Новое веяние: скорая помощь теперь приезжает в школы по каждому детскому чиху. Ситуацией недовольны все: родители, учителя и медики

Фото: РИА Новости

В соцсетях последнее время постоянно появляются жалобы: у ребенка банальная травма, царапина в школе, но учителя не отпускают ученика домой, а вызывают скорую помощь. Дети пугаются, в том числе и потому, что для них машина с красным крестом – вестник чего-то страшного, беды. А родители возмущены, что после работы они вынуждены ехать за своим отпрыском в больницу. Медсестер «попросили» – их теперь практически не встретишь в школе.

Сначала школьных медиков перевели в штат поликлиник. Ну а сейчас, если медсестра и есть, то ей нельзя оказывать медпомощь, ее роль – делать прививки и заполнять бумажки.

А еще, пишут взволнованные родители, школы следуют каким-то загадочным инструкциям, обязывающим вызывать скорую помощь по любой жалобе ребенка.

«Причем по этой инструкции сначала мы обязаны вызвать скорую, а уж потом звонить родителям, – рассказывает М., педагог одной из столичных школ. – Но я все же делаю наоборот, предупреждаю родителей сначала.

Медсестра в нашей школе пока есть – хотя и одна на три здания, поэтому ее не всегда застанешь. И все равно мы, учителя, обязаны теперь вызывать скорую по любой жалобе. Это бред!

Где-то умирает человек, а скорая едет в школу, если просто что-то у ребенка заболело.

Но я стараюсь решать вопрос с родителями, чтобы минимизировать эти вызовы. Хотя с моей стороны это нарушение инструкций. А наши чиновники нынче готовы увольнять директоров школ за все подряд. Поэтому учителя боятся гнева директора, а директор, естественно, боится за свое место. Вот и следуют все жестко букве закона».

Хотя эта «буква закона» вызывает сомнения. Вот что рассказала корреспонденту «Милосердия» Юлия, мама школьника, которая тоже поделилась в соцсетях своей историей. Ее сын-старшеклассник позвонил и пожаловался на насморк и головную боль. «Я попросила отпустить ребенка домой. Но мне было предложено два варианта: или я приезжаю лично, или они вызывают скорую и отправляют ребенка в больницу. Я выбрала первый вариант».

Но Юлия решила разобраться, в чем дело. И направила запрос в департамент образования с просьбой разъяснить ситуацию. По существу ответа женщина не получила, но выяснила следующее.

Существует приказ Минздрава от 20.06.2013 года номер 388и «Об утверждении порядка оказания скорой, в том числе скорой специализированной, медицинской помощи». А на его основании 21 апреля 2017 года управление реализации государственной программы департамента образования Москвы выпустил «Алгоритм действий в случае вызова скорой помощи обучающимся и работникам образовательной организации».

Но если в приказе министерства здравоохранения сказано, что скорая вызывается в случаях, представляющих угрозу жизни пациента, то в «Алгоритме» эта мысль опущена. Но оставлено все основное.

Поводы для вызова скорой помощи: нарушения сознания, дыхания, системы кровообращения, психические расстройства, болевой синдром, травмы любой этиологии, ранения, отравления, ожоги, кровотечения любой этиологии.

«На мой первый запрос департамент образования ответил, что эти вопросы регулируют сами школы, – рассказала нам Юлия. – А школа в свою очередь ответила, что они действовали в соответствии с неким порядком.

Вот тогда я этот порядок и нашла – в виде презентации, созданной сотрудницей департамента образования. На сайтах некоторых школ эта презентация выложена впрямую в качестве пояснения для родителей о действиях в случае заболевания/травмы у ребенка».

А школы на основании этой презентации выпускают свои указания. Примеры вы можете увидеть вот по этим ссылкам:

Слишком велика ответственность

Все просто: медсестер в школах сократили, постоянно человека с медицинским образованием теперь в школе нет. А учителям запрещено пытаться лечить своих учеников – ведь у них нет медицинского образования. Хотя, как ни странно, педагогов посылают, и массово, на курсы оказания первой помощи. Замкнутый круг: зачем нужны эти знания, если учитель не имеет права их применить?

На любую манипуляцию с несовершеннолетним требуется информированное согласие от родителей. Формально по телефону учителя или врачи этот вопрос решать не имеют права. Поэтому учителям проще отправить ребенка со скорой в больницу.

«Медсестра при риске постоянных жалоб, дабы не быть обвиненной в том, что условному «Коле» не сделали рентген все равно будет вызывать скорую, а скорая при отсутствии законных представителей все равно будет решать вопрос эвакуации самостоятельно, – считает Павел Харламов, старший врач в ССиНМП им.А.С.Пучкова г.Москвы. – Ушибы бригады стараются не возить, а вот, если есть подозрения на более тяжелую травму, повезут обязательно. Либо надо ограничивать в школе физическую активность без присмотра. Не выпускать из класса на переменах, например».

Павел Харламов полагает, что есть тенденция повышения требований к ответственности в различных учреждениях.

«В том числе вопрос решается и за счет накладывания на различные службы непрофильной работы. Как многолетняя социальная функция скорой и поликлиники, например».

Школа, убежден представитель скоропомощной службы, за здоровье нести ответственности не будет никогда по причине отсутствия лицензии на медуслуги.

Возможно, полагает Павел Харламов, в штат школы стоит включить фельдшера – тогда проблемы бы решались проще. Но все равно нужно решать еще и вопрос о законном представителе ребенка в школе.

«В интернатах, например, на ребенка родителями пишется доверенность директору интерната, что тот – временный законный представитель их чада. И директор может подписывать бумаги и так далее. А тут получается, что ребенка доверяют школе, а по факту законных прав у учителей нет».

«Может, привязать детей к стульям?»

Теперь детей призывают к тихим играм. А учителей – к надзору. Нечего детям бегать, пусть «пересиживают» переменки. Впрочем, этому все же есть объяснение: много детей в замкнутом пространстве – это риск травм.

Даже в нашем детстве 30 лет назад учителя тоже запрещали детям носиться по школе и пытались заставить ходить парами по кругу в рекреации.

В некоторых школах столицы действительно запретили детям перемещаться на переменах, а учителей заставляют дежурить.

Учителя замечают: причина проста, ведь теперь родители все чаще «качают права» и готовы засудить за малейшую царапину.

«На игровой площадке девочка спускалась с детской лестницы и подвернула ногу. По-моему, был перелом. Начались экспертизы, доказали, что все сделано по правилам, что учитель был рядом, но мамаша никак не могла успокоиться, грозила судом, учительницу довели, а ведь она и так была всякими приказами запугана до конца жизни.

Если не дай Бог что – учителя готовы в тюрьму засадить, а в тюрьму никто не хочет», – приводит пример пользователь соцсетей.

Однако педагоги с таким способом решения проблемы не согласны. Гиподинамия, отсутствие активного отдыха между уроками может негативно сказаться на здоровье ребенка. Кстати, это еще и нарушение санитарных правил (СанПиН), которыми предписывается обязательная двигательная активность ребенка на переменах.

Скорая помощь в школе: лишняя нагрузка или обычная работа?

Андрей Коновал, оргсекретарь межрегионального профсоюза работников здравоохранения «Действие», напоминает, что каждый вызов скорой помощи, даже если это обычная бригада, это несколько тысяч рублей. А на школу приходится до 3 вызовов в день.

«Зарплата школьной медсестры – вполне сопоставимая цифра. Экономическая выгода далеко не очевидна, в целом с точки зрения экономии бюджета. Зато очевиден минус. Потому что специалисты бригад скорой помощи используются в таких случаях не для того, чем должны заниматься, это отвлекает их от прямых обязанностей, от работы со сложными и экстренными вызовами. Замазывая синяки, они отказывают экстренным пациентам».

Андрей Коновал ссылается на мнение члена профсоюза, врача московской скорой помощи:

«Для службы 03 этот новый подход приносит кучу проблем с точки зрения рядовых сотрудников. Для нас, врачей, работающих на вызовах, это большая проблема, но видимо начальство радо, потому что каждый вызов это деньги от ОМС.

Однажды в одну школу приехало три бригады одновременно: каждый учитель вызвал врачей к ученику на своем уроке».

Не везде, напоминает врач скорой помощи, ликвидировали медсестер, и с такими школами работать легче.

«Если нам поступает вызов от имени школьной медсестры, мы уже точно знаем, что едем по важному поводу. А в остальных случаях часто пустяковые выезды, но мы не можем отказать, поскольку кто будет нести ответственность, если случай окажется опасным».

Но в итоге такое отвлечение ресурсов сказывается негативно на обществе.

«Ликвидация института медсестер в школе решение антисоциальное, – убежден Андрей Коновал. – А ребенок в том числе может получить и психологическую травму, ведь его или куда-то везут без родителей (в машине скорой), или он сидит с больной головой в школе до вечера – домой его не отпускают. Выгоды в этом никакой нет».

А вот Павлу Харламову не кажется ужасной ситуация выезда бригад скорой помощи в школы.

«Медсестра из поликлиники, при всем уважении к ней, помощь оказывает в ограниченном объеме. А мы и раньше часто ездили в школы, всегда так было: чуть что – обращаются в скорую, – замечает эксперт. – Для нас существенно ситуация не поменялась. Я не согласен с тем, что увеличилась нагрузка. Мы все равно едем, медсестра не может взять на себя ответственность. У нас, кстати, и других вызовов много таких, которые можно было бы отдать участковому врачу».

Из пушки по воробьям

«Недавно разбирался конкретный случай. Он не один, а пример из многих, когда скорая просто развозит по домам школьников, которые на уроке пожаловались или на головную боль, или у них субфебрильная температура, да мало ли чего. Потому что школа отвечает за детей в учебное время.

А родители не могут срочно приехать в школу и забрать внезапно занемогшего ребенка, – приводит пример Игорь Никишцев, врач, судебно-медицинский эксперт по качеству оказания медицинской помощи. – На мой взгляд, это полное безобразие».

Эксперт полагает, что налицо неграмотное решение межведомственных отношений. И явно нет четкой договоренности между двумя ведомствами.

Ситуация очевидна, замечает Игорь Никишцев: интерес школы в том, чтобы снять с себя ответственность.

«Может быть это и грамотный подход, когда дети ни секунды без присмотра. Но есть еще интересы скорой помощи и в более широком фокусе здравоохранения. Возникает конфликт интересов и всего общества, которое склоняется на сторону скорой.

Ведь если скорая помощь взяла пациента себе в машину, она обязана везти его в стационар, даже в травмпункт не имеет права отправить. А там, в больнице, есть сложные пациенты, которых нужно принять в первую очередь.

Значит, остальные – и госпитализированный школьник тоже – ждут. Иногда до вечера. Потом ребенка надо осмотреть – отвлекаются врачи приемного отделения, которые должны завести документы, историю болезни, даже если ребенка потом отпустили домой, проводят некоторые анализы.

А потом еще и родители вынуждены ехать в больницу и забирать ребенка. А он там сидит среди больных, и может, кстати, и инфекцию подхватить, сейчас, например, эпидемия кори».

Эксперт убежден, что эта проблема создана искусственно – и это стрельба из пушки по воробьям.

«Оптимизация здравоохранения аукнулась и школе»

Упразднение медсестер – результат так называемой оптимизации здравоохранения, так же как происходит и в сфере образования, мы видим сокращение бюджетов, напоминает сопредседатель профсоюза «Учитель» Андрей Демидов:

«Сейчас упраздняются ставки логопедов, психологов и так далее. Администраторы школ и органы управления образования пытаются урезать непрофильные расходы, в том числе и присутствие медика в школе».

Обычно, замечает эксперт, вызов скорой оправдывают тем, что медсестра не может оказать квалифицированную помощь «в отличие от настоящего врача». Но это нелогично. Ведь чаще всего нужна именно оперативная медпомощь, а не углубленная помощь. И раньше школьная медсестра с этим отлично справлялась.

Представитель педагогического сообщества напоминает, что в школе неизбежны травмы – ушибы и прочие мелкие повреждения. И если раньше замазать ранку или наложить лед на шишку могла медсестра, то теперь эта помощь просто не оказывается.

«Скорая нужна там, где есть угроза жизни. С вызовом скорой и оперативным ее приездом всегда проблемы, а мы еще и задействуем их в школах. Это лишнее».

То, что учителей задействуют в дежурствах на переменах, – лишняя нагрузка, напоминает Андрей Демидов.

«Это, кстати, неоплачиваемая работа. И при этом педагог не может отдохнуть и подготовиться полноценно к следующему уроку. Ну а лишение детей движения мешает психологическим и физиологическим аспектам развития ребенка, это его калечит. И это тоже не выход».

Будет ли учтено мнение родителей?

Есть и другое мнение: появилось больше дисциплины, а дети перестали сачковать! «Зато дети перестали жаловаться на головную боль без причины. Не надо наводить панику», – пишет в соцсетях мама школьника.

Кстати, за рубежом не держат медперсонал в школах. «Я живу в Португалии, преподаю в школе. Никакая школа не имеет медработников, – делится информацией Н., еще одна участница обсуждения проблемы в “Фейсбуке”. – Если болит голова – меряем температуру. Если есть – вызываем родителей, они решают, что делать. Если травма – ребенок едет на школьной машине с сопровождающим в госпиталь, одновременно туда вызываются родители. Это быстрее, чем скорую вызывать.

Да и вообще, никто здесь скорую на дом не вызывает – сами едем в госпиталь. Только в самых опасных для жизни ситуациях – телефон 112».

«У нас в Израиле уже давно отменены медсестры в школах. Это экономически нерентабельно и ничего с этим не сделаешь. Социализм закончился», – замечает жительница этой страны.

Андрей Демидов все же полагает, что в ситуацию могло бы вмешаться родительское сообщество. «Пусть родители активнее высказывают свое мнение, это, возможно, поспособствовало бы коррекции сложившейся ситуации».

А родители, в свою очередь, считают, что чаще все зависит от директора школы: пресловутый человеческий фактор.

В одной из школ вернули медсестру – просто с родителей взяли расписку, что они согласны на оказание медпомощи медсестрой.

А вот вариант в школе Красноярского края: в ней создали фельдшерский пункт, подшефный поликлинике. Работает там именно фельдшер, а не медсестра, а все родители выдали согласие на медицинские вмешательства.

Видимо, пока вывод один: решить существующие неудобства приходится в каждом конкретном случае путем договоренностей – педколлектива и родительского состава школы.