Штучная работа: кем может работать человек с ментальной инвалидностью

На какую работу может рассчитывать взрослый человек с ментальной инвалидностью? Оказывается, вариантов не так уж мало. Ментальная инвалидность сама по себе не может быть поводом для отказа в трудоустройстве. Единственным препятствием может быть медосмотр у психиатра, который нужно пройти, чтобы управлять транспортным средством или работать с детьми

Саша

Однажды я возвращалась домой с работы и зашла по пути в магазин «Атак». На кассе внимание привлек молодой человек с живым взглядом. Движения его рук на продуктовой ленте были четкими и уверенными. Глаза впивались то в лицо покупателя, то в кассовый аппарат, то в штрих-код на продуктах. Я подошла ближе и прочитала надпись на табличке: «Уважаемые покупатели, вас обслуживает неслышащий кассир».

Любая форма инвалидности накладывает определенные ограничения в том числе и на выбор человека при трудоустройстве. Если человек не слышит, для него сразу отпадают варианты работы на телефоне, общение с клиентами, правовое или психологическое консультирование.

Но в то же время, физический недостаток может стать и преимуществом, например, на промышленном предприятии с высоким уровнем шума. В случае с ментальной инвалидностью дело обстоит немного сложнее: человек не может получить образование с высокой квалификацией, а значит, вынужден соглашаться на тяжелый, низкооплачиваемый физический труд.

Родители часто упрекают работодателей: вакансии для людей с ментальной инвалидностью не соответствуют уровню работоспособности их ребенка. Слишком длинный рабочий день, монотонная работа в сидячем положении или весь день на ногах. Но и работодатели стараются не связываться с особыми людьми, ведь им по трудовому кодексу положены дополнительные 2 дня к отпуску, 35-часовая рабочая неделя и несколько перерывов за рабочий день. К тому же возникают опасения за качество работы и атмосферу в коллективе.

Слово родителям

Первыми обязанностями Саши были уборка и мытье посуды, а сейчас ему доверено работать на станциях фритюра, а также жарить картофель и наггетсы

Владислав не хотел сидеть дома, искал возможность самореализоваться и чувствовать свою необходимость. Окончив колледж архитектуры и дизайна по специальности мастер столярного и мебельного производства, он самостоятельно неоднократно ходил на собеседования, но без умения себя презентовать трудоустроиться не получилось.

Сейчас Владиславу 23 года, и он сотрудник EY. Он работает 3 дня в неделю с 9:00 до 18:00 с одним перерывом на обед и зарабатывает наравне с другими сотрудниками, но с учетом меньшего количества отработанных часов.

На рабочем месте он работает в Excel, сканирует, копирует, распечатывает документы, собирает и раскладывает их по папкам. А если предлагают расширить функционал, с радостью соглашается.

– У Влада очень внимательный начальник на работе. Сын недавно заболел, попал в больницу, и руководитель писала ему в WhatsApp, спрашивала как он себя чувствует. Когда он приходит с работы, он говорит: ну наконец-то я могу сказать: «я с работы, я устал!» Не то, чтобы он очень устает, скорее ему нравится, что он такой же занятой человек, как и все, у кого есть работа, – говорит мама Влада Валентина.

Владислав устроился в EY в декабре прошлого года благодаря поддержке фонда «Лучшие друзья». У фонда несколько программ, и одна из них – трудоустройство лиц с нарушением развития и интеллекта.

Два слова о пенсии

У людей с инвалидностью 3 группы, работающих официально, снимается так называемая московская надбавка к пенсии. Сама пенсия при этом выплачивается полностью. Для инвалидности 1 и 2 групп, независимо от места работы и занимаемой должности, все выплаты сохраняются в стопроцентном размере, включая надбавки.

Первый путь – поддержка

Ирина Есютина

Фонд «Лучшие друзья» – это российское отделение международного фонда Best buddies. На его счету десятки трудоустроенных участников, так принято называть обратившихся за помощью.

Участники программы поддерживаемого трудоустройства работают курьерами, фасуют, маркируют и упаковывают товары, принимают и выдают верхнюю одежду, помогают в уборке помещений, чистят овощи, а также сканируют и сортируют документы.

– Сложности бывают, но мы всегда готовы помочь их решить. Бывает, что наши участники не готовы работать по 35 часов в неделю, – рассказывает менеджер по поддерживаемому трудоустройству фонда «Лучшие друзья» Ирина Есютина. – Иногда они не понимают образные вопросы, плохо ориентируются в часах, им нужно повторить, напомнить, что пора идти домой. Был случай, когда одной участнице было некомфортно в офисе открытого типа open space. Ей поставили шкаф за спиной.

Уже через полгода–год ребята с НРИИ (нарушением развития и интеллекта) ощущают себя полноценной рабочей единицей, приносящей пользу. У них появляются свои деньги, на которые они могут купить, например, подарок близким.

– Одна мама участника рассказывала, что сын получил зарплату, и она его спросила, на что он ее потратил. Оказалось, он купил сменную обувь для работы и сразу отнес ее на рабочее место, – говорит Ирина Есютина.

Особые сотрудники полезны там, где есть четкая, понятная инструкция, не требуется принимать решения и нет нештатных ситуаций. Выучил алгоритм и работаешь. Все больше работодателей понимает, что это ценные сотрудники, они держатся за работу, и на них  можно положиться. Они внимательные, и у них меньше ошибок, потому что они перепроверяют выполненное задание несколько раз.

Монотонность и однообразность не наводит тоску, напротив, ребята с НРИИ получают от такой работы удовольствие. Аккуратный электронный архив, который оказался востребованным во время пандемии – в том числе и их заслуга.

По программе поддерживаемого трудоустройства прием на работу проходит в несколько этапов: тестирование, тренинги, поиск подходящего работодателя, сопровождение на собеседование, сопровождение на работу до полной адаптации, помощь по мере возникновения сложностей. С каждым человеком работают индивидуально, можно сказать, что трудоустройство особых людей – это штучная работа.

– Перед тем, как вывести человека на работу, мы знакомим сотрудника и работодателя, проводим профориентационные экскурсии, совместные мероприятия, проводим тренинг по пониманию инвалидности для работодателя. Это важно, ведь в тот же Burger King может прийти клиент с инвалидностью, – объясняет Ирина Есютина. – У ребят обычно узкий спектр знаний о профессии. Некоторые приходят, понимают, что на кухне очень жарко и говорят «не хочу».

Во время ознакомительной экскурсии участник может попробовать себя в деле, например, помыть посуду.

На сайте фонда «Лучшие друзья» собраны истории успешного трудоустройства. Так, например, Саша Соболев работает в Burger King. Там он впервые в жизни ходил с коллегами на корпоратив в боулинг, впервые зажег на дискотеке и рассказал, что его впервые поцеловала девушка.

Сначала Саша занимался уборкой и мытьем посуды, а сейчас он хорошо справляется на станциях фритюра, жарит картофель и наггетсы. После работы Саша регулярно ходит на занятия по волейболу, которые организует фонд «Лучшие друзья».

Зарубежный опыт

Программа поддерживаемого трудоустройства от фонда Best buddies действует по всему миру: в США, Мексике, Бразилии, Колумбии, Чили, Перу, Катаре, Доминиканской Республике, Великобритании, Голландии и России. Среди партнеров автозаводы Toyota, Subaru, Mazda, BMW, платформа Amazon, отели Hilton, Marriott, энергетическая компания Chevron, Nike, Walt Disney Television, Universal Studios и даже Google.

Участники программы выращивают растения, чистят аквариумы, выполняют несложную работу в банках и страховых компаниях, фитнес клубах, разносят  пиццу, работают в кафе, медицинских центрах, на ледовых стадионах, в магазинах игрушек, в картинных галереях, на местном телевидении и в строительстве.

Чтобы стать участником, нужно заполнить форму от имени сотрудника или работодателя. На сайте заявлено о доступности федеральных налоговых льгот.

Слово работодателю

Начав работать в Burger King, Саша впервые побывал на корпоративе с коллегами

У фонда «Лучшие друзья» более 17 партнеров-работодателей. Среди них – приют для кошек «Муркоша», межрегиональная общественная организация содействия воспитанию подрастающего поколения «Старшие Братья Старшие Сестры», Благотворительный фонд «Правмир», EY, сеть ресторанов быстрого питания Burger King и другие партнеры.

– Мы обратили внимание на людей с ментальной инвалидностью, потому что хотели сломать стереотипы, – говорит руководитель отдела подбора кадров сети ресторанов Burger King Дарья Ларина. – Люди с НРИИ физически крепкие и работоспособные.

В ресторане несколько рабочих станций: сбор заказов, касса, уборка в зале, фритюр, приготовление блюд по стандартам компании. Ребята с НРИИ работают на всех позициях. Так же, как и все, они проходят обучение от простого к сложному. В целом в ресторане гибкий график и есть перерывы. Руководство понимает: невозможно постоянно находиться в рабочем состоянии при высокой, интенсивной нагрузке.

– Мы не перестраиваем ресторан специально для потребностей особенного человека, не ограждаем  его лентами, – говорит Дарья Ларина. – Но и не даем преимуществ по отношению к другим сотрудникам. Ответственность у всех одинаковая.

Каждый сотрудник проходит обучение по технике безопасности, а значит точно знает, что ни в коем случае нельзя совать руку в фритюр и садиться на горячую плиту. Если родители переживают за своего ребенка, они могут прийти и посмотреть, как он работает. Но на практике это только мешает особому сотруднику стать самостоятельным.

Из-за ментальной инвалидности бывает сложно начать общаться, доверять. Но в то же время особые люди трогательны по отношению к гостям ресторана. Они заботливо убирают каждый поднос, не пропустят лишнюю крошку или бумажку. Когда они адаптируются, они понимают что вопреки стереотипам весь мир не против них, и что их труд нужен. И это приятно гостю.

– Стандартное поведение – уже не тренд, – говорит Дарья Ларина. – Тренд идет на выход за рамки, индивидуальность, и особые люди включаются в него.

Высокая интенсивность в работе – одна из причин возникновения текучести кадров, и особые люди не исключение. Но уходят они не из-за невыносимых условий труда, а потому, что хотят продолжить учебу, либо получили новый опыт, который может пригодиться в другой сфере.

Второй путь – особые команды

Социальное предприятие «Особая сборка» специализируется на выполнении заказов с большой долей ручного труда. Фото с сайта ooiradost.ru

Если первый путь был направлен на трудоустройство на рынке труда, то второй – это устройство в специально созданную организацию, объединяющую особенных людей. Такое трудоустройство – это одно из направлений работы региональной общественной организации поддержки инвалидов «Радость».

РООИ «Радость» тоже трудоустраивает особых ребят на рынке труда, но кроме этого в 2016 году они запустили социальное предприятие «Особая сборка». Проект «Особая сборка» победил на конкурсе социальных стартапов SAP UP. Сейчас там работают более 100 человек.

Принцип работы в корне отличается от поддерживаемого трудоустройства. В «Особой сборке» нет тренингов, зато есть обучение в процессе труда.

Президент региональной общественной организации поддержки инвалидов «Радость» Игорь Ананьев рассказывает, что сначала организация пошла по пути тренингов, но потом стало понятно, что это неэффективно, и ребят начали сразу вводить в трудовой процесс.

На помощь пришла советская методика на базе многократного повторения определенных действий. Сначала новичок просто по много раз повторял операцию, потом руководство скорректировало работу, и ребята начали в целях обучения выполнять все операции вместе с опытными сотрудниками до тех пор, пока человек не сможет делать все операции сам.

Предприятие «Особая сборка» предоставляет услуги ручных работ другим компаниям. Заказчик привозит комплектующие, сотрудники собирают и раскладывают готовые изделия, и они отправляются к заказчику. Заказы бывают разные: стикеровка удлинителей, сборка ручек, упаковка  корпоративных подарков. Так, например, Wildberries заказывает укладку стикера в косметичку. Конфетная фабрика – сборку коробок и раскладку конфет.

Для проекта «Больше, чем покупка» на автозаправках «Лукойл» нужно придавать товарный вид плюшевым медведям – класть в красивую коробочку с биркой. А для производителей гаджетов нужно доставать батарейки из блистера и укладывать в контейнер. Это работа, которую не может выполнить автомат. Она пользуется большим спросом, но для человека без особенностей скучна и утомительна. Особые ребята справляются с ней лучше.

Игорь Ананьев в беседе рассказал, что как-то раз один из его особых сотрудников сидел вечером в конце недели на работе, на что-то разозлился и вышел. Потом на него что-то нашло, он пришел и доделал все то, что не мог сделать всю неделю. Сказал, что съел «волшебную сосиску». После этого его производительность выросла в 40 раз.

Руководитель «Особой сборки» не строит иллюзий в отношении людей с тяжелыми формами инвалидности. Значительная часть обратившихся не умеют писать и читать, не знают компьютер и не могут удаленно работать.

Надомная работа по его мнению невыгодна, к тому же она не решает вопрос социализации. 40% от всех ребят медлительные и быстро истощаемые. По мнению Игоря Ананьева, у них практически нет шансов трудоустроиться.

В «Особой сборке» нет нормы выработки. Оплата сдельная – сколько собрал, столько и заработал. Предприятие продает время сборщика. Смена длится от 2 до 4 часов в зависимости от физических возможностей сотрудника. График работы гибкий – от одного до пяти дней в неделю.

Третий путь – творчество

Работа художницы Nazaria. Фото с сайта НКО «Аутсайдервиль» http://outsider-art.ru/

Интернет знает ряд примеров успеха людей с инвалидностью на поприще ведения блога. Один из ярких представителей – автор блога «Личный блог инвалида 2 группы». Молодой человек без кисти правой руки и пальцев на левой руке зарабатывает созданием сайтов и помогает оформлять резюме в виде лендинга. Немалая часть его блога посвящена трудоустройству людей с инвалидностью.

Но среди людей с ментальной инвалидностью такое встретить труднее. Например, среди аутистов есть талантливые дизайнеры, музыканты и блогеры.

Заработать на собственном творчестве бывает не под силу даже человеку без ментальных особенностей. Что уж говорить про тех, кто ко всему прочему плохо приспособлен к труду. На помощь таким особым людям приходят некоммерческие организации. Одна из них – санкт-петербургская автономная некоммерческая организация «Аутсайдервиль». Она помогает людям с ментальными особенностями получить социальную реабилитацию c помощью арт-терапии и творческой самореализации.

Аутсайдер-арт – это направление в изобразительном искусстве. Его представители, как правило, не имеют академического образования и создают произведения искусства без ориентации на зрителя или художественный шаблон. Они создают самобытные произведения, свободные от эстетических, этических и социально-политических стереотипов. В задачу «Аутсайдервиля» входит найти таких самородков и поддержать их, в том числе помочь им обрести материальную независимость.

Работы авторов «Аутсадервиля» настолько откровенны, что могут шокировать неподготовленного зрителя. Элина Долл – талантливый мульти-автор: график, скульптор, тату-мастер и создатель объемных кукол. Ее работы яркие и эксцентричные, пугающие и порой одновременно притягательные и отталкивающие. В этом январе «Аутсайдервиль» организовал ее персональную выставку «Цветами наружу» в арт-пространстве Putilov Loft в центре Санкт-Петербурга.

Начинающие авторы очень часто нуждаются не только в арт-материалах, но и в товарах первой необходимости, всесторонней материальной помощи.

Как говорят в «Аутсайдервиле», «Тюбик краски может спасти чью-то жизнь». И это не рекламный слоган, а подлинная реальность. Организация закупает для авторов арт-продукцию, а также взаимодействует с социально ответственными компаниями – Невская палитра, Erich Krause и др.

Помочь можно здесь.

«Аутсайдервиль» поддерживает не только независимых самобытных художников, но и музыкантов. Для этого создан собственный музыкальный лейбл. А еще у «Аутсадервиля» есть проект по созданию серии деревянных аксессуаров по мотивам работ резидентов с выплатой роялти в пользу авторов, чьи произведения используются при создании изделий.

Еще один способ заработать своим творчеством – это инклюзивные мастерские. И снова мы обращаемся к Санкт-Петербургу: здесь уже больше двух лет работает проект «Простые вещи». Это мастерские, где взрослые люди с особенностями развития психики и интеллекта работают и занимаются творчеством на равных с мастерами и волонтерами в шести мастерских: графической, швейной, керамической, кулинарной, столярной и арт-студии.

Работы можно купить в интернет-магазине с доставкой по всему миру.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться