Рейтинги – больная тема для российских НКО. На Западе это признанный инструмент оценки и сравнения, а у нас до сих пор идут споры – нужны ли они, и как никого не обидеть

На конференции «Благотворительность в России», прошедшей в Москве в начале марта (конференция ежегодно организуется газетой «Ведомости»), дискутировали о рейтингах в сфере благотворительности.

Рейтинги – один из инструментов повышения доверия и продвижения лучших практик. Ассоциация менеджеров России, например, ежегодно представляет рейтинг менеджеров по КСО. В рейтинг попадают лучшие управленцы компаний, активно развивающих свою социальную ответственность: по замыслу создателей рейтинга, он должен стать главным ориентиром качества управления в КСО. Газета «Ведомости» совместно с Форумом доноров и PwC – PricewaterhouseCoopers, сетью консалтинговых компаний, уже 10 лет ежегодно составляет рейтинг «Лидеры корпоративной благотворительности».

За рубежом рейтинги пользуются популярностью давно. В США, например, где активно развивается благотворительный сектор, работает Charity Navigator – серьезное рейтинговое агентство, которое оценивает благотворительные организации Соединенных Штатов. Эксперты Charity Navigator рассматривают фонды исходя из двух критериев: результаты их финансовой деятельности и прозрачность, оценивая НКО в балльной системе от 1 до 4 пунктов.

В итоге Charity Navigator является удобным инструментом для жертвователей, которые могут ориентироваться в сфере НКО и давать деньги тому фонду, которому доверяют. Более того, этот навигатор еще и помогает увеличивать пожертвования. Портал посещает ежегодно несколько миллионов человек, а перечисления в указанные в навигаторе фонды растут примерно на $10 миллиардов ежегодно.

Кстати, примерно по той же схеме работает «Навигатор» Русфонда, оценивая открытость и итоги сборов российских фандрайзинговых фондов.

Однако в российской благотворительной среде отношение к рейтингам пока двоякое. С одной стороны, как уже видно по имеющемуся опыту, в том числе зарубежному, рейтинги помогают развитию сектора и сборам средств, повышая доверие к фондам. С другой, многие представители НКО считают, что рейтинги не могут быть объективными, да и вообще нет однозначной и объективной механики оценки и сравнения работы фондов. Об этом жарко дискутировали и на конференции «Ведомостей».

Резюмируем кратко аргументы за и против рейтингов, высказанные экспертами.

Против: серьезная методика стоит дорого

«Рейтинг – очень сложная вещь. Трудно построить более или менее адекватную методику и систему оценки, – считает Глеб Прозоров, генеральный директор газеты «Ведомости». – Неясно, кто за нее должен заплатить, учитывая, что речь идет о благотворительном секторе. И я не знаю ни одну систему рейтингов в мире, которая бы не содержала изъянов». Идти же на гигантские издержки, чтобы создать яблоко раздора, не стоит.

Против: лидеры и так известны, а остальных сравнивать смысла нет

«В одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань, – напоминает Александр Вихров, cоветник директора фонда региональных социальных программ “Наше будущее”. – Ну что может объединить, навскидку, небольшой проект “Подари дрова”, фонд Гоши Куценко, фонд “Линия жизни”, фонд Мариса Лиепы? А еще есть Цветочный бал в Вене, бюджет которого – миллионы долларов. Как это сравнивать? Или можно ли поставить на одну лыжню олимпийского чемпиона, старика, сову со сломанной ножкой, которую опекает фонд “Сирин”, мальчика с ДЦП?»

Сравнивать несравнимое нет смысла, убежден эксперт. «Мы прекрасно знаем лидеров. Первую двадцадку фондов мы можем назвать не задумываясь. Не такие крупные, но уникальные фонды могут оказаться в конце этого списка. Какой же настрой будет у фондов на 500-х местах? Это безнадега».

Против: а судьи кто?

Юлия Юдина, директор фонда «Измени одну жизнь», имеет опыт работы в политике и знает, что рейтинг – это инструмент влияния. «Я за рейтинги, но они вызывают много вопросов в том виде, в котором существуют», – замечает эксперт.

За: ориентир для доноров

Марина Агеева, руководитель корпоративных программ БФ «Линия жизни», считает, что надо просто договориться о терминах и о том, что мы сравниваем. И предлагает создать рейтинг надежности. По надежности и крупный, и маленький фонд могут иметь одинаковый рейтинг. Или наоборот, огромный фонд, но с непродуманной системой финансирования, например, с одним донором, который может уйти в любой момент, попадет в сектор организаций с низкой степенью надежности.

Рейтинг надежности мог бы служить ориентиром для благотворителей, давая им аналитику и объективную картину, а не чье-то субъективное мнение, основанное, например, на звездном попечителе какого-то фонда. «Кроме того, сейчас мы наблюдаем очередной всплеск мошенничеств вокруг фондов. И нам надо защитить нашу отрасль. Готовность к открытости, к предоставлению финансовой информации – это тоже плюс рейтингов», – убеждена Мария Агеева.

За: рейтинги стимулируют качественные изменения

Полина Филиппова, исполнительный директор благотворительного фонда «Пери», считает, что идея оценивать всех по одному критерию абсурдна. «Нужны разнообразные рейтинги и ренкинги. Российская благотворительность не исчерпала своего ресурса роста, и нам нужны механизмы его стимулирования. И надо стимулировать качественные изменения. Рейтинги могут быть таким инструментом – помогают НКО отслеживать этот рост, демонстрировать свои преимущества и так далее».

За: они неизбежны, и важно делать их качественно

Ольга Подойницына, руководителя департамента корпоративных отношений и маркетинга банка «ВТБ Капитал». Фото: Илья Питалев / РИА Новости

Кроме того, отмахнуться от сравнений все равно не получится, считает Полина Филиппова. Если рейтинги не будут составлять профессионалы – этим займутся любители. Появление рейтингов НКО – неизбежность.

По словам Ольги Подойницыной, руководителя департамента корпоративных отношений и маркетинга банка «ВТБ Капитал», благотворительная отрасль – это сложившаяся индустрия, солидная и с точки зрения инвестиций, и распределения средств. У рынка должна быть своя структура, должны быть инструменты, чтобы сделать систему прозрачной, понятной донорам. Делать рейтинг, считает эксперт, должны профессионалы отрасли, а не специально нанятое рейтинговое агентство.

«Мы ежедневно сталкиваемся в работе с запросом на верификацию того, кто есть кто в нашем секторе. Кто – лишь видимость, хотя и сильно распиарен, а кто реально работает», – замечает Юлия Данилова, главный редактор портала «Милосердие». А еще в секторе идут острые дискуссии, например, о технологиях работы, об их эффективности – и ее тоже надо оценивать и измерять. Низкая позиция (или потеря прежде высокой позиции) в рейтинге – повод не для уныния, а для осознания своего реального места на рынке и направления для приложения усилий.

Как резюмировал Глеб Прозоров (Ведомости), задача сектора – понять, для чего нужен рейтинг, сколько будет стоить разработка методики и сбор данных, с какими подводными камнями мы столкнемся. Мария Агеева (БФ «Линия жизни») считает: нужно, чтобы кто-то взял на себя координацию действий по рейтингам. «Пусть маленькими шагами, но нам нужно начать это делать. Нужен поиск методологии, финансирования и так далее».