись в инвалидном кресле, потеряв зрение, он поступил в МГУ. Однако неожиданная двойка по физике поставила под угрозу учебу Саши в вузе

«Вот так можно довести отношение к учебе и любимому предмету до отвращения», – говорит Евгений Кедровских, отец Саши. Его сын после сложного заболевания несмотря на свою инвалидность поступил в МГУ и успешно учится на психолога. Но возникли неожиданные сложности с одним из любимых Сашиных предметов – физикой. Саша получил двойку, переэкзаменовки не принесли результата. Родители убеждены, что их сын не мог сдать предмет на столь низкую оценку: Саша очень хорошо знает физику. Но переговоры с вузом не помогли.

Неожиданная болезнь

До 10 класса здоровье Александра Кедровских не беспокоило. Но потом начались частые простуды, мальчик стал плохо себя чувствовать. Врачи не могли понять, что происходит, потом обнаружилось, что в легких оказались литры жидкости. А вскоре Саша впал в кому, пролежав в ней несколько месяцев.

У Саши был холоторокс (скопление в легких лимфы). Родители Саши лечили сына в Германии, и это было сложно и дорого. Его одноклассники и друзья не остались в стороне, класс даже отказался от выпускного бала, а все собранные на выпускной деньги передали семье Кедровских на лечение Саши.

А потом подростки пошли в «Новую газету» – и там была размещена информация о сборе. Средства стекались со всей России. Удалось собрать нужную сумму. Да и до сих пор на реабилитацию молодого человека постоянно нужны деньги. Но главное, что Саша вышел из комы. Об истории Саши Кедровских писал наш портал «Милосердие».

Последствия болезни оказались тяжелыми, мальчик ослеп и передвигается в инвалидной коляске, но Саша не потерял силы духа и жизнелюбия. Он потерял целый год в учебе, но сумел закончить школу с золотой медалью! И поступил в МГУ, показав великолепные результаты ЕГЭ. Это было трудно.

Как рассказывает отец Саши, в законодательстве не прописаны четко варианты сдачи экзаменов для таких непростых случаев. Специально для Саши Рособнадзор утверждал методику сдачи ЕГЭ – причем за 2 дня до экзамена. Комиссия приходила домой к семье Кедровских.

Саша мечтал учиться на биолога, поступил на биофак и на психфак, но по объективным обстоятельствам (незрячему человеку сложно на практике изучать, в частности, химию), выбрал факультет психологии.

Саша говорит, что неожиданно обнаружил, что психологический факультет ему даже больше подходит. Все зачеты и экзамены молодой человек сдавал на 4 и 5.

«Здесь для меня оказалось гораздо больше полезного, чем я изначально думал. Психология оказалась мне близка. Мне до сих пор нужно большое количество биологических знаний, но сейчас мне предложили посещать биофак, я думаю этим воспользоваться. В будущем я хочу действовать дальше в русле теоретической биологии и психологии», – говорит Саша Кедровских.

Двойка как дамоклов меч

На первом курсе в прошлом году Сашу курировал ассистент: Валентин постоянно сопровождал студента на занятиях, помогал ему. В этом году, на втором курсе, для помощи к Саше подключили его одногруппницу. Ее задача была познакомить Сашу с преподавателями, рассказать о его особенностях и о том, для чего нужен ассистент.

Ситуацию ассистент Саши объяснила и преподавателю по физике Ульяне Близнюк – этот предмет появился у второкурсников психфака. В курс входило 18 лекций и 18 занятий для домашнего обучения.

«Сашу преподаватель опрашивала каждый раз устно, заметив, что этого будет достаточно. Но после окончания курса многим поставили “автомат”, у Саши этого не было. Хотя Саша практически не пропускает занятия», – рассказывает Евгений Кедровских. Саша погоревал, но начал готовиться к экзамену. На лекции курса были презентации в виде слайдов, учебников не было, готовиться пришлось по информации из слайдов. Саша получил двойку – как почти 50 человек из 150 студентов курса.

Его ждала пересдача. Родители написали заявление с просьбой предоставить сыну ассистента, который бы на профессиональном уровне вел студента с инвалидностью. «Однако Саше предоставили в качестве ассистента куратора курса. Наталья и сама переживала, что не справляется с этой задачей. Физику куратор учила давно, еще в школе. И в день экзамена возникли проблемы с объяснением терминов», – рассказывает Евгений Кедровских.

И снова двойка! На второй пересдаче Саше предоставили ассистента с психфака со знанием физики, но в билете два вопроса были не из курса. И после второй попытки пересдачи Саша получил уже третью двойку.

Евгений Кедровских считает странным такие результаты. «Теперь эта двойка висит над Сашей, как дамоклов меч. Ведь он отлично знает физику! Но сдавать предметы ему на порядок сложнее, с учетом его состояния. Однако вуз не вошел в наше положение».

«Я хоть и готовился по слабым презентациям с лекций, но как минимум тройка у меня точно была за первую сдачу, – считает Саша Кедровских. – А обе пересдачи, я уверен, были на 4 или 5. Там даже были вопросы вне программы. Я физику знаю даже лучше других ребят на курсе».

«Никакого предвзятого отношения нет»

В начале апреля Евгений и Саша Кедровских встретились с Александром Черняевым, завкафедрой физики ускорителей высоких энергий физического факультета МГУ, преподаватели которой и вели курс физики на психфаке.

«Это же учеба, у всех бывает, я и сам когда-то несколько раз сдавал и пересдавал», – сказал преподаватель. «Завкафедрой пообещал нам помочь, мы договорились созвониться после майских праздников. Александр Черняев пообещал дать нам толкового аспиранта, и он будет ездить к Саше и помогать готовиться. Работы нам не показали», – говорит Евгений Кедровских. Сейчас факультет предложил Саше уйти в академический отпуск.

«У меня хорошее отношение к этому мальчику. Никакого давления на Сашу нет. И эта двойка – честная оценка, – рассказал корреспонденту “Милосердия” Александр Черняев. – Натянуть оценку можно всегда, но тогда это будет нечестно. Работы мы не скрывали, мы все передали на психфак. Сейчас Саша даже в лучшей ситуации, чем другие студенты, которых отчисляют. Ему дали академический отпуск. Факультет готов предоставить Саше бесплатно аспиранта, чтобы тот позанимался с ним.

Я считаю, что с ними поступили благородно. Я желаю Саше выздоровления. Может быть, лет через 6-7 лет он уже придет работать в науку».

Александр Чернов считает, что никакой предвзятости в сложившейся ситуации нет: «Я против давления на преподавателей. Когда соцсети или журналисты начинают требовать – поставьте другую оценку, это нечестно».

«Саша показывает отличный результат»

Саша невероятно талантлив. И те люди, которые были с ним рядом, помогали ему восстанавливаться, не могут поверить, что Саша мог вообще получить двойку. «Я начала заниматься с Сашей через два дня после того, как он вышел из комы, в реанимации, – рассказывает реабилитолог Екатерина Шабуцкая. – Я заметила, что он необыкновенно упертый, целеустремленный даже до занудства, в хорошем смысле этого слова.

У него были срывы, но с самого начала он решил для себя, когда он еще ни пальцем не мог пошевелить, но был в сознании и мог немножко говорить, что хочет закончить школу и поступать в вуз.

Реабилитация у Саши занимала тогда полдня, но он упорно учился – по скайпу, к нему приходили учителя. И он в итоге поступил в МГУ, это стоило нам невероятных коллективных усилий».

Екатерина говорит, что упрямство Саши помогает ему в постижении наук, и не верит, что свою любимую физику Саша может сдать на два.

«Он знает этот предмет так, что мой отец, физик с мировым именем, поражается. Я сама учу студентов, они бывают разные. Но есть такие, которые вгрызлись в науку, в свое дело – так и грызут. Такой Саша. Сейчас у него отличный результат.

Он ведь даже не мог сидеть, я не могла его трогать – у него были чудовищные боли. А сейчас он сидит, печатает, он учится в университете! Я думаю, может быть, вузу просто не хочется связываться со студентом-инвалидом. Но мешать человеку, который пытается сохранить для себя счастливую здоровую жизнь, – это несправедливо».

Пользователи соцсетей, обсуждая ситуацию Саши Кедровских, делились своим опытом. «Я сама столкнулась с отчислением своей дочери в прошлом году, у которой были проблемы со здоровьем (делали потом полостную операцию). А не сдала она даже не экзамен или зачет, а коллоквиум. А парня с астмой тоже отчислили, не дали даже академ, поскольку он пытался ходить в университет, а не справки брать во время обострений. Никого человеческие факторы не интересуют, если есть бюрократические пунктики», – высказывается Т., мама бывшей студентки.

«Люди боятся менять систему»

Но дело не в конкретных людях, а в незрелости общества, считает профессиональный тьютор Наталия Морозова, которая работала с Сашей Кедровских и вела его ранее: «Формально у людей с ограниченными возможностями появляется все больше прав и поддержки со стороны государства «по документам». При этом на уровне общества наблюдается кривизна восприятия таких людей.

Большинству неудобно, а порой даже страшно близко сталкиваться с таким человеком. И вот из этого страха многих людей начинает бросать в две крайности. Первая крайность – это думать, что человек с инвалидностью постоянно нуждается в помощи, так как сам ни на что не способен, лучше ему сидеть дома всю жизнь и ничего не делать.

Вторая – дистанцироваться и подчеркнуто относиться к человеку «на равных», иногда даже пренебрежительно, полагая, что инвалидность – это повод получить какие то дополнительные преимущества».

Наталия Морозова считает, что для Саши Кедровских можно было бы сделать исключение и принять экзамен по физике в устной форме без посредников.

«Я не думаю, что вуз хочет избавиться от инвалида, скорее Саша натыкается на пресловутый «человеческий фактор»», – полагает Наталия Морозова.

Обычные процедуры нужно подстраивать под Кедровских, а выходить за рамки системы людям страшно. «Большинство преподавателей относятся к Саше с уважением, но брать на себя ответственность и что-то менять никому не хочется.

То, что система пока не предназначена для обучения инвалидов, это факт.

Потребности не учтены даже на самом внешнем плане. Коляску с Сашей заносят на четвертый этаж на руках».

Кстати, напоминает Наталия Морозова, в Харькове есть опыт обучения слепого студента на биофаке, который позже получил и второе образование, а затем, опираясь на все полученные знания, работал с детьми в интернате для незрячих. А наилучшим зарубежным примером является Калифорнийский Университет в Беркли.

«Исторически сложилось так, что Беркли является меккой для людей с инвалидностью. Еще в 1972 году там открылся Центр независимой жизни, который оказывал необходимое содействие инвалидам, с тем, чтобы сделать их жизнь лучше и независимее. В университете организована максимально доступная среда, позволяющая самореализоваться людям даже с тяжелыми диагнозами».

«Все решаемо, если двигателем решения является желание человека»

Если произойдет отчисление, это будет неприятно, трудно, но решаемо, ведь двигателем решения проблемы является внутреннее желание человека, считает Наталия Морозова. А Саша не отступится от своей мечты стать ученым.

«Когда человек попадает в трудную жизненную ситуацию, есть только один путь быстро из нее выйти – начать развиваться сразу в трех направлениях: тело, эмоции и воля.

Многие люди полагают, что Саше следует сосредоточиться лишь на реабилитации, но реабилитация невозможна, если нет цели, смыслов жизни и радости от творчества», – подчеркивает профессиональный тьютор.

«Есть шансы, что Саша постепенно станет что-то видеть и даже избавится от инвалидной коляски. Это зависит в том числе, на чем будет сосредоточено его внимание и старания. Бывает, что не все восстанавливается. Но это тот самый случай, как и со Стивеном Хоккингом – Саша способен вести успешную социальную жизнь.

От него будет огромный толк для него и для общества, если он будет заниматься своим любимым делом, профессией», – убеждена Екатерина Шабуцкая.