Счастье любит тишину

Сообщество под названием «Счастливые» родилось в Переславле-Залесском больше трех лет назад и набрало 399 участников в телеграм-чате. Это сообщество деятельных людей, среди которых ремесленники, предприниматели, дизайнеры, фермеры, художники, строители, рестораторы и программисты. Некоторые из них приехали сюда, в Ярославскую область, из Европы. Суровому русскому менталитету непривычны широкие улыбки, а счастье напоказ вызывает недоверие, вплоть до подозрений в мошенничестве и даже сектантстве. О том, зачем переезжать именно в Переславль, чем «счастливые» отличаются от «несчастливых» и в чем их счастье, рассказали сами участники сообщества

В Переславле-Залесском на 37 тысяч человек населения четыре действующих монастыря, заводы по производству теплоизоляционных материалов, пищевой полимерной упаковки, фотобумаги, текстильная фабрика, хлебозавод и другие менее крупные предприятия. Частные предприниматели держат в городе кофейни, эколавки, кондитерские, делают съедобные букеты, занимаются пчеловодством, антиквариатом. Многие из них состоят в группе «Счастливых».

Если вы идете по центру города и видите французскую кондитерскую, то это, скорее всего, настоящая французская кондитерская с настоящими французскими эклерами и пирожными макарон, потому что их печет самый настоящий француз.

Экспаты здесь не редкость. В Переславле обосновались иконописец и столяр из США, галерист из Венгрии, писатель из Франции, цветоводы из Англии, пасечник из Швейцарии.

Монастырский пряник

Игумен Пантелеимон. Свято-Троицкий Данилов монастырь
Игумен Пантелеимон

Игумен Пантелеимон родился и вырос в Москве. Он окончил МГУ по специальности «прикладная математика», Московскую духовную семинарию и академию, жил и трудился в Свято-Преображенском скиту в Серпуховском районе Московской области. В скиту будущий игумен нес хозяйственные послушания по обеспечению монастыря и работал редактором издательства «Орфограф», издавал жизнеописания Афонских монахов в переводе с греческого.

На первый взгляд может показаться, что нет никакой разницы между тихой, размеренной жизнью в скиту и неторопливым ритмом жизни в маленьком городе, но это не так.

«Для меня переезд в Переславль – это увеличение темпа жизни. В скиту под Серпуховом тоже был хороший темп – ранние подъемы, послушания. Удаленность от крупных городов не приводит к тому, что ритм жизни становится более спокойным», – говорит игумен Пантелеимон.

Игумен Пантелеимон. Свято-Троицкий Данилов монастырь

Причиной переезда для него было назначение настоятелем Свято-Троицкого Данилова монастыря. «Я не напрашивался и не отлыниваю от своих обязанностей. Стараюсь делать то, что в моих силах. Есть ощущение, что по-честному работаю, Господь благословляет, и рядом появляются удивительные люди», – продолжает настоятель.

Именно люди и стали основой бизнес-модели монастырской кофейни, устроенной по инициативе настоятеля. Пока кафе строилось, люди приходили и предлагали помощь. Работа шла по принципу Тома Сойера – повезло тем, кому доверили что-то сделать для монастыря.

Идея кофейни заключалась в том, чтобы с паломниками и прихожанами можно было где-то пообщаться за чашкой чая. Обычная лавка с пирожками не совсем располагает к духовным беседам, а в монастырском кафе «Архондарик» можно и пряник купить, и душеспасительный фильм посмотреть. Слово «архондарик» в греческих монастырях означает место приема паломников, гостиничный комплекс.

Игумен Пантелеимон. Свято-Троицкий Данилов монастырь

«Нам важно, чтобы люди, которые приходят, не создавали проблемы, не задавали странные вопросы. Хочется создать место с правильной атмосферой, где приятные люди будут говорить о высоких, глубоких вещах», – описывает свой замысел игумен Пантелеимон.

Круг общения, созданный игуменом, однажды пересекся с сообществом «счастливых». Так они вместе с его участником Ильей начали печь фирменные Даниловские печатные пряники. «У нас в родительском доме на стене висели пряничные доски XIX века. Одна была в форме осетра. Их приобрели мой прадед с прабабушкой, когда отправились в экспедицию на Рыбинское водохранилище. Люди, уезжавшие оттуда, увозили все ценное. А эти доски были тяжелые, и непонятно, пригодятся ли, поэтому прежние владельцы решили их продать.

У нас в семье никто прежде не делал на этих досках пряники, и мы с помощником Ильей решили попробовать. Илья делал тесто, а я участвовал в печатании», – рассказывает игумен Пантелеимон.

Игумен Пантелеимон. Свято-Троицкий Данилов монастырь

К «Счастливым» батюшка не относится предвзято. Участники этого сообщества придерживаются разных убеждений, но сам игумен не видит в этом противопоставления «несчастным» и превозношения над ними. По его мнению, счастье от творческой реализации передается на то, что человек делает, будь то пряники, мебель или программный код.

В отличие от протестантов, где практикуется подход «приходи к нам и станешь счастливым», он не находится на этой дорожке. По словам настоятеля, для православного человека ощущение, что он соработник Бога, что он имеет возможность делать то, что приносит радость ему и другим, совершенно естественно.

«Партбилета у меня нет, есть просто чат и официальное представление новых членов. Вот и все привилегии от членства в „Счастливых“», – говорит игумен.

Игумен Пантелеимон. Свято-Троицкий Данилов монастырь

Все дело в радости трудных дорог: «Если мы просто наслаждаемся комфортом, то нас это легко разрушит. Наша радость не должна отгораживаться от тех, кто придет и попросит ей поделиться. Но важно, чтобы пришедший не был агрессивным. Пусть он сначала успокоится и тогда приходит, мы будем ему рады».

Отец Пантелеимон говорит: «Я счастливый человек, потому что у меня есть ощущение, что Господь мне посылает вкусные конфетки, и моя задача Его благодарить и не ронять эти конфетки в грязь».

Продукция «Счастливых» дорогая, и позволить себе ее могут в основном только туристы. По словам игумена, она вызывает ощущение бомонда, элитности, а отсюда – чуждость простым местным жителям. Эта история, как говорит батюшка, замыкается внутри себя – между собой «счастливые» могут покупать и продавать свои товары, а остальные в этом участвуют лишь изредка.

Духовность по-голландски

Ян Ден-Бисен в своей мастерской
Ян Ден-Бисен

То, что сделано руками и отвечает высоким стандартам качества, высоко ценится, будь то домашний сыр или какой-нибудь редкий вид работы. Ценность ремесла Яна Ден-Бисена, голландца по происхождению, как раз заключается в том, что оно доступно не каждому.

Ян родился в пригороде голландского города Маастрихт в семье верующих католиков. Дома его бабушки и дедушки молились по четкам. В семье было принято просыпаться и засыпать с молитвой, молиться до и после еды. Христианство было основой жизни семьи Яна, а не просто внешней атрибутикой.

В монастыре, куда мальчик ходил с родителями, было много литературы, творений отцов Церкви до разделения на православие и католичество. Ян выучился у монаха реставрации книг и долгое время обновлял духовные книги в католической традиции: Священное Писание, музыкальные книги для хорового пения. Книги были очень древние: некоторым по 500–700 лет. Снаружи – кожа и металл, внутри – пергамент.

Ян Ден-Бисен в своей мастерской

Когда Ян венчался с супругой Ольгой, он был еще католиком, а через полтора года после рождения сына принял православие – оно было ему ближе по духу. Недавно семья переехала в Переславль. Здесь Ян обустроил мастерскую и реставрирует духовные книги на церковнославянском языке.

Язык сложный и непонятный, поэтому, чтобы складывать страницы в правильном порядке, у Яна есть шпаргалка с переводом церковнославянских чисел. Разобраться в них не так-то просто, ведь эти числа пишутся буквами, например А – 1, В – 2, Г – 3, АI – 11.

Ян Ден-Бисен в своей мастерской. В руках старинная летопись

Маастрихт и Переславль объединяет фигура Петра Первого. В Маастрихте Петр побывал во время Великого посольства в 1697–1698 годах. Там он нашел фабрику, которая делает сукно, пригодное для шитья формы для солдат, и организовал его поставку в Россию.

У голландцев Петр Великий учился кораблестроению. В Переславле он разместил свой первый учебный ботик, а потом заложил здесь первую верфь для строительства судов. Эта связь России с Голландией повлияла на выбор семьей Ден-Бисен города для переезда. Кроме того, семье Яна понравилось то, что в Переславле очень красивая природа и много зелени.

Ян Ден-Бисен с семьей

За работой Ян листает книги и иногда находит в них что-то необычное. Однажды он реставрировал старинную немецкую Библию. В книге было много иллюстраций определенных эпизодов из Писания и в том числе из Евангелия. Ян заметил, что на всех иллюстрациях рядом с фигурой Спасителя изображена маленькая собачка. Она была даже на картине распятия Христа на Голгофе. Ян спросил об этом своего наставника, отца Лаврентия. Тот объяснил, что собака символизирует преданность Спасителя человеку до самого конца.

Некоторые особенности состояния духовных книг, которые находит Ян, касаются богослужебной практики. Так, например, у католиков есть свой особенный чин чтения Псалтири. Они разделяют псалмы на те, которые читают утром, в полдень, в обед и вечером. Ян замечал, что листы с псалмами, которые читают утром, были чистые, без следов от пальцев. Но это не потому, что их редко открывали, а потому, что утром монахи еще не успели испачкать руки.

Листы с дневными псалмами были уже более запачканными, а на страницах с вечерними псалмами было уже больше всего следов загрязнения от сажи и воска – для чтения вечером нужен был свет.

Столбовая дворянка

Арина Федчина на фоне своего дома
Арина Федчина

Арина Федчина не экспат и не монах. Она присоединилась к «Счастливым» этим летом. Счастье ей приносит любимое дело – изобразительное творчество. А еще Арина с семьей недавно купила в Переславле настоящую русскую избу с печкой и горницей. «Чувствую себя столбовой дворянкой», – пишет она в соцсетях.

Арина с детства любила рисовать и спасать природу и животных. В родном Кемерове она училась в музыкальной школе, потом в академии культуры на режиссера. Она преподавала детям вокал, была помощником режиссера, проводила праздники.

В Кемерове она была владельцем популярного караоке-бара. Жизнь, казалось, уже расчерчена, но дух авантюризма сопровождал нашу героиню на протяжении всей жизни, и, оставив дом и бизнес, Арина с мужем поехала вслед за своей мечтой в Москву.

Арина Федчина с двумя собаками в своем доме

В 45 Арина начала рисовать, в 52 получила экологическое образование. Первые продажи картин принес аукцион, на который Арина, чувствуя неловкость за свой непрофессионализм, даже постеснялась поехать.

«Я не искала покупателей, я писала картины для себя. Мой друг радиоведущий как-то позвонил и сказал: „Арин, мы проводим аукцион для больного мальчика. Ему нужны деньги. Может, ты какие-то две–три своих работы дашь для аукциона?” Я очень смутилась, хотя сама занималась благотворительностью, но я тогда очень низко оценивала свое творчество.

В итоге он взял у меня три акварели. Максим меня звал на аукцион, но мне было настолько неловко, что я не поехала. Вечером он мне звонит и говорит: ты знаешь, все три твои акварели проданы за 55 тысяч рублей. Я просто рухнула на диван. И я поняла, что мои работы кому-то нравятся, значит, можно пробовать», – рассказывает художница.

Арина Федчина на фоне своего дома

С каждой картиной Арина очень тяжело расстается. Дарить легче, чем продавать. Арина могла бы зарабатывать на рекламе в соцсетях, но не стремится к этому – не приемлет искусственность и неискренность.

Три года назад в планах художницы был переезд в Калининградскую область, но вмешалась пандемия, а затем события на Украине, и идею пришлось пересмотреть. Выбор пал на Переславль.

«Подруга рассказала мне про эту русскую избу. Мне она сразу очень понравилась. И город мне нравится. Я не боюсь менять решения. Я по жизни их принимаю за 15 минут. Эти шаги делают меня сильнее, и жизнь становится все интереснее. Не нужно бояться, что там за поворотом», – говорит Арина.

Арина Федчина у дровницы

Переславская изба была построена в 1927 году, скоро ей исполнится сто лет. В ней лет 60 жила некая баба Маруся. После нее там недолго жил какой-то пасечник. Сейчас там идет ремонт. Арина понимает, насколько ценна аутентичность, и планирует по максимуму сохранить первозданный вид избы.

Там будет деревянный пол, печка и никакого ламината. Как эколог Арина будет использовать принцип вторичного использования стройматериалов и деталей интерьера.

Аринаедчина в саду с собакой

«А чердак – это просто музей! – поражается Арина. – Сколько стоит эта изба, никто, видимо, на чердак не поднимался. Мы нашли там несколько сундуков. Под вот таким слоем пыли лежат настоящие лапти, ношеные, но крепкие! Нашли прялки, разрисованные коромысла. В сундуке в мешке лежат сухие семена льна. Подруги советуют – посей их, может, взойдут. Нашли деревянные сани на ходу. Если бы там кто-то до нас побывал, наверное, уже бы все это выкинули. А теперь у меня будет целый музей».

Арина, как и другие два героя этой статьи, переехали в Переславль, оставив привычную комфортную жизнь в родном городе. Им нужно нечто большее, чем обывательский образ жизни. Если счастьем называть не конечный положительный результат жизни, а этапы на пути к нему, то образ жизни «счастливых», конечно, проходит по этому пути.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться

Для улучшения работы сайта мы используем куки! Что это значит?