Есть семьи, для которых 1 сентября не праздник, а кошмар. Люди, живущие за чертой бедности, порой выбирают совсем не ходить в школу, потому что купить форму и портфель «с начинкой» им не по карману

Сколько стоит собрать ребенка в школу?

Суммы из года в год называют разные. Согласно исследованию сервиса SuperJob, в 2019 году мамы и папы рассчитывают в среднем на 6-8 тысяч рублей и надеются уместить в эту сумму как одежду (форма простая и спортивная + обувь), так и письменные принадлежности.

При этом «цена 1 сентября» в таких городах, как Новосибирск и Красноярск, даже выше, чем в Москве, — 9000 региональных против 8700 столичных. Расчет, сделанный петербургским Пятым телеканалом, и вовсе рисует цифру в 21 000 рублей – сюда входят полные комплекты одежды для учебы и занятий спортом, портфель с «начинкой» и букет для любимого учителя.

Люди, живущие за чертой бедности, ждут 1 сентября со страхом и порой выбирают совсем не ходить в школу, потому что купить портфель, тетради и ручки им не по карману.

В глубинке нередка история, когда на двух или трех погодок в семье – одни зимние ботинки, братья и сестры ходят учиться по очереди.

Или, бывает, родителям не хватает денег на автобусный билет до райцентра, а канцтовары можно купить только там, потому что в деревню автолавка раз в неделю привозит лишь хлеб.

Мы поговорили с мамами из Москвы, Забайкалья, Воронежской области, небольшого городка под Санкт-Петербургом. Всем им не на что собрать детей в школу.

«Если сможете, отправьте нам школьные принадлежности»

Анна (имя изменено по просьбе героини) живет с мужем и двумя сыновьями в селе Кыра в Забайкальском крае. До ближайшего города – Читы – почти 500 километров, рядом граница с Монголией. В Кыре есть и школа, и детский сад, и библиотека, в 2003 году открыли церковь. Но вот зарплаты невысокие, так что большинство местных жителей все равно «кормятся с огорода».

Анна работает поваром в местной столовой, ее зарплата – 16 000. Прибавить к этому 8000 мужниной пенсии и детское пособие в размере 480 рублей в месяц, вот и весь доход на четверых. То есть – по шесть тысяч рублей на человека. У мужа Анны вторая группа инвалидности, и, хотя она формально рабочая, устроиться он не может – по закону, ему нужны  особые условия, которые местные работодатели обеспечить не в состоянии.

«Колымит, если есть возможность, а она не всегда есть, да и предложат не все», — словно извиняясь за супруга, пишет Анна в письме, которое она этим летом отправила в фонд «Созидание».

О помощи столичный благотворительный фонд Анна вынуждена просить не по телефону и не по имейлу, а по старинке: линованный листок из тетрадки по русскому исписан неровным почерком без особого внимания к орфографии.

«Если сможете, отправьте школьные принадлежности, канцелярию. А то у нас в деревне цены очень большие, туго собирать детей в школу».

Большие цены – это означает, что стоимость тетрадей, ручек, карандашей и фломастеров измеряется стоимостью продуктов. Скажем, одна тетрадь обойдется в ту же сумму, что и полбуханки хлеба, а это – один из основных продуктов семьи. На двоих детей тетрадей нужно много, а ведь еще ручки, карандаши, линейки, уж не говоря про форму и спортивную обувь – в итоге получается неподъемная для мамы сумма.

Сыновья Анны – им 13 и 12 лет, пойдут в 7 и 6 класс. Лето ребята проводят не в смартфонах (в семье этого чуда просто нет), а на речке: ловят рыбу, помогают матери с огородом – там растет морковка, свекла, картошка, капуста. Все это будущие запасы на зиму, и даже семена для овощей прислали из фонда «Созидание», потому что у семьи Анны нет денег даже на них.

В Кыре, конечно, есть и «зажиточные», но в основном люди живут одинаково бедно, особенно одинокие многодетные мамы, которых здесь немало. Не у всех есть мобильная связь, интернет.

О том, что помочь могут из Москвы, Анна узнала от соседей, многие из которых уже являются подопечными фонда «Созидание».

Просить о том, чтобы ей помогли собрать мальчишек в школу, маме придется еще как минимум пять раз, если ребята решат доучиться только до девятого класса. А это распространенная история в малоимущих семьях:

родители вынуждены досрочно прервать образование детей, чтобы отправить их обучаться профессии и как можно скорее – на работу.

«Все деньги я вкладываю в их образование»

Светлана (имя изменено по просьбе героини) живет в Воронежской области, на одном из хуторов. 30 км до райцентра, 150 – до Воронежа. В семье пятеро детей, трое из них – школьники.

Старшая дочь Люба заканчивает в Воронеже магистратуру, через год сможет работать и поддерживать семью финансово. Вместе с ней в городе заканчивает 11 класс сын Сергей – на хуторе школа только до 9 класса. Средняя, Юля, в 6 классе кадетского корпуса. Анюта пойдет во второй класс в школу на хуторе, а Марина – в подготовительную группу детского садика. С отцом детей Светлана в разводе.

«Вроде не принято своих детей хвалить, но скажу честно: они у меня все талантливые и умные», — говорит Светлана.

У мамы четкая установка еще из собственного детства о том, что ничего важнее образования нет. И потому главная стратегия Светланы – не выживание, а развитие детей.

Старается дать сыну и дочерям все самое лучшее, насколько позволяют финансы. А они не очень позволяют: мама зарабатывает всего 18 тысяч рублей, еще около 10 тысяч — алименты. Папа детей может купить им что-то нужное и крупное, или свозить погулять в Воронеж. Но образование Светлана «тянет» сама.

Например, старшей дочери оплачивала учебу в вузе: как ребенку из многодетной семьи, ей сделали скидку, 55 тысяч рублей против 110 за год. За полцены учится и Юля в казачьем кадетском корпусе – там год стоит 20 000 рублей, а Светлана платит только 10 000. Сыну Сергею требуется репетитор и тренировки, он готовится к военному вузу.

И все эти деньги – только за учебу, не считая формы, портфелей и «сопутствующих» учебе товаров.

Светлана – человек ответственный, многое старается покупать заранее. Ждет скидок, внимательно изучает ассортимент магазинов в Воронеже, и, когда есть возможность, отправляется туда за покупками «оптом». Но в течение года, — это знают все родители школьников – сколько еще надо отдать денег школе «на текущие расходы». Не считая обычной одежды, обуви и денег на питание.

Не менее затратным, говорит Светлана, оказывается и пребывание младшей дочери в садике. Собрать ей набор к 1 сентября бывает даже дороже, чем снарядить кого-то школу.

В сад требуют принести разные виды бумаги – бархатную, гофрированную, фольгированную, еще какую-то, а также картон, краски, пластилин, и в итоге набегает немалая сумма.

Отчасти выручает хозяйство: семья держит коз и барашков, выращивает овощи. Но и этого не хватает. Семья также — подопечные фонда «Созидание», и помощь получает не только в виде канцтоваров и школьной формы, но и в виде стипендий детям-отличникам.

Несколько лет по 3500 ежемесячно за отличную учебу – на одни пятерки – получали старшие дети Люба и Сергей. Елена считает такую возможность очень важной и говорит, что эти суммы их буквально спасали.

Поддержать подопечных «Созидание» можно любым удобным способом – от автоплатежа на сайте фонда до участия в акциях «Собери ребенка в школу» и других, а также передачи в фонд для подопечных вещей для семей и книг в хорошем состоянии для библиотек.

«Главный ужас – это колготки!»

Наталья из небольшого (11 тысяч населения) города Волосово в Санкт-Петербургской области, в 2019 году отведет в школу троих из своих пятерых дочерей. Карина, Кристина и Настя пойдут в 9,3 и 1 классы. Еще одна дочь ходит в садик, младшей нет и года. Наталья — в декрете, не работает. Детей воспитывает одна. Основной доход семьи составляют детские пособия (в общей сложности около 20 тысяч рублей), да алименты, которые ежемесячно платит отец двоих старших девочек – 5000. Еще 5000 на текущие расходы Наталье ежемесячно перечисляет фонд «Женщины за жизнь», который ведет семью с момента беременности пятым ребенком.

Так получилось, что накануне 1 сентября Наталья отдала документы на переоформление пособий, а супруг сменил работу и платить перестал. В августе Наталья и ее дочери остались вовсе без средств: не то что форму и портфели купить – поесть не на что.

«Грубо говоря, только на одежду уйдет тысяч 10 на одного ребенка. Я приценилась, и вышел такой расклад. Платье – 1300. Блузка от 500 и выше, а ведь надо как минимум две штуки. Обувь самая дешевая, но чтобы она хоть год прослужила, от 700 и выше. Но главный ужас – это колготки! Ведь как летят!» — сетует Наталья.

Опытная мама, она признает, что порой экономия на одежде и школьных принадлежностях выходит боком. Пару лет назад купила дочери туфли подешевле, а они возьми и порвись в середине сентября, вот и дополнительные расходы. Да и покупать девочкам вещи разного качества Наталья не может: «Вот, например, портфель. Самый простой стоит около тысячи, но прочные, те, что прослужат не один год, начинаются от 3-4 тысяч рублей. Да и одной же не купишь дешевый, а другой – дорогой? Как я им это объясню? Они же обидятся».

Страшит Наталью и то, что старшая, Карина, в этом году заканчивает 9 класс – будет выпускной, а значит, нужно нарядное платье, туфли, да еще скидываться на праздник.

Недешевы в Волосово и канцтовары. Полный набор первоклассника: тетради, обложки, папка для занятий по технологии, гуашь, ручки, цветная бумага, картон, альбомы для рисования и так далее обошлись Наталье в 4000. Деньги семье перевел фонд «Женщины за жизнь».

Работы в городке, расположенном в полутора часах езды от Петербурга, практически нет. Завод, некогда бывший градообразующим предприятием, закрылся. Местные жительницы работают либо воспитателями в детских садах, либо учителями в школе, либо продавцами в сетевых продуктовых магазинах. Мужчины уезжают на заработки в соседнюю Гатчину.

До декрета Наталья работала лаборанткой в кабинете химии в местной школе. Сейчас сидит с ребенком, алиментов нет, хотя, если бы удалось взыскать их с отца одной только первоклассницы Насти, получилась бы огромная сумма – более полумиллиона рублей. Но бывший муж от Елены и от приставов скрывается.

 «Форму покупаем в секонд-хенде и не паримся»

Елена и ее четверо детей снимают квартиру в Москве. Ребята с рождения не имеют прописки: их мама когда-то уехала из родного города на Урале, жилье там утратила по семейным обстоятельствам, а в столице квартирой так и не обзавелась. Чуть больше пяти лет назад муж Елены ушел от нее, сына и троих дочерей, сказал на прощание: «Хочу пожить для себя». Так что за Николь, Венедикта, Варвару и Эмму мама отвечает сама.

Папиных алиментов едва хватает на аренду жилья: раньше он платил бывшей семье 30 тысяч, сейчас эту сумму существенно урезал. Елена, педагог по образованию, работает в основном в частных детских садах, а еще – репетитором и няней.

Но все это доход нестабильный, потому что мама постоянно зависит от состояния здоровья собственных детей: если кто-то заболеет, работу приходится отменять.

Семья у Елены творческая, все дети отлично рисуют и ходят в школу с художественным уклоном. Старшая дочь – в 9 класс, сын – в 7-ой, младшие девочки в 4-й и первый классы. О том, как снарядить детей в школу, Елена не переживает, волнуется скорее за первоклашку – как Эмма освоится на новом месте, и разрешат ли старшим детям самим забирать ее из школы. Ведь если не разрешат, маме придется снова менять работу.

О скудности семейного бюджета Елена, в отличие от других наших героев, говорит с улыбкой. С одной стороны – всего хочется и все надо, а с другой – как обрастать вещами, если они с детьми постоянно меняют место жительства, переезжая с одной съемной квартиры на другую? «Вот, при очередном переезде потеряли кисти для акриловых красок. Дети расстроились».

Цена 1 сентября для Елены складывается из нескольких составляющих. Форма маму не слишком заботит.

«У моих детей никогда не было формы в классическим смысле слова. Покупала им одежду в секонд-хенде, и они выглядели не хуже других», — говорит она.

А другие вещи – зимние сапоги, куртки, спортивную форму часто собирали по знакомым.

Другое дело – канцтовары. Поскольку школа художественная, требуется много дополнительных расходных материалов: бумага для рисования разных видов, акварель, гуашь, пастель и так далее. Все это Елена пока не купила, и признает, что сейчас ее куда больше заботит вопрос внесения очередной платы за квартиру. Летние месяцы для Елены в смысле работы обычно провальные – ученики разъезжаются, детские сады закрываются, и дохода почти нет. Так что вопрос покупок канцтоваров семья временно поставила на паузу: «Я думаю, мелочи мы постепенно докупим, и надеюсь, что преподаватели лояльно отнесутся к тому, что у всех разный достаток», – утешает себя она.

Ее стратегия – на время абстрагироваться от проблем, а потом находить решение. А еще – рассчитывать на помощь многочисленных знакомых.

Сама Елена многим помогает бескорыстно: соглашается посидеть с чужими детьми, или позаниматься бесплатно. Потом эти люди, в свою очередь, приходят на помощь.

В этом учебном году семья будет нуждаться также в компьютере или ноутбуке. До сих пор обходились без него, но старшим детям нужно писать доклады и всем – пользоваться электронным дневником. Семью Елены также поддерживает фонд Натальи Москвитиной – помогает в основном вещами для детей.

Фонд Натальи Москвитиной «Женщины за жизнь» оказывает помощь женщинам и их детям на стадии беременности и после родов. Если женщина, находясь в ситуации репродуктивного выбора, принимает решение не делать аборт, фонд сопровождает ее и ребенка – психологически, юридически и финансово. Среди тем, кому помогают «Женщины за жизнь», есть многодетные семьи: они получают небольшое пособие, детские вещи. Помочь фонду, оформив разовое или регулярное пожертвование, можно здесь.

Иллюстрации Оксаны Романовой