«Считайте, что я проложила эту тропу для себя». Женщина на инвалидной коляске сделала лес доступным для всех

В нацпарке на Куршской косе шумят сосны, по дюнам скачут олени и белки и вольно дышится на морском ветру. Наслаждаться всем этим раньше могли только «ходячие». А потом появилась Светлана Нигматуллина, экскурсовод на инвалидной коляске, – и открыла лес для всех

Светлана Нигматуллина: "Раньше я только мечтала подъехать на коляске к самому морю. Теперь я могу это сделать!"

В лесу хорошо в любое время года. Просто бродить по тропинкам между деревьями, вдыхать аромат цветущих трав или осенних листьев, зимней свежести или первого ивового мёда – это помогает отвлечься и от тяжёлых мыслей, и от телесных болезней.

Но вот беда: получать такое удовольствие может только тот, у кого ноги ходят. Человеку с инвалидностью, или ослабленному после болезни, или маме с ребенком и детской коляской в лес дороги нет. В прямом смысле.

Для проезда нужна специальная тропа. Она имеет крепкий деревянный настил, по которому уверенно катится коляска, а на пути встречаются не только удобные смотровые площадки, информационные щиты с брайлевским шрифтом для незрячих, беседки для укрытия от непогоды, но и доступные туалеты и даже пункты для подзарядки телефонов и электрических колясок.

Ещё несколько лет назад ничего подобного у нас в стране не было. Всё началось с инициативы первого в России гида на коляске Светланы Нигматуллиной из Калининградской области. Она стала сотрудничать с национальным парком «Куршская коса» и постепенно распространять своё влияние на другие нацпарки страны.

«Без поддержки людей с инвалидностью у нас бы ничего не вышло»

Спуститься к самому морю можно на коляске и без сопровождающего – угол уклона дорожки позволяет

Куршская коса – удивительное место между Балтийским морем и Куршским заливом. Длинная-длинная коса поделена между двумя странами: её основание принадлежит России, а северная часть, где оконечность косы упирается в пролив напротив Клайпеды, – это Литва, там тоже устроен национальный парк.

Светлана Нигматуллина уже много лет живёт в городке недалеко от Калининграда, куда переехали её родители. И уже много лет прикована к инвалидной коляске – неподвижность ног не позволяет передвигаться иначе. Бухгалтер по специальности, она по призванию гид-экскурсовод, не мыслит свою жизнь без путешествий и без рассказов о достопримечательностях Калининградской области, ставшей ей родной.

Светлана выучилась на гида, хотя это было непросто, и создала общественную организацию «Аура», которая пропагандирует туризм среди инвалидов. Но Куршская коса, предмет вожделения всех туристов, оставалась недоступной для маломобильных людей. Эту недоступность надо было победить.

«Если бы не наша общественная организация инвалидов, ничего не сдвинулось бы, потому что именно нам эта инклюзивная зона нужна, не кому-то другому, – говорит Светлана. – Мы нашли деньги, а нацпарк нашу идею принял».

3 км через Королевский бор

На дорожке инклюзивная группа, которую собирает гид Светлана Нигматуллина (она на коляске в светло-зелёной жилетке): обычные и маломобильные посетители вместе

Нетрудно догадаться, что деревянный настил, по которому будут ездить на довольно тяжёлых колясках, должен отличаться от шатких мостков, где скачут между деревьями здоровые люди.

Светлана рассказывает:

– Три года назад я предложила адаптировать территорию нацпарка для людей на колясках. Конечно, не всю территорию, она очень велика, но хотя бы ту часть, которая ближе всего к въезду в парк и посёлку Рыбачий, то есть самую доступную, как говорят в нацпарке – «корневую».

Это Королевский бор – легендарный лес, который сохранялся ещё со времён прусского короля Фридриха Вильгельма I практически нетронутым. Там было запрещено рубить деревья и пасти скот, высаживали растения из других стран, которые могли бы прижиться на движущихся песках и в очень влажном ветреном климате.

Именно здесь Светлана предложила сделать экологическую тропу, доступную маломобильным людям, – 3 км, от стоянки на шоссе до самого моря.

Она понимала, что всё будет упираться в деньги. На одной экологической конференции ей повезло встретиться с немецким «Фондом охраны Балтийского моря». И, хотя помощь инвалидам не входила в приоритеты этого фонда, его руководство сделало для Светланы исключение. Взамен немцы попросили, чтобы экотропу сделали не из пластика, а из дерева, экологичного материала, и рассказали посетителям больше об экологии парка.

Максимально ровный рельеф, пригодный для движения на коляске

Смотровая площадка в конце экологической тропы, дальше – уже только пляж и море

В Королевском бору, несмотря на его двухвековую историю, не было ни одной «цивильной» дорожки, только рыбаки бродили по своим тропам, а в нацпарке не было никаких нормативов для создания экомаршрутов для инвалидов-колясочников. Всё пришлось делать методом проб и ошибок.

«Нам нужен был максимально ровный рельеф, пригодный для движения на коляске, – рассказывает замдиректора нацпарка по экопросвещению и туризму Анастасия Скребцова. По ее словам, идея инклюзивной тропы витала в воздухе, поэтому предложение Светланы в нацпарке сразу поддержали, в том числе финансово. – Например, очень красива дюна Эфа – но там сложный рельеф, а дорожка для инвалидов должна быть ровная».

Настил дорожек для инклюзивных посетителей отличается от обыкновенных настилов в других местах парка. Качественные доски с рифлением верхней поверхности защищают от скольжения – их покупали в специальных магазинах.

Для въездов на дорожку сделаны пандусы. В нескольких местах, где дорожка пересекает технические просеки, по которым ездит обслуживающая нацпарк техника, положен бетон, чтобы дорожка не разбилась. Установлены особые бортики по бокам.

Дорожка не очень широкая – 1,20. «Будь она шире, она была бы ещё дороже, но мы придумали сделать несколько разъездов-карманов, чтобы колясочники могли друг с другом разминуться», – поясняет Анастасия Скребцова.

Зарядная станция на солнечной энергии и бердвотчинг у Куршского залива

Экскурсанты всегда внимательны к растениям, радуются, когда узнают знакомые травки и деревья

Во время пандемии инклюзивная тропа стала особенно востребована.

«К нам устремились люди, занимающиеся скандинавской ходьбой, матери с младенцами в колясках, старички и старушки, которым трудно ходить, ослабленные болезнью люди, особенно после коронавируса, когда сильная одышка», – рассказывает Анастасия Скребцова.

Две сестры, Елена и Ольга, одной 50 лет, другой чуть больше, переболели ещё в июне, но до сих пор хотя с трудом, хотя до этого были вполне бодрыми женщинами.

Опираясь на палочки, они медленно идут по тропе, и на вопрос, как им тут нравится, дуэтом отвечают: «Это единственное место, куда можно прийти погулять в лесу! У нас такая одышка, что о прогулке по песчаным пляжам можно забыть, ноги вязнут – сразу в глазах темнеет и просто падаешь».

До Королевского бора женщин довозит на машине родственник, но сюда можно добраться и общественным транспортом. Конечно, Елена и Ольга и раньше знали о тропе в Королевском бору, но они в ней не нуждались – были полны сил. Теперь, когда сил мало, они оценили старания Светланы Нигматуллиной и нацпарка. Сёстры уверены, что когда они полностью выздоровеют, всё равно будут сюда заглядывать – здесь им очень понравилось.

На одной из прогулок они встретили семью с подростком в ходунках, приехавших из дальнего городка Калининградской области. Остановились пропустить мальчика в «кармане» дорожки – и разговорились с его родителями.

Те рассказали, что там, где они живут, подростку негде гулять, только по тротуару возле дома, и этот маршрут ему давно так надоел, что он отказывается ходить. А ведь ему нужно двигаться, врачи на этом настаивают. Вот приехали сюда – и мальчик очень доволен.

Глава семейства сказал, что каждый день сюда они ездить не могут, но раз в неделю – реально, они уже третий раз приезжают, сын говорит, что он и зимой сюда будет проситься.

Место силы для 33 нацпарков страны

На всех остановках сотрудники нацпарка что-то рассказывают – об истории Куршской косы, о животных и растениях, о море и заливе (то есть это не просто прогулка, а полноценная экскурсия)

Светлана Нигматуллина говорит, что посетители не сразу узнали, что именно инвалиды на колясках – движущая сила местного прогресса, думала, что это заслуга исключительно нацпарка. Но постепенно об организации инвалидов узнали все.

Когда закончилось сотрудничество с немецким фондом, Светлана со своей «Аурой» выиграла президентский грант, а теперь её финансируют шведские экологи. Всего за четыре года Светлана потратила на свой проект около 20 млн рублей, и траты продолжаются:

– Мы с нацпарком сейчас строим большую обзорную площадку у Куршского залива, там, в камышах множество птиц, поэтому в мощные бинокли можно будет наблюдать за ними.

Дорожки из хорошего дерева, поставили беседки, пандусы. В беседках стали проводить с детьми, и не только инвалидами, экологические уроки. Информационные стенды получились не хуже европейских, в том числе, с брайлевским шрифтом. Сделали отличный туалет с прозрачной крышей – там светло, можно экономить электроэнергию.

Архитектор Кристина Евстигнеева создала арт-объекты – из ивовых веток, которые держатся на металлическом каркасе, сплела фигуры животных, кабанов или оленей. Некоторые посетители, особенно в тумане, даже пугались – так эти фигуры были похожи на живые.

И последнее достижение – на днях открыли зарядную станцию, работающую на солнечных батареях, чтобы туристы могли подзарядить свои телефоны и ноутбуки, электрические коляски и скутеры.

«Считайте, что я делаю это для себя»

На краю Королевского бора у моря немного людей, в отличие от других пляжей – можно посидеть в тишине и покое

Опыт, наработанный в Королевском бору, не остался только на Куршской косе. В мае 2021 года Светлана и сотрудники нацпарка устроили стажировку для всех желающих сотрудников других национальных парков, где планируют развивать инклюзивный туризм. Приехали и из «Кенозерья» (Архангельская область), и из «Смоленского Поозерья» (Смоленская область) , и из «Красноярских столбов» (Красноярский край) – 33 нацпарков страны! Светлане постоянно звонят и пишут, просят совета, консультации.

И она никому не отказывает:

– Мы пионеры в этой области, но не жадные, мы всегда поделимся опытом, как что делать, как добывать деньги, на что обращать внимание, чтобы не наделать ошибок. Наша задача – открыть национальные парки для туристов, ограниченных в передвижении, дать возможность этим людям почувствовать себя на природе не ущемлёнными. А поскольку я по себе хорошо знаю, что такое иметь физическое ограничение, – считайте, что я делаю это и для себя тоже.

Когда Светлана только начала работать гидом в Калининграде, то прежде всего хотела занять себя чем-то интересным. Но оказалось, что это очень нужно людям, для которых простая экскурсия – нелёгкая задача. В компании с «ходячими» они не выдерживают темп, не везде могут подъехать, не всё могут увидеть, а гид на коляске – на равных с такими туристами, и это очень важно для них. Оказывается, инклюзивные экскурсии – это не только очень познавательно, но и лечит: такая психотерапия.

Сибирь, Финляндия и Эстония: испытатели на колясках

В Красноярском крае иклюзивный туризм развивает нацпарк «Красноярские столбы». Для людей с ограниченными возможностями (примерно 20% от всех посетителей) созданы три экотропы с пандусами, поручнями, перилами, тёплыми туалетами, информационными стендами и интерактивными локациями. Есть два гостевых домика, каждый рассчитан на двоих инвалидов и 4 сопровождающих.
В финском национальном парке Курьенрахка (неподалёку от Турку) скоро закончатся работы по благоустройству – причём экспертами выступают сами люди с особыми возможностями, они лучше знают, как должно быть.

Клюквенную тропу протяженностью 1,7 км расширили и выровняли. По пути испытатели на колясках проверяют, где легко сесть, и легко ли вставать после этого, безопасно ли подниматься и спускаться по склонам холмов.

Эстония тоже устраивает подобные участки в своих натур-резерватах. RMK – Центр управления государственными лесами Эстонии – создал самую большую сеть туристических троп и объектов отдыха на территории лесов. Тропы с качественным деревянным настилом для маломобильных, беседки и очаги с запасом дров (бесплатным!), хорошие информационные стенды.

А чтобы всем было понятно, почему маломобильные граждане удостаиваются такого внимания, «ходячим» предлагают получить похожий опыт. Например, в Тарту можно сесть в инвалидную коляску и попробовать в ней перемещаться по городу, заглянуть в кафе, посетить общественный туалет, прогуляться по дорожкам парка.

После такого «квеста» обычный человек проникается к человеку с инвалидностью полным участием.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться