Сестрам милосердия в ПНИ нужны добровольцы

«20 лет Женя считалась неспособной к выражению эмоций, но когда с ней стали заниматься, она начала улыбаться». Сестра милосердия Елена Короткова делится маленькими радостями ПНИ, которые не заметны постороннему взору.

В психоневрологических интернатах живут те, кого можно отнести к одной из самых незащищенных социальных категорий, – это ментальные инвалиды старше 18 лет. Большинство из них с тяжелыми сопутствующими заболеваниями, они не способны к самообслуживанию. Жизнь этих людей и ее качество полностью зависит от тех, кто за ними ухаживает. В московском ПНИ №11 сестры милосердия православной службы помощи «Милосердие» опекают 45 подопечных с 2000 года. Сестры не только ухаживают за подопечными, но ведут ежедневную реабилитационную работу. Ведь у этих людей всегда есть скрытые возможности. До того, как в отделениях ПНИ появились сестры, трудно было себе представить, что многие подопечные способны ходить или передвигаться на коляске, есть с ложки или даже просто улыбаться.

Для подопечных проводятся творческие занятия, организована театральная студия, ребят сопровождают на пикниках и в походах. Сегодня сестрам очень нужна помощь добровольцев для занятий и прогулок с подопечными. Об этом и о многом другом рассказывает Елена Короткова, одна из сестер милосердия, которые занимаются с обитателями ПНИ №11.

– Елена, что могут изменить сестры милосердия в психоневрологическом интернате?
– В последнее время в нашем отделении люди стали более самостоятельными. Это радует. У нас ведь очень тяжелые ребята, практически не ходячие. Много колясочников. Если кто-то научился самостоятельно ходить в туалет или кушать, – это очень большое достижение! А таких у нас все больше. Например, наши воспитанники Леночка и Марк (оба сидячие) поражают своими успехами. Они научились самостоятельно садиться и ходить в туалет. А еще стали устраивать настоящие гонки на колясках по коридорам!

– Если воспитанниками заниматься, то прогресс возможен?
– Конечно. Например девочку Сашу раньше надо было заставлять держать ложку, но наши сестры ее приучили – и сейчас она кушает сама. Надо только чуть-чуть поддерживать ручку – это уже психологическая поддержка, девочке самой пока страшновато, нет уверенности в своих силах. А раньше думали, что девочка ни на что не способна. У нее ручки тоненькие, как палочки: мышечная атрофия.
Часто бывает, что человек много лет в ПНИ, а его возможности не раскрыты. Это от того, что в ПНИ недостаточно персонала, чтобы уделить время для занятий с каждым. Нянечкам и санитаркам некогда общаться с подопечными, а для людей с ментальными нарушениями именно общение – главный фактор развития. Если с такими ребятами начинают общаться – даже минимально – результаты есть.

– Даже у старших? Ведь воспитанникам ПНИ больше 18 лет.
– Да. Вот пример: есть у нас лежачая девочка Женя, которую недавно к нам перевели. Мы с ней стали регулярно общаться, и девушка начала улыбаться в ответ на те крохи любви, которые ей достаются. Да еще какой замечательной, доброй улыбкой! А ведь научить улыбаться людей с психическими нарушениями бывает очень трудно. До этого в течение двадцати лет никто ни разу не видел Жениной улыбки. Она прибавила в весе, а раньше была просто истощена. Мы так и говорим: “У нас была одна Женя, теперь две Жени!” Это настоящее чудо! А представляете, что происходит, если человек осваивает движения сам? У нас есть мальчик Герасим, который недавно научился ходить. Пусть недалеко, метров 50. Но он обрел свободу. Теперь может сам вставать с кровати или, наоборот, лечь. Может пройти по улице. Он и сам изменился. Нам, обычным людям, трудно это понять.

– А как воспитанники общаются между собой? Ведь этому тоже надо учить.
– Мы стараемся ребят организовывать, подсказывать, что они могут. Например, ребята-колясочники выехали недавно на пикник в парк вместе с теми, кто имеет более легкий диагноз. Для них это событие лета, если не всего года. На этот раз выехало 20 человек, половина «детей» не ходячие. Они редко не выбираются за пределы интерната. Желающих попасть на такой пикник очень много. Хочется верить, что успеем этим летом провести хотя еще один пикник.

– Ваши возможности ограничены?
– Да, нам не хватает помощников-добровольцев. Но выход все же есть: ходячие ребята с легкими диагнозами помогали нам перевозить более тяжелых. На пикнике они помогали с радостью, понимая важность порученной им работы. Это практика милосердия, которая появилась в последнее время, и это замечательно!

– Вы сами назначали, кто над кем возьмет шефство?
– В том-то все и дело, что нет. Каждый из ходячих и более сознательных ребят сам выбрал подопечного. Интуитивно! У них есть симпатии. И когда мы вместе на пикнике готовили шашлык, наши “шефы” сначала покормили свих подопечных и только потом ели сами. Для них это было естественно и радостно. Мы, сестры, провозились бы гораздо дольше: сколько времени ушло бы зря!

– А что еще вы делаете на пикниках? Наверняка организуете игры?
– Тут мы не справились бы без студенток социологического факультета ПСТГУ, которые проходят у нас практику. Это происходит впервые, но, надеюсь, традиция станет постоянной. Это большая подмога. Ведь пока мы готовим еду, кто-то должен присмотреть за ребятами. Но девушки не просто смотрели, они устраивали всякие игры и конкурсы. Ребята были в восторге. Слышали бы вы их смех! Девочки очень хорошо занимаются с ребятами и в стенах интерната. Это будущие социальные работники в ПНИ, в обязанности которых будет входить и помощь в улаживании юридических вопросов, например, с пенсией и квартирой.

– Пикник в парке – одна из ваших традиций. А какие есть еще?
– Недавно мы провели эксперимент – первый в нашей истории велопоход. Четверо мальчиков выезжали в Кузьминский парк вместе с одной сестрой. Ребятам страшно понравилось. Раньше они катались только по территории, а в лес выехать – это ведь совсем другие ощущения, согласитесь. Мальчишки любят скорость, поди уследи за ними. Так что, похоже, еще одна традиция появится – если будут помощники.

– Вам требуются добровольцы для прогулок с ребятами?
– Да, причем срочно! Лето ведь такое короткое. Сестры стараются как можно чаще выводить подопечных гулять, но сейчас в нашем отделении трудятся всего две сестры. Пока они соберут и спустят на улицу 16 неходячих ребят, время прогулки заканчивается. Обидно! И ведь никакой специальной подготовки не требуется. Сейчас у многих студентов каникулы – как было бы здорово, если бы кто-то проводил хотя бы часть своего времени на прогулках с ребятами из ПНИ! Чем больше добровольцев придет, тем больше радости они получат. Плюс в том, что для прогулок по территории ПНИ не нужна медицинская книжка. Она требуется только, если волонтер помогает непосредственно в отделении.

– А чем могут помочь добровольцы в этом случае?
– Они могли бы играть с ними, читать ребятам книги. Ведь совсем не трудно почитать сказки нашим лежачим подопечным. А они так любят их слушать! На прогулку мы можем вывезти только одну лежачую девушку: каталка всего одна, поэтому еще двое вынуждены оставаться в одиночестве. Для них огромным счастьем было бы даже просто видеть кого-то рядом. К ним подходишь – они просто сияют.

– В интернате есть воспитанники с сохранным интеллектом?
– Есть ребята, которые хорошо говорят, умеют общаться. Здесь для развития нужен взрослый, который постепенно подтягивал бы их до своего уровня. У них огромная жажда общения. Раньше к ним ходила девушка-доброволец Настя, но сейчас у нее нет такой возможности. А они тоскуют: “Где же наша Настя?” К ним зайдешь на минутку и не выйдешь: рассказывают обо всем, что думают. А еще они потрясающие слушатели. И задают очень интересные вопросы. Недавно читала им, а они спрашивают: “Объясни, что такое смирение!” Попробуй вот так сходу объяснить им сложную категорию христианской философии!

– Ничего себе. Добровольцы, наверное, могли бы делать людей счастливее независимо от возраста и заболевания…
– Конечно. Средний возраст подопечных 25 лет, но в отделениях есть даже бабушки. Самой пожилой в нашем отделении 94 года. Старикам уход и общение нужны не меньше, и даже тут возможен прогресс. Благодаря нашей сестре милосердия Наташе пожилая женщина – ее тезка Наталья – смогла обрести душевный покой. Судьба у этой женщины тяжелая. Она подолгу находится в депрессии, были попытки самоубийства. А наша сестра поняла, что Наташа любит петь и стала ее в этом поддерживать. Теперь бабушка устраивает мини-концерты в холле. Мы садимся и слушаем. А еще она стала заниматься с двумя тяжелобольными бабушками. Теперь у нас репетирует целое трио.

– Такая интуитивная музыкальная терапия?
– Получается, что так. Человек вообще постоянно должен что-то делать самостоятельно, учиться, двигаться дальше, иначе он деградирует.

– Вы наблюдаете ребят несколько лет. Что обычно скрыто от посторонних глаз?
– Наши подопечные вообще более терпеливы и добры, чем мы в миру. Мальчики, например, часто отдают нам, сестрам милосердия, свои конфеты. А ведь это для них целое богатство. Но им не жалко. Могут отдать последнюю рубашку, если видят, что кому-то плохо. Но узнать их можно только будучи рядом. А рядом с ними очень немногие.
У нас был мальчик Алеша, его весь интернат любил. Алеша был очень светлым и добрым, к сожалению, он недавно умер. Два года назад он перенес тяжелую операцию и прямо у нас на глазах превратился в тяжелейшего лежачего больного. Мы были поражены Алешиной стойкостью, его умением терпеть. Он был безропотен, никому ни на что не жаловался. Рядом с ним люди становились лучше, добрее. Было как-то стыдно ныть, жаловаться или на что-то злиться. Многим хотелось помочь молодому, прекрасному, но совершенно беспомощному человеку. На Алешины похороны собралось очень много людей. Приехали даже те, кто общался с ним 5-10 лет назад. Они помнили мальчика из интерната все это время! Люди приезжали и делились воспоминаниями об Алеше. Он всем старался поднять настроение, всегда всех мирил. И совсем не изменился, когда заболел. А ведь Алешины страдания были неимоверны и длились долгих два года. После операции он уже не мог разговаривать, страшно похудел. А последние 5 месяцев мальчик провел в больнице из-за серьезных проблем с легкими. С Алешей в одной палате лежали крепкие взрослые мужчины. Они говорили, что очень изменились, находясь с нашим мальчиком рядом. Их потрясла его тихая и радостная кротость. Во всех просыпалось все самое хорошее. Это был пример мученической христианской жизни. Он столько вынес со смирением и терпением, без ропота и злобы. Еще надо подумать, кто кому помогал: мы ему или он – нам.

Если вы хотите стать добровольцем в ПНИ №11, звоните старшей сестре милосердия Ирине Александровне Колесниковой по тел. 8 926 112 44 62.

Проект помощи в психоневрологическом интернате является проектом Православной службы помощи «Милосердие». Поддержать его вы можете, став Другом милосердия.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться