Кому-то в лотерею доставался «24-сильный автомобиль лимузин-торпедо», кто-то радовался присутствию «хорошеньких, молоденьких личиков». Все о дореволюционных благотворительных базарах

0_290db_ab1c125_xl

Г. М. Манизер, «Елочный торг», нач. 20 в. . Изображение с сайта наука-религия.рф

Устройство базара

Этой ярмарки краски, разноцветные пляски,

Деревянные качели, расписные карусели.

Приблизительно так мы себе представляем дореволюционную ярмарку. Безудержное веселье, море незамысловатых развлечений, гастрономические радости. «Сбитень, сбитень, горячий сбитень, за вкус не ручаемся, но горячо будет!».

Пыль столбом, дым коромыслом, раз живем. И уж, конечно, никому и в голову-то не придет на развеселой ярмарке задуматься о тех, кому сейчас совсем не весило. О нищих. Бездомных. Безнадежно больных. Обделенных родителями.

Между тем издревле в России ( и не только в России) существовала традиция благотворительных ярмарок. Когда безмятежное веселье одних оборачивалось облегчением участи для других.

Благотворительный базар — в простейшем приближении — был устроен так. Украшался зал — арендованный или предоставленный бесплатно. Залы могли принадлежать городу, комитету, устраивающему праздничную распродажу, любой из дам-устроительниц. Заранее образовывался комитет благотворительного базара.  Выстраивались павильоны или киоски, и часть из них раздавалась фирмам и  торговым домам, которые соглашались участвовать, и/или различным благотворительным комитетам ( читай — фондам). Комитеты предлагали к продаже изделия своих призреваемых.  Дамы-благотворительницы могли отдавать для продажи свое рукоделие, личные вещи, символы праздника — искусственные цветы и пр.  Из рукоделия чаще всего вышивались подушки, накидки на подушки, платки. Рождественские, Вербные, Пасхальные  ярмарки  были общественными, пышными — помимо павильонов предполагались угощение и бал. Более скромные, приходские благотворительные ярмарки ограничивались только продажей шитья или угощений. Для этих ярмарок у дам могла быть подготовлена так называемая «палестинская корзинка» — специальная корзинка с шитьем, куда  складывались благотворительные поделки.

Все подготовленные комитетом вещи выставлялись на продажу. Цены на них назначались откровенно завышенные — рублевая сумочка могла стоить сотню или две. Специально привлеченные для этих целей барышни и дамы-благотворительницы, как правило, привлекательные и обладающие живым характером, расхваливали этот товар. Многие, впрочем, заплатив за вещь, даже не брали ее с собой, и она оставалась для дальнейшего предложения.

Часто на подобных базарах устраивались лотереи-аллегри, то есть быстрые лотерейные розыгрыши (сейчас бы сказали — «мгновенна лотерея»). Участники мероприятия, как правило, ближе к его завершению, приобретали покупали лотерейные билеты — чаще всего беспроигрышные. Естественно, и в этом случае, ценность вещей была гораздо ниже стоимости билета. Иной раз устраивали аукционы-аллегри.

«Все были полны желания купить какую-нибудь вещь и получить ее из рук царицы…»

img-2016-12-23-10-06-55

А.А.Бачкури, «Рождественский базар» (1906). Изображение с сайта ros-vos.net

Особенный шарм придавали подобным базарам присутствие высочайших особ. «Новости дня» сообщали в 1903 году: «Вчера в 8 час. веч. в присутствии Их Императорских Высочеств Великого Князя Сергея Александровича и Великой Княгини Елизаветы Федоровны, открылся в залах Благородного собрания роскошный благотворительный базар. На открытие собрался весь высший свет, все сливки московского общества Все, кому выпало счастье быть на этом базаре, были полны желания купить какую-нибудь вещь и получить ее непосредственно из рук царицы».

А на благотворительном базаре, прошедшем в 1911 году в городе Ялте, императрица с дочерьми собственнолично торговала саморучно же исполненными сувенирами: «Вокруг непрерывной волной переливалось море человеческих голов. В его переливах смешалось все: мундиры придворных и гражданских чинов, сюртуки и дамские туалеты публики…

А журнал «Призрение и благотворительность в России» сообщал: «20, 21 и 22 декабря текущего года под покровительством Великой княгини Марии Павловны в залах Дворянского собрания состоится по примеру прежних лет большой благотворительный базар при участии свыше 100 благотворительных обществ. На базаре за особым столом великой княгини будут продаваться вещи, привезенные её императорским высочеством и другими высокопоставленными лицами из Франции, Германии, Англии и Италии в пользу тех благотворительных учреждений, которые состоят под августейшим ее покровительством».

С другой стороны и базары — излюбленное развлечение знати, столичной элиты: «Княгиня Оболенская-Нелединская-Мелецкая организовала благотворительный базар в залах дома г-жи Безобразовой. Здесь в качестве продавщиц собрались все наши belles-mondaines, а во время «файв-о-клок-ти» собирается весь великосветский Петербург».

На таких базарах и призы, обыкновенно, были соответствующие: одеколоны, духи, туалетное мыло, портсигары, брелоки и броши.

Занималось базарами и офицерство. «Одесские новости» сообщали в 1914 году: «В одесском военном гарнизонном собрании, на площади Кондратенко, состоялось вчера открытие 3-дневного «благотворительного базара», устроенного в пользу общества попечения о больных детях гор. Одессы. «Базар» имеет большой успех. Публики перебывало много. В первый же день выручка от продажи вещей достигла 4500 руб.

Надо полагать, что «благотворительный базар» вызовет и в остальные два дня общее сочувствие, и даст обществу возможность усилить свой бюджет для блага больных детей гор. Одессы».

«Автомобиль достался мелкому служащему торговой фирмы г. Лукьянову»

dgd

Магазин елочных украшений. Фото нач. 20 в. с сайта chaspik.spb.ru

Неприменным условием благотворительного базара была праздничная атмосфера этого мероприятия: «Вчера в зале Благородного собрания открылся благотворительный вербный базар. В залах настоящая ярмарка. Масса павильонов. Все живописно декорировано. Повсюду «беспроигрышные» лотереи и продажа игрушек.

В толпе — масса продавщиц, подчас даже слишком усердно и настойчиво предлагающих свой товар. «Артистическая комната» превращена в ателье фотографа. Фотография работает очень бойко. Повсюду оживление, много хорошеньких, молоденьких личиков, богатые туалеты. Базар продолжится несколько дней».

Обороты подобных базаров были подчас очень даже внушительные: «18-го марта, около полуночи, закрылся вербный базар городских участковых попечительств о бедных. По приблизительному подсчету, базар дал не менее 60 000 руб. чистого барыша. В прошлом году было собрано 52 000 рублей. Наибольший успех имела лотерея-аллегри.

70467_or

Благотворительный базар в Дворянском собрании; в центре – великая княгиня Мария Павловна; Санкт – Петербург; 27 декабря 1903 г.

Крупнейший выигрыш — автомобиль, стоимостью в 7000 руб., — достался мелкому служащему одной торговой фирмы г. Лукьянову. Тут же на базаре «счастливцу» предлагали продать автомобиль. Давали 4000 руб., но г. Лукьянов от продажи воздержался, заявив, что дешевле 6500 руб. не уступит.

Представитель фирмы, продавшей автомобиль устроителям базара, соглашался дать за автомобиль 4500 руб., но г. Лукьянов остался тверд.

Окончательной подсчет выручки по всем киоскам от различных игр и кабаре будет выяснен не ранее Фоминой недели».

На другом же базаре в качестве суперприза предлагался «24-сильный автомобиль лимузин-торпедо германского завода «Опель»».

Часто в качестве призов использовались предметы народного, кустарного творчества Вот, в частности, дневниковая запись С. Смирновой-Сазоновой: «Комиссаржевская приехала в белой поддевочке, которая куплена на благотворительном базаре великой княжны. Эта работа русской бабы, грубая ткань, отделанная галунами: смесь русского стиля и модерн».

Таким образом как бы достигался двойной благотворительный эффект — призреваемые получали свою толику блатворительных денег, а кустари — гонорар. Ведь в эпоху машинной мануфактуры продать подобное изделие за приличные деньги было очень непросто.

Особенный же интерес вызывали изделия, выполненные мужчинами и, тем более, женщинами, находящимися в заключении. Столь необычные сувениры, как правило, предлагали на благотворительных балах, организованных Дамскими благотворительными тюремными комитетами.

Война

0_128944_eec575f6_xxxl

В. Васнецов, « Во всех залах Российского Благородного собрания 5,6,7 декабря 1914 года Благотворительный базар «На помощь жертвам войны»

И, разумеется, базаров сделалось гораздо больше с началом Первой мировой войны: «20 и 21 ноября в зале московской городской Думы состоится базар и аукцион работ прикладного искусства, рукоделий и предметов одежды, пожертвованных русскими женщинами в пользу жертв войны. Кружок общественных деятельниц, устраивающих базар, весной обращался с воззванием к русским женщинам, и за лето начали поступать пожертвованные работы со всех концов России; от профессиональных школ, летних колоний, монастырей и частных лиц.

Прием пожертвований продолжится до 10 ноября. Справки по телефону».

Члены царской семьи стали еще с большим рвением участвовать в таких мероприятиях, которые во многом утратили свой легкомысленный флер, зато приобрели патриотическую основательность. В частности, императрица Александра Федоровна писала об одном таком мероприятии: «Выставка-базар действуют очень хорошо. Наши вещи раскупаются прежде, чем они появятся; каждой из нас удается ежедневно изготовить подушку и покрышку».

Деньги же по большей части шли на службы тыла — на них открывали госпитали, хирургические бараки для рядового состава, Дома для выздоравливающих и переутомленных, санатории — уже для господ офицеров.

Возмущенные чувства

rozhdestvenskaya-yarmarka2

Нагорнов В.А. «Ярмарка у стен Троице-Сергиевой Лавры» (1999). Изображение с сайта artsait.ru

Апофеозом же являлся рождественский базар. Устраивался он по всей стране, и скромный обыватель, будучи подброшенный его водоворотом, вообще терял чувство реальности. В 1915 году газета «Голос Москвы» опубликовала фельетон под названием «Рождественский базар в Благородном собрании»: «Писк, визг, звуки музыки, зазывные крики продавцов, и всю эту какофонию покрывает могучее хоровое пение.

В коридорах давка, в зале негде яблоку упасть — но лица у всех веселые. Если вы попадете в этот человеческий «гольфштрем» — вы погибший человек.

Если, вас не наградят цветами или не заставят выпить десяток безалкогольного шампанского, то безусловно всучат билетов на лотерею, в которой вы выиграете или книжку для детей, или кусок «редко пахучего мыла».

Благородное собрание, знаменитая на всю Россию «Благородка»- и такие грубые развлечения. Концерт скрипачей Музыкального общества, изысканный бал для дворян самых древних родов, роскошные обеды, состоящие из тонких блюд и редких вин — куда все это подевалось? Почему вдруг уступило место варварским простонародным игрищам?

В «трахтере Епишкина», куда вы попадаете уже почти конченым человеком, к вашему столику подлетает Бестужев от Корша и ярославской скороговоркой начинает перечислять свои деликатесы. Не поддавайтесь! При получке этот разбойник будет инсценировать на вас анекдота:

— Чай пили-с.

— Нет — Рупь-с

— Бутерброды спрашивали?

— Да я, собственно, содовую пил!

— Слушаю-сь, всего три сорок.

— На чаишко с вас!

А не дать нельзя, ведь, все это пойдет на наших серых героев. И Бестужев-половой и Козловская в кокошнике и Кузнецов-пьеро — все они стараются для одной святой цели,

Завтра последний день.

Пожалуйте, господа!

Батюшки, и я заразился — никак зазывать стал».

Неотвратимость наказания в виде обязательности взносов с лихвой компенсируется причастностью к общему делу.

А вот еще одно мероприятие, проходившее все в тех же стенах. О нем сообщало издание под названием «Руль»: «Базар в пользу попечительства о бедных евангелического исповедания, названный устроителями Международной костюмированной рождественской ярмаркой, закрывается сегодня. По словам организаторов, базар материально прошел блестяще. Успех превзошел все ожидания. Вчера вечером было так много публики, что все залы российского благородного собрания оказались переполненными».

Москва была поликультурным городом. И кусок рождественского счастья доставался каждому.

Да, иной раз не обходилось без конфуза. Особенно когда за дело брались люди, которым от подобных дел следовало держаться бы подальше.

Нам понятно произошедшее — чувства двух горожан были оскорблены футуристическими украшениями зала. Об этом фиаско писала газета «Русские ведомости»: «27-го декабря на рождественском базаре футуристов, помещающемся на Морской улице, была устроена большая елка, на которую пускались лица по особым билетам. Как передают «Бирж. Вед.», двум художникам К. и Д. удалось пройти в помещение этой елки базара. Сначала все шло довольно хорошо, но в конце-концов молодые художники, возмущенные безобразием сверхдекадентства, стали срывать все украшения и декорировку залы, причем топтали ногами художественные произведения будущего. Никакие увещания не помогла несмотря на то, что в них участвовало несколько художников с крупными именами. Вся зала в конце-концов усеяна обломками гипса, обрывками картона».

Хорошо хотя бы, что никто всерьез не пострадал.

И тем не менее, гораздо чаще обходилось без подобных безобразий. Таинственная атмосфера Рождества, веселые забавы и средства, собранные в пользу нуждающихся — вот те три кита, на которых держался рождественский базар. И это обстоятельство устраивало всех.