Владельцы собак-поводырей сталкиваются со сложностями в общественных местах. Не везде их встречают приветливо. Общество еще не готово воспринимать такую собаку-помощника как «средство реабилитации»

Фото с сайта stunningmotivation.com

В России лишь несколько сотен незрячих людей имеют собаку-поводыря. Все они подтверждают: их жизнь совершенно изменилась, им стало  легче передвигаться по городу, быстрее получается находить нужный маршрут. Однако среда все же не стала доступной для них на сто процентов.

Оказывается, далеко не всегда и не везде пускают с собакой-проводником, хотя по закону обязаны. Где-то сотрудники различных общественных мест просто не знают о таком законе или не понимают сути работы собаки-поводыря, а где-то человек с такой собакой просто встречает яростный отпор.

Элина Почуева, заместитель директора по фандрайзингу Благотворительного центра «Собаки-помощники инвалидов», где уже 15 лет готовят таких собак в помощь незрячим, замечает, что сотни владельцев таких специально обученных собак до сих пор сталкиваются с тем, что им отказывают в доступе к общественным местам.

Хотя, по федеральному закону  №181 «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», незрячий человек в сопровождении собаки-поводыря имеет право на беспрепятственный доступ к любым объектам социальной инфраструктуры.

«Мы решили запустить проект «Guide Dog Friendly | Мы рады собакам-поводырям», который направлен на создание доступной и дружелюбной среды для незрячих людей и их собак-помощников, – рассказывает Элина Почуева. – С одной стороны, в России, как и за рубежом, уже много dog friendly мест, таких, где посетителям с животными только рады. И владельцы собак с удовольствием приходят в такие кафе, например.

Но незрячий человек с собакой-поводырем не просто гуляет со своим питомцем, для него возможность зайти в любое место, не только, конечно же, кафе – это жизненная необходимость!

Тем не менее, наши ученики, обучившиеся в Центре и получившие собаку-проводника, часто сталкиваются с проблемами в этом вопросе».

Чаще всего, говорит Элина Почуева, выпускники Центра получают отказы в местах общественного питания, хотя есть места, куда пускают всегда и без вопросов – это, в частности, Макдоналдс.

«Иногда приходится выяснять отношения с охраной и другим персоналом. Неправильно, что незрячему человеку с собакой надо преодолевать столько препятствий, чтобы куда-то зайти», – замечает Элина Почуева.

Борис Вишняков и Джосс: «У нас не обучают персонал, отсюда все проблемы»

Борис Вишняков и его собака-поводырь Джосс недавно вышли на сцену спортивного комплекса «Олимпийский», Борис стал одним из героев благотворительного концерта «7 жизней». «Джосс был первой собакой, которая побывала на сцене “Олимпийского”!» – гордится Борис.

А вот с попаданием в другие общественные места и с пользованием сферой услуг бывают сложности. Например, когда Борис вызывал такси, чтобы доехать после концерта домой, случился казус: собака Бориса ездит с ним, сидит на полу между ног, но водитель начал возмущаться.

Пришлось просить охрану спорткомплекса вмешаться и остановить конфликт. Борис все равно поехал на этой машине, но разозленный водитель ехал всю дорогу молча.

«Я всегда предупреждаю при заказе, что со мной собака-поводырь. Обычно приезжают водители, которые сами любят собак, среди таксистов уже есть тусовка собачников, они нас и обслуживают. Причем это люди разных возрастов и национальностей.

Обычно я пользуюсь “Яндекс-такси”, “Мобайл”» и некоторыми другими компаниями – они к нам лояльны», – рассказывает хозяин Джосса.

Со сферой питания диалог не всегда складывается удачно. В «Макдональдсе» и KFC, говорит Борис Вишняков, его всегда пускают с Джоссом без разговоров. А вот в одной из пекарен-кофеен «Бриош» недавно вышел скандал.

«Я как-то заходил в “Бриош”, а в другой раз они не захотели меня пускать. Оказалось, руководство кофейни оштрафовало свою сотрудницу за то, что она пустила меня с собакой.

Я предложил связаться с руководством, хотел защитить ее, объяснить, что она как раз ведь действовала по закону! Но мне отказали в общении с начальством и в целом отношение было хамское, – рассказывает Борис. – Были как-то сложности и в Burger King. Был неадекватный человек на входе.

Я обычно всегда ссылаюсь на закон, предлагаю вызвать полицию, если есть желание. Тогда я тоже сказал, что не пойду в другое место, я уже пришел и буду здесь есть. А однажды, что вообще смешно, мне как-то отказали в экскурсии: сказали, что можно колясочникам, но нельзя с собаками-поводырями. Это удивительно».

Борис убежден, что срабатывает человеческий фактор. Каждый раз просто находится человек, не знакомый с законами, или боящийся принять решение. «За рубежом сотрудники кафе обучены общению и обслуживанию человека с инвалидностью и клиента с собакой-поводырем, у нас же такого обучения нет. Отсюда и проблемы»,  – убежден Борис Вишняков.

«Но в целом в России хорошая ситуация, – считает Борис. – По крайней мере, у нас есть закон. И пусть пока не очень стабильно, но он работает. В Германии нет закона о защите прав владельцев собак-поводырей, и их могут пустить куда-то, а могут и не пустить. Можно, конечно,  подать там иск за дискриминацию инвалидов, но это право владельца учреждения – не пустить клиента с собакой-поводырем».

Ринат Шайдуллин и Николас: «Где-то нас встречают с радостью, а где-то считают грязными»

34-летний Ринат Шайдуллин, житель Екатеринбурга, мусульманин, но не воцерковленный. Однажды зашел в мечеть с другом и был приятно удивлен тем, как встретили его с собакой-проводником.

«К нам отнеслись очень лояльно. Сотрудник мечети провел нас в специальную комнату, где предоставляют кров путникам, это жилая комната, теплая, со всей необходимой мебелью, – рассказывает Ринат. – Моему псу Николасу принесли воды и предложили еды. Нашли коврик! А по мечети мне помогали передвигаться мой друг и представитель мечети».

А вот в православном храме Рината встретили иначе. Туда он как-то зашел с подругой, приехавшей в гости. «В предбаннике нас остановили и категорично сказали, что с собакой нельзя, она оскверняет храм. Я сказал, что я не пытаюсь нарушить каноны церкви, но хочу пройти внутрь, а без собаки не могу, как мне быть?

Я спросил, можно ли ее оставить в каком-то помещении, но такой возможности не было. Мы ушли», – рассказывает Ринат.

В европейских католических храмах даже предусмотрены специальные вольеры. Там твоя собака может подождать, а по храму тебя сопровождает служащий церкви. В мечетях, если незрячий ходит на намаз с собакой-поводырем постоянно, собаке разрешается присутствовать на молитве.

Кстати, замечает Ринат, в храмах очень нужна еще и помощь незрячему: «Часто бывает, что прихожане доведут тебя до алтаря или иконы, и оставляют там. А как дальше? Бывает, что слепой человек натыкается на других, сбивает свечи. С собакой-поводырем такого не может случиться».

В поликлиники, детсады, школы, замечает Ринат, он свободно заходил с Николасом. «Иногда были попытки не пустить, но стоило объяснить, что это собака-поводырь, сразу извинялись. В поликлинике даже успокаивали – ничего, не переживайте, мы за вами сейчас пол протрем.

Оксана и Кая: «Собаку-поводыря воспринимают не как средство реабилитации, а как прихоть»

Жительнице небольшого городка Абинск Краснодарского края Оксане Забродской 31 год. Оксана видела до 20 лет, училась в специализированной школе для слабовидящих детей, но в 20 лет совсем потеряла зрение. «Есть люди, которые теряют зрение и теряются по жизни. А у меня не было проблем по ориентированию в пространстве. Ну а с собакой теперь – еще в разы легче!» – говорит Оксана.

Кассиопея (Кая) живет у Оксаны уже 1,5 года. «Когда я весной 2017 года вернулась из школы “Собаки-помощники инвалидов” домой в Абинск, оказалось, что не все так радужно, как я надеялась. Меня никуда не пускали, ни в магазины, ни в кафе… Я думала, что это проблема в моем маленьком городе. Но оказалось что и в Краснодаре, в Самаре то же самое!

В поликлинике говорят “ну куда вы притащили свою псину”, охранник в магазине “куда вы претесь со своей собакой”. В магазине, куда я пришла покупать платье, меня не захотели обслуживать, потому что “собачья шерсть летит”. В автобусе с меня каждый раз требуют платить за мою собаку-поводыря, грозят выгнать, хотя по закону за проезд такой собаки не надо платить. Я не ожидала, что каждый день буду сталкиваться с таким неприятием!

Вроде бы с собакой-поводырем жизнь незрячего человека должна улучшиться, а возникло столько проблем. А ведь и дома нельзя оставлять такую собаку, это не диванная игрушка!

Каждый день собака-поводырь должна работать, это для нее ежедневные тренировки, иначе она забывает команды и маршруты».

В итоге Оксана Забродская приняла решение бороться за права незрячих владельцев собак-поводырей и создала в прошлом году свой проект «С собакой все пути открыты», в котором сейчас уже более 100 участников из разных городов России.

По иронии судьбы, Оксана с Каей с трудом попала на форум «Территория смыслов» в 2017 году, куда была приглашена как победитель, выигравший грант на свой проект!

«Мне говорили: “С собакой нельзя, мы дадим вам волонтера”. Я отказалась: пусть тогда и колясочники идут без колясок, а волонтеры их носят! Ведь это же невозможно?

Почему же я должна отказаться от своего средства реабилитации – собаки? В итоге все же добилась того, чтобы участвовать в форуме с Каей. И это было правильное решение. Собака быстро выучила все маршруты – до зала конференций, до палаток, до столовой. И все были в восторге от Каи!»

В этом году Оксана не смогла попасть на спектакль в Театр имени Ермоловой в Москве. «У меня было приглашение от Всероссийского общества слепых. За два дня мне сказали, что либо мне придется оставить собаку в гостинице, либо я не еду. Я удивилась: я пытаюсь решить проблемы доступной среды в регионах, а получается, начинается все еще в Москве?

А общество, которое должно отстаивать интересы и права инвалидов, их не отстаивает. Переговоры с театром шли два дня. Я предлагала где-то оставить собаку-поводыря, в комнате администраторов, например, чтобы не идти с ней в зал.

Оставить на 14 часов собаку в отеле я не могла. Но театр не пошел навстречу. Нам сказали: “Хоть с поводырем, хоть с водолазом – к нам с животными нельзя”.

Хотя это – средство реабилитации, как слуховой аппарат, например! Но воспринимают собаку-поводыря как прихоть».

«Важно, чтобы бизнес поддерживал социальные идеи и соблюдал закон»

«Наш проект Guide Dog Friendly направлен на нечто большее, чем просто обеспечение беспрепятственного доступа, – говорит Элина Почуева. – Мы считаем, что любая организация, допустим, аптека, кафе, торговый центр, может и должна встречать посетителей с собакой-поводырем с улыбкой и дружелюбно.

Запустили мы проект недавно, но к нам присоединилось уже более 10 организаций. Одними из первых партнерами проекта стала сеть “Старбакс”. На дверях своих кофеен они разместили стикеры – силуэт собаки-поводыря, в своих брендовых цветах, и даже продублировали надпись на шрифте Брайля! Это один из примеров, когда бизнес идет навстречу в таких социальных вопросах. Этой историей я очень горжусь».

Проект уже поддержали музей «Гараж», театр «Современник», Ресурсные центры НКО, Мостакси, «Ельцин Центр» в Екатеринбурге, Музей Добролюбова в Нижнем Новгороде.  Сюда можно смело приходить с собакой-поводырем.

Центр разрабатывает методические материалы для сотрудников учреждений, как встречать гостей с собакой-поводырем, и проводит выездные обучающие мастер-классы.

«Такую собаку нельзя отвлекать от работы, например. Да, когда такой симпатичный пес заходит в учреждение, все хотят его погладить, угостить, похвалить. Но это излишнее внимание к собаке может помешать ее хозяину, ведь он может упасть, куда-то врезаться, – объясняет Элина Почуева. – Также мы говорим об общих правилах общения с незрячим.

Например, незрячий человек не видит, что разговаривают именно с ним. Надо легонько прикоснуться к нему и уже потом общаться. Или, например, не надо указывать рукой направление, куда идти, нужно объяснить на словах.

Иногда даже бывает, что обращаются почему-то к собаке! “Проведи своего хозяина вот сюда”. Это некорректно».

Сотрудники центра также рассказывают и о самих собаках-поводырях и их подготовке. Такая собака всю жизнь готовится к работе и передается хозяину примерно к 2 годам жизни.

Она не может проявлять агрессии к другим людям или животным – это важное знание, потому что порой сотрудники учреждений боятся, а вдруг она покусает кого-то, начнет что-то грызть или сходит в туалет? Нет, этого не случится. Собака-поводырь знает, как себя вести в толпе, в том числе, в скоплении людей, в присутствии других животных.

«Мы пишем информационные буклеты, учитывая  специфику учреждений. Например, мы специально готовим материалы для водителей такси: им нужно понимать, что незрячий не видит СМС с оповещением “к вам приехало такси с таким-то номером”. Лучше вам самим увидеть человека с собакой, встретить его, подойти к нему.

Также и при расчете, когда даете сдачу, скажите, какие это купюры, потому что человек не видит», – говорит Элина Почуева.

«Мне часто говорят: “Давайте сфотографируемся без собачки”. Но я убежден, что успешный реабилитированный инвалид по зрению – это тот, у кого есть вот такое реабилитационное устройство – собака-поводырь, он живет активной жизнью.

Собака – неотъемлемая часть нашей жизни! – говорит Борис Вишняков. – Это все равно, что мне бы сказали “Отставьте куда-нибудь свои ноги”, например. Собака-поводырь – часть меня!»

«Рано или поздно собак-поводырей станет больше, – считает Ринат Шайдуллин. – И люди уже поймут, что это не просто собака, а наши глаза!

С ней легче жить, ты чувствуешь себя полноценным человеком. Допустим, если тебя сопровождает человек, он перешагнет бордюр или какое-то препятствие, или легко пройдет между машин, зрячие люди не задумываются, что нам это тяжело. А когда я с Николасом, мои друзья даже забывают, что я незрячий!

Мне очень легко с ним ориентироваться. Я с ним теперь даже бегаю! И обгоняю на пробежке своих друзей. Это небо и земля – с тростью ты или с собакой».