Люди, раздававшие еду, спрашивали, «хотите ли помолиться с нами»? «Нам не стыдно есть их еду», «Они не принижают нас за то, что мы бездомные» — были отзывы клиентов

Для начала — две истории из практики работников нескольких служб и движений, помогающих бездомным.

Бездомная Н. много лет, начиная с конца 80-х годов, живет на улице, имеет психиатрический диагноз и алкогольную зависимость. В конце 90-х она устраивается в частный приют, из него ее переводят в государственное учреждение, где Н. живет вместе с инвалидами, помогая санитару и подрабатывая таким образом. Иногда у нее случаются срывы, она уходит на улицу, но всегда возвращается. Процесс восстановления документов занимает несколько лет, и вот, когда все документы в норме и пройдена медицинская комиссия, ее направляют на постоянное место жительства в психо-неврологический интернат. Н. пугает такая перспектива, она убегает из ночлежки, где прожила несколько лет подряд, идет жить на улицу, уходит в запой. Многолетний труд социальных работников, а также многолетняя работа над собой Н. – все насмарку.

Вторая история – бездомной М. с двумя детьми, которая опять-таки много лет живет на улице в столице, уехав из родного города. Ей занимаются одновременно несколько служб и движений, в том числе те, которые нацелены на помощь бездомным детям. Ко всем работникам от М. поступает противоречивые истории о ее жизни, периодически происходит попытка обменяться информацией среди представителей разных организаций. В основном все обеспокоены судьбами детей. Семья в разное время живет у работников разных организаций. Однажды ей подыскали съемную квартиру. Но через месяц, когда М. выдали на руки деньги для оплаты за квартиру, она с двумя детьми снова оказалась на вокзале, никому ничего не заплатив, т.е., квартира для нее была потеряна. Из соцработников ее уже мало кто жалеет, многие считают аферисткой. По последним данным у нее временно отбирают младшего ребенка.

Кто здесь виноват? Безвыходны ли эти ситуации? Какими навыками и ресурсами мы можем обладать для решения подобных задач? Можем ли мы предоставить бездомной Н., способной работать и существовать самостоятельно, отдельный настоящий дом, после того, как она прошла курс социальной адаптации? А что делать с ее болезнью, с ее зависимостью? Можем ли скоординировать действия всех социальных работников, которые задействованы в работе с М. и в конце концов понять, что нужно самой М.? Что нужно ее детям?

А что нам делать с устоявшимися сообществами бездомных? Многие социальные работники были свидетелями проявления таких ценностей в этих сообществах, как взаимоподдержка, соучастие, дружба? И не секрет, что многие бездомные, приобретшие кров, чувствуют себя в новой изоляции и возвращаются на улицу…

Первоочередная нужда бездомных — это еда, лечение, одежда и гигиена. Особенно важно кормить бездомных русской зимой. Фото центра Попечение

Кормление на улице, раздача одежды, автобус «Милосердие», государственные ночлежки, небольшие частные приюты, самоорганизация в провинции на уровне общин, пара уличных газет, центры реабилитации, пара социально-значимых акций в год — вот что мы знаем о работе с бездомными в России. На Западе подобных отработанных технологий больше. Нижеследующий текст не претендует на полноту обзора, вещи, в нем описанные, очевидно – разного порядка и призваны дополнить картину нашей действительности. Это может быть не только новый подход, но и название для какой-то практики, которая уже давно применяется в России, но не подвергается анализу. Кажется важным дать название и определение тому, чем мы занимаемся, потому что это в свою очередь наложит на нас ответственность, а ответственность — хорошая штука.

Бездомные и улица
Начинать работу надо с первоочередного. Первоочередная нужда бездомных — это еда, лечение, одежда и гигиена.

Организация уличного кормления требует определенных денежных и временных ресурсов и почти не требует навыков социальной работы. Полевые кухни, автобусы с едой, столы под открытым небом, гречка в одноразовых тарелках… Полезные вещи, теплая одежда для бездомных или лекарства могут раздаваться вместе с едой.

Заслуживают внимания результаты небольшого исследования «Проповеди при кормлениях: Реакция клиентов на религиозные элементы в работе кормящих организаций религиозного толка»1 Ребекки Сэджер и Лауры Стивенс. В ходе исследования авторы статьи работали в качестве волонтеров в восьми организациях различных американских конгрегаций, а также проводили глубинные интервью с 30 бездомными, получателями услуг данных организаций. Из полученных результатов следует, что две трети бездомных выступают резко против обязательных проповедей и молитв при кормлениях вне зависимости от наличия или отсутствия у них веры – и в том и в другом случае результаты опросов одинаковы (то есть, причина не в том, что бездомные люди чужды религиозности и духовной жизни). Исследователи выделяют два основных объяснения (которые, впрочем, совпадают с причинами неэффективной работы аналогичных государственных организаций): во-первых, позиция бездомного, религиозного или нет, не учитывается; во-вторых, логика проповеди часто строится так, что бездомный сам виноват в своей бездомности (один из основных мотивов большинства подобных проповедей — «молитесь и все у вас будет, когда мне было плохо, я помолился, и у меня появились деньги» 2, а значит, вина бездомного в том, что он недостаточно молится). Самой популярной из всех, однако, оказалась организация «Food Truck», каждый из интервьюируемых, побывавший в ней, давал ей самую высокую оценку. Здесь не отказывались от религиозных элементов, но вместо обязательной проповеди проводилась молитва по желанию – люди, раздававшие еду, спрашивали, «хотите ли помолиться с нами»? «Нам не стыдно есть их еду», «Они не принижают нас за то, что мы бездомные» — были отзывы клиентов3. Таким образом, делают вывод исследователи, обязательная проповедь, проводимая с самыми лучшими намерениями, может только углубить пропасть между помогающим и бездомным. Однако это не значит, что стоит отказываться от своей миссии и убеждений, поскольку они действительно ценятся, необходимо анализировать используемые способы.

Долгое время подобная деятельность была знакома лишь церковным организациям. Начиная с 20 века, ею занимаются не только церковные или государственные учреждения, но также и движения, высказывающие протест против определенного социального устройства. В Сан-Франциско в 60-х годах группа анархистов и актеров «The Diggers», мечтавшая создать общество без денег, организовала ежедневное кормление бездомных, позже — ночлежки и магазины, где все товары отдавались бесплатно. Это был скорее политический перформанс, чем социальная работа, и основными клиентами «Диггеров» были молодые хиппи, выбравшие жизнь на улице по собственным убеждениям. С тех пор появилось много подобных инициатив в мире, в России широко известны акции групп «Еда вместо бомб» (движение Food not Bombs, появившееся в 80-х годах в США).

Food Not Bombs — это «протест против милитаризма и бедности, выраженный в бесплатной раздаче веганской пищи нуждающимся», «победа бедных над богатыми и их правительством!» (с русскоязычного сайта движения Food not Bombs). FNB кормит бездомных несколько раз в день горячей пищей без мяса. Их акции не направлены на бездомных как целевую группу, они скорее направлены на государство и общество, на политику, в результате которой средства распределяются неправильно — деньги уходят на войну, а не на нуждающихся. В связи с этим среди участников движения в России часто встречается негодование по поводу собственной деятельности — они не видят результатов ни своей помощи бездомным, ни своих политических акций4. Иногда такое недовольство способно преобразовать позицию участника акции: «Большой пользой в маленьком пространстве могла бы стать помощь даже одному человеку. Просто узнать и записать, как его зовут, что он умеет, его положение и с помощью ресурсов, которые ему недоступны (тот же телефон, интернет, знакомства) просто помочь ему с поиском работы. Один раз во время Еды Вместо Бомб женщина просто рассказала нам как можно найти её близких в Украине чтобы они могли ей помочь – для нас это просто, но для человека на улице — сложно и очень важно». Таким образом, участник подобной, изначально политической, акции может обеспечить бездомному определенное социальное сопровождение.

Многие, кто добровольно выходит раздавать еду бездомным, в конце концов, осознают, что этого недостаточно. Подобные инициативы удовлетворяют первичную потребность бездомных — потребность в питании. Когда в обществе существуют дополнительные варианты поддержки бездомных — доступные ночлежки, доступная помощь социальных работников, врачей, психологов, кормление можно считать необходимой первой ступенью в поддержке бездомного населения. Оно может и должно вести на следующую ступень — более глобальную уличную работу, которая является частью более общей практики, на Западе именуемой «аутрич».

Основной принцип аутрич-работы («активная работа с клиентами»5) состоит в том, что услуги социального или медицинского работника для клиентов социальных служб предоставляются в условиях привычного для клиента окружения, так сказать, на его территории. Чаще всего аутрич-работники работают среди маргинализованных групп. Аутрич-работа может проходить, в зависимости от целевой группы, на улицах, в сквотах (самовольно занятых пустующих помещениях), клубах, дома у клиентов (если речь идет, например, о потребителях наркотиков), в школах, тюрьмах, хостелах и т.п. Работа с бездомными происходит, соответственно, на улице или в ночлежках, где живут бездомные. Суть аутрич-работы заключается в своеобразной медиации между социальными службами и бездомными, в нашем случае, например, когда существующие организации не могут установить эффективного контакта с клиентами или когда услуги, предлагаемые этими организациями, не основываются на реальных нуждах бездомных. Считается, что при активной аутрич-работе востребованность других услуг значительно возрастает. Потенциальные клиенты вправе согласиться или отказаться от услуг аутрич работника, которые гораздо более доступны для них, менее обюрократизированны и «не сопровождаются такими признаками власти и авторитета , как офисные двери и столы»6. В этом главный плюс аутрич-работы — она сокращает дистанцию между клиентом и социальным работником, в этом же и ее сложность, можно даже сказать, небезопасность. Часто аутрич-работник оказывается единственным связующим звеном между клиентом и другими организациями, способными предложить помощь.


Аутрич-команда для бездомных из штата Юта

Аутрич работает сразу на нескольких уровнях: с человеком, с сообществом, в котором этот человек находится (сообществом бездомных, его ценностями и внутренней культурой), с обществом в целом (социальными службами, представителями власти, с общественными предрассудками). Часто аутрич-работа производится одновременно и с клиентами, и представителями социальных услуг (например, с бездомными и врачами больниц, куда поступают бездомные, работниками ночлежек и т.п.).

В настоящее время аутрич-работой на Западе среди бездомных занимается огромное количество организаций — от церковных, общественых7 до государственных8. Аутрич-работой занимаются сейчас в России многие (например, «Курский вокзал-бездомные дети«), не зная, что для такой работы придумано и свое название, и разработаны стандарты (например, требование максимальной информированности об услугах, которые могут быть доступны клиентам-бездомным), и даже собираются конференции аутрич-работников.

Часто аутрич-работа может быть связана с медицинскими услугами (опыт, схожий с работой автобуса «Милосердие»). Французская организация Самю-Сосьяль организует мобильные группы, состоящие из водителя, социального работника и врача, которые в ночное время патрулируют улицы9. Схожая деятельность у копенгагенского проекта HealthTeam (один врач и четыре медсестры), важной чертой которого является тот факт, что он, будучи инструментом социальной работы, действует в рамках системы здравоохранения и связан с различными медицинскими организациями.

На базе аутрич-работы могут применяться разные практики психотерапевтического консультирования, которые учитывают специфические черты жизни на улице, т.е. краткосрочные контакты, отсутствие многих возможностей (например, реабилитации, восстановления документов). Интересными являются такие практики, как мотивационное интервью (часто используется для работы с зависимостями10) или практика написания писем бездомным11.


Уличная работа с молодежью в Узбекистане

Важной частью удачной аутрич-работы является привлечение «равных консультантов», людей из сообщества, которые работают в парах с профессионалами — чаще всего, на добровольных началах (позже могут получить и обучение, и оплачиваемое место социального работника). Участие равного консультанта — как знатока реальной ситуации жизни целевой группы — делает работу более осмысленной и эффективной, обеспечивает возможность работы с сообществом12. Подробнее о таком типе работы далее.

Еще одним жанром работы с бездомными являются так называемые дневные центры (по-английски существует термин «drop-in-centre», «центр, куда можно забежать»), место, куда человек приходит днем и может получить различную помощь — от возможности помыться, постирать одежду, переодеться и поесть до консультаций с психологом, социальным работником, адвокатом, занятий арт-терапией (живопись, лепка, поэзия и т.п.), возможности поискать вакансии на работу, послушать лекции на темы здоровья, получить обучение в профессии, компьютерной грамотности… Часто такие центры работают 24 часа в сутки и становятся практически ночлежкой, иногда они организуются в рамках временных приютов13. Пример дневного центра в России — «Дневной центр для детей и подростков», организованный «Врачами без границ» (о деятельности центра см. в брошюре, подготовленной специально, при закрытии детского проекта «Врачей без границ» 54). Дневные центры являются важным этапом в установлении длительных отношений с клиентами и выработке их внутренних ресурсов по изменению.

Бездомные и дом
Совершенно ясно, что многие практики социальной работы не могут реализоваться на улице — например, восстановление документов, долгосрочное лечение, комплексная социальная работа и т. п. Все это успешно проводятся в условиях постоянного пребывания человека в неком стационаре, в укрытии, прибежище, в ночлежке, и, в конце концов, дома. Стоит отметить, что большинство западных программ нацелено в первую очередь на возвращение человеку возможности жить в собственном доме, и ночлежки, и разнообразные реабилитационные программы являются скорее шагом к полноценному жилищу, а не конечной целью работы с бездомным. Безусловно, такое целеполагание требует больших ресурсов как в виде площади, так и в виде количества социальных работников. Однако, как показывают результаты, эти расходы компенсируются уменьшением затрат на скорую медицинскую помощь, содержание человека в тюрьме или в специализированных учреждениях для психически больных людей. Конечно, проблемы с финансами есть и за рубежом, но некоторые из них могут решаться в виде волонтерских движений.

Один из самых известных проектов данного плана, работающий с бедными семьями, — Habitat For Humanity International15, христианская экуменическая организация волонтерской направленности, с 1976 года действующая во всем мире. Эта организация усилиями волонтеров строит доступное жилье за доступные деньги. Такие дома — это полноценное и небесплатное жилье, хотя плата за него гораздо более доступна, чем за дома по рыночным ценам. Иногда клиентами Habitat For Humanity International являются и бездомные, хотя чаще без сопутствующих бездомности проблем с зависимостью и психиатрическими заболеваниями, способные устроиться на работу и оплачивать жилье.

Интересный проект был запущен в Америке волонтерской группой «Mad Housers»16. Основным видом деятельности этой группы является строительство временного жилья для бездомных — эти небольшие дома могут быть поставлены непрофессиональными строителями за 50 часов, стоимость одного дома составляет примерно $ 400. На официальном сайте выложены чертежи и сметы для строительства домов, календарь строительства — в какой день и кому строятся дома, часто в строительстве участвуют сами бездомные. В основе деятельности «сумасшедших строителей» лежит идея, что строительство хотя бы временного жилья — первый шаг к решению проблем бездомного. Дома строятся на основе поселений бездомных, при этом по возможности взаимоотношения с владельцами земли регулируются и жителям лагерей разрешают остаться взамен на уборку территорий. По данным организации около 20% бездомных удается скопить деньги на более подходящее жилье и съехать из временного домика, в этом случае они передают право пользования им следующим бездомным. Волонтеры «Mad Housers» принципиально не занимаются социальной работой, если после строительства домов они и навещают бездомных, то только ради того, чтобы проверить состояние жилищ, остальные вопросы, по их мнению, саморегулируются самими лагерями.

Что касается других типов жилья для бездомных, то о принципах работы ночлежек в России мы имеем достаточно полное представление. К сожалению, известны случаи, когда бездомные просто «застревают» в таких учреждениях ввиду проблем со здоровьем, восстановлением документов и так далее. Бездомные, имеющие инвалидность по психическому или физическому здоровью, по правилам отправляются в специальные учреждения (как это предполагалось для бездомной Н.). Учитывая ориентацию на предоставление жилья, ночлежки на Западе тоже могут служить промежуточным звеном между улицей и другими учреждениями, однако последний этап — даже для инвалидов — это свой собственный дом.

В рамках работы с бездомным, проживающим в ночлежке или во временном доме, становится возможным использовать такие специальные практики, как case management («работа с конкретным делом», «социальное сопровождение»), постановка двойных диагнозов, наладить лечение зависимости, вести более структурированную работу с сообществом.

Кейс-менеджмент как практика социальной работы сейчас является наиболее распространенным и рекомендуемым способом социальной работы с бездомными в США17. Идея кейс-менеджмента заключается в ведении конкретного случая одним или группой социальных работников (зависит от того, например, один ли клиент, или это целая семья с различными интересами, которые могут противоречить друг другу). Эти социальные работники обеспечивают реализацию интересов клиента на всех уровнях и помогают организовывать общение и взаимодействие с другими социальными службами, с работодателями, учат клиента распределять денежные ресурсы и собственное время (возможно, такой тип работы подошел бы бездомной М. и ее семье).

Двойной диагноз означает наличие у бездомного психиатрического заболевания (шизофрении, депрессии, посттравматического стрессового расстройства и т.п.) и алкогольной или наркотической зависимости. Во многих случаях психиатрическое заболевание предшествует зависимости, и тогда употребление можно назвать некоторым способом самолечения. В других психиатрическое заболевание вызвано интоксикацией различными веществами. Принцип постановки двойных диагнозов заключается в том, что лечение двух проблем происходит параллельно, тем самым снижается риск срыва с обеих программ. Например, клиент проходит курс лечения у психиатра (или его посещают группы психиатрической помощи «на дому», в нашем случае — в ночлежке18) и реабилитационную программу. Учитывать наличие такой проблемы необходимо, поскольку часто двойной диагноз предшествует и становится причиной бездомности (наряду с разрывом социальных связей, потерей работы), что подтверждается исследованиями. Лечение двойных диагнозов невозможно без наличия у клиента хотя бы временного жилья19.

Лечение зависимости у бездомных людей в западных странах, в принципе, основано на тех же программах, что и у небездомных: это двенадцатишаговые программы, психотерапия, стратегия снижения вреда (согласно которой полный отказ от употребления алкоголя или наркотиков не требуется, но в ходе применения которой минимизируются риски нанесения вреда здоровью, благодаря чему со временем уменьшается количество употребления или происходит полный отказ от него). Однако при этом есть необходимость соответствовать условиям жизни бездомного, который вовлечен и в другие программы помощи и имеет определенные жизненные условия. Например, сейчас практике снижения вреда уделяется больше внимания как при алкогольной, так и при наркотической зависимости у бездомного, поскольку при требовании полного воздержания от употребления многие бездомные теряют возможность жить в ночлежках, приютах и т.п., что снижает шансы эффективной работы с ними20. Интересный пример программы лечения зависимости, требующий отказа от употребления и показавший хорошие результаты – программа «Дневного лечения с обязательством трезвости и использованием ваучеров» 21 (США), направленная на лечение бездомных, имеющих наркотическую зависимость. Первые два месяца участники проводили в программе по пять с половиной часов ежедневно, проходя индивидуальное (1 раз в неделю) и групповое (3 раза в неделю) консультирование, обучающие программы (посвященные проблемам жилья, профилактики ВИЧ, планированию времени и т.п.) и встречи, проводимые самими пациентами в качестве ресурса самоподдержки. После двухмесячного лечения и двухнедельного воздержания, участники переходили на этап, который длился 4 месяца и в течение которого бездомные зарабатывали себе деньги, достаточные для аренды недорого жилья, в котором употребление наркотиков было запрещено.

Все эти возможности, которые появляются вместе с местом жительства, приводят к созданию комплексных программ, направленных на возвращение бездомного к нормальной жизни в доме. Среди таких начинаний хотелось бы описать, во-первых, американскую программу «Continuum of care» («Непрерывная забота»22). Эта достаточно традиционная для Запада комплексная программа по преодолению бездомности заключается в нескольких этапах: профилактика бездомности, аутрич и оценка интересов бездомного, экстренное краткосрочное убежище, «промежуточное» жилье (жилье, сопровождаемое предоставлением социальными услуг, необходимых для возможности переезда в постоянное жилище, например, лечение зависимости), постоянное жилье (доступное жилье, за которое клиент платит не более 30 % своего дохода) или постоянное жилье, сопровождаемое услугами (для клиентов с психическими заболеваниями, инвалидностью).

Другая альтернативная программа, которая в последнее время достаточно успешно развивается в Америке — «Housing first» («Жилье в первую очередь»), совсем недавно запущенная, в основном в США. Она основывается на положении о жилище как о неотъемлемой ценности и потребности человека. Минуя традиционные ступени реабилитации (аутрич, убежище и т.п.), программа ориентируется на быстрое обеспечение жильем бездомных. Одновременно с жильем предоставляется комплекс услуг социальных работников, использование которых однако не является обязательным условием пользования жильем. Некоторые программы требуют определенной занятости клиента, будь то работа или обучение, в большинстве случаев сами клиенты платят за жилье, однако иногда первый месяц жилье предоставляется бесплатно. В случае, когда программа нацелена на бездомных, услуги социального работника чаще всего включают в себя кейс-менеджмент, помощь специалистов по зависимостям или психиатров.

Так в проекте «Дорога к жилью» (Нью-Йорк) предоставляется помощь по большей части бездомным, имеющим проблемы с психическим здоровьем и с зависимостью (двойной диагноз). Отказ от трезвости или от лечения, а также уголовное прошлое и тюремное заключение не являются основаниями для исключения клиента из программы. В рамках проекта работают упоминавшиеся выше группы «психиатров на дому». Также клиент дважды в месяц встречается с координатором и проходит программу управления денежными средствами. Данные исследования показали, что в рамках «Дороги к жилью» 88 % клиентов оставались жить в домашних условиях (за 5 лет работы программы).

Другой проект «Anishinabe Wakiagun» (Миннесота) работает со взрослыми бездомными, страдающими от алкогольной зависимости. Целевая группа проекта — взрослые американцы индейского происхождения, которые обращались в детокс (американский аналог вытрезвителя) двадцать или более раз за последние три года, дважды или более пытались лечиться от химической зависимости, при этом их здоровье значительно ухудшилось в виду злоупотребления алкоголем, и последние пять лет они провели большую часть времени на улице, доказав невозможность самостоятельно управлять своей жизнью вследствие алкогольной зависимости. Как мы видим, в этом случае социальные работники сталкиваются с наиболее сложными случаями бездомности. В центре используется модель снижения вреда. По желанию получившие жилье бездомные получают также услуги в виде кейс-менеджмента или помощи врачей. По результатам исследования, оказавшись в программе, клиенты гораздо реже попадают в реанимации и получают скорую помощь в виде детоксикации, 8% бездомных полностью отказываются от алкоголя, 60 % имеют практику воздержания больше года, 78% — больше полугода. Кажется, что в таких тяжелых случаях, такое снижение употребления алкоголя и стабилизацию состояния можно считать хорошим результатом23.

Интересно, что программа Housing First показывает беспрецедентные результаты. В августе 2007 года Министерство жилищного строительства и городского развития США заявил о падении бездомности среди «хронических» бездомных на 30% (с 176000 в 2005 году до 124000 в 2007), связанным с развитием программы Housing first в США.

Сообщество бездомных
Работа с сообществом является в наше время необходимым стандартом для многих практик социальной работы и достаточно эффективным инструментом.

Сообщества бездомных существуют и могут, если их мобилизовать, стать реальной силой по изменению жизни частных членов сообщества или отношения общества к проблеме в целом. Примером может послужить организация бездомных SAND, созданная в 2001 году в Дании. Ее создателями и членами являются люди, не имеющие дома, чаще всего живущие в ночлежках, а также люди, которые были бездомными в прошлом. Эта организация — по образцу профсоюза — назначила своих представителей в любые места, где бездомным предоставлялись ночлег и услуги. В ней учрежден институт региональных советников и национальный комитет. Предпосылками создания организации служил тот факт, что основной помощью бездомным в Дании было предоставление временного жилья в ночлежках или социального жилья. Начиная с 1976 года жителям ночлежек было официально разрешено создавать организации и высказываться на тему своей жизни в ночлежках, и в 2001 году такая организация появилась. Среди целей заявленных SAND — борьба с причинами и последствиями бездомности, за достаточную поддержку и условия проживания бездомных, вовлечение бездомных в движение. SAND не определяет себя как протестную организацию, скорее она призвана сотрудничать с другими организациями, поддерживать инициативы самопомощи среди бездомных. На данный момент организация участвует в принятии законов и планов социальной работы, связанной с бездомностью24.

Работа с сообществом начинается хотя бы с одного клиента, и включает в себя регулярные интервью с бездомными по поводу получаемой помощи, соответствия ее реальным нуждам, право бездомного задавать вопросы «зачем» и «почему» производятся определенные манипуляции в его жизни, право протестовать против не устраивающих его решений, касающихся его судьбы, и участвовать в принятии новых решений.

Еще один простой способ работы с сообществом — разрешить ему существовать. К сожалению, в России власти не всегда идут на это, что можно видеть на примере хабаровской общины «Открытое Сердце» 25 (созданное три года назад на ничьей земле поселение бездомных, окормляемое местным активистом, прихожанином одной из протестантских церквей Сергеем Номанюком, сперва пользовалось расположением местной администрации — вплоть до того, что новых «общинников» сюда и привозила «Скорая», и присылал УФСИН. Затем внезапно был подан иск об освобождении от нелегальных застроек пустыря — «зеленой зоны» по документам. Суды идут с переменным успехом: суд первой инстанции община проиграла, но 1 апреля краевой суд отменил это решение и пока хабаровские бездомные остаются в обжитых бараках). Обратная история — история палаточного городка в Сиэтле, спонтанно образовавшегося в 1990 году. Тогда мэр города подарил городку здание мотеля, и этот мотель стал первым самоуправляющимся приютом проекта, названного SHARE. Сейчас таких проектов больше десяти, два из них — женские. Жители приюта сами вырабатывают правила поведения (в том числе отказ от алкоголя, наркотиков, насилия), отбирают будущих соседей, проводят еженедельные собрания. «Я начала уважать себя, потому что я ответственна за то, что я делаю», «Ощущение власти над своей жизнью — это хорошее ощущение», «Мы присматриваем друг за другом и заботимся друг о друге» — отзывы жителей приюта26.

В Бразилии в Сан Паоло в 1992 году была организована «Ассоциация уличных людей». По сути дела это собрание бездомных, которое начиналось с совместного приготовления пищи и ужина. Теперь бездомные и социальные работники, встречаются в определенном месте каждую неделю. С одной стороны, работа Ассоциации нацелена на достаточно радикальные изменения, которые требуют участия всего сообщества бездомных — например, требования, чтобы бездомные имели свое легальное место на улице. С другой стороны, через подобную консолидацию происходят изменения на личностном уровне бездомных: «Мы верим, что можно не только создать контекст, в котором человек может выработать свои планы на будущее, но также и в то, что это процесс может помочь решить конфликты и справиться с тем негативом, который был в их жизни. Например, участвуя в коллективных действиях которые характеризуют наш проект, люди получают возможность осознать, что жизнь рядом с другими возможна, что они могут общаться и решать проблемы, участвуя в совместных мероприятиях» 27. Можно сказать, что работа этой Ассоциации представляет собой воплощение сразу двух традиционных способов работы с сообществом, которые выделил теоретик социальной работы Алан Твелвтриз: «профессиональной» (ориентированной на изменения внутри сообщества) и «радикальной» (направленной на изменения соотношения сообщества и общества в целом) 28.

Отдельный уровень самоорганизации сообщества и взаимодействия его с социальными работниками и обществом в целом — общение в интернете. Возможно, для типичных представителей целевой группы в России интернет — это темный лес, однако молодежь, в т.ч. — и беспризорники — пользуется компьютерами достаточно часто. На Западе можно встретить много частных дневников бездомных всех возрастов, самый известный из которых — «Дневник бездомного человека».

Сайт «Международные форумы бездомных» 29 является самым большим ресурсом в Интернете, где происходит общение бездомных, и был создан социальными работниками из центра помощи бездомным «Rebecca’s Community» (Австралия). Сейчас на форуме общаются бездомные из Северной Америки, Европы, Азии, Австралии, на сайт заходят социальные работники, студенты, простые люди — таким образом, налаживается связь, которая была бы невозможна в невиртуальном мире, маргинализация бездомных понижается, осуществляется взаимопомощь и взаимоподдержка. На форуме можно найти ответы на многие вопросы, возникающие как у соцработников, так и у самих бездомных.

Интересный проект Homeless Nation30 — сайт для дневников бездомных текстового, аудио и видео формата. Этот сайт был создан первоначально режиссером документальных фильмов, который снял два фильма о бездомных в Канаде, и осознал необходимость предоставления голоса своим героям. Сейчас на базе этого проекта работают не только модераторы и администраторы, но и команда аутрич-работников, которая устанавливает компьютеры в ночлежках и дневных центрах и проводит обучение компьютерной грамотности бездомных всех возрастов.

Бездомные и работа
Стратегий предоставления работы и профессионального обучения бездомным на Западе много. Как мы уже видели, они являются пунктом большинства комплексных социальных программ. Обучение и предложения работы появляются уже на уровне дневных центров. В США за программы занятости бездомных отвечают по крайней мере пять Департаментов, и у каждого есть свои решения31. Во многих общинах бездомных существует определенная трудовая занятость, которая позволяет им существовать. Заметнее всего деятельность «уличных газет», (в России такая газета существует — петербургское издание «Путь домой»).

Уличные газеты — газеты, которые продаются бездомными — появились сравнительно недавно, в конце 1980-х гг. Сейчас в мире издается около ста газет и журналов32, которые заметно отличаются друг от друга и своим коммерческим успехом, и своей направленностью. Большинство подобных изданий не нацелены на коммерческую деятельность и существуют на гранты. Помимо финансового обеспечения бездомного (часть денег от продажи газеты идет продавцу), уличные газеты выполняют множество функций. Например, осуществляется работа с сообществом — как «профессиональная» (внутри сообщества продавцов), так и «радикальная» (во-первых, газета сама по себе является независимым рупором для бездомных, дает им возможность быть услышанными, во-вторых, через продажу газет может происходить коммуникация между бездомным и покупателем — сообществом и обществом в целом). Уличные газеты часто сотрудничают с проектами арт-терапии бездомных, устраивая выставки и другие массовые мероприятия. Некоторые из газет добиваются общежитий для своих продавцов и обеспечивают их различными услугами социальных работников. Так британское издание Big Issue помимо поиска жилья учит бездомных управлять их собственными сбережениями, обеспечивает психотерапевтическую поддержку и медицинскую помощь. Однако уличные газеты часто подвергаются критике. Так, по мнению некоторых, во многих случаях практики продажи уличной газеты преобразуют «стигму бездомного в продукт, который приобретается словно сувенир» 33.

В заключение хотелось бы еще раз отметить, что обращение к опыту других стран может быть для русской ситуации весьма актуальным. Конечно, мы вольны выбирать из того, что представляется нам наиболее эффективным, но главное, чтобы выбор был. Это важно для людей, которые делают эту работу и жизненно важно для людей, для которых она делается.

Александра ОСИНА

———————————
1 Sager R, Stephens L. Serving Up Sermons: Clients’ Rections to Religious Elements at Congregation-Run Feeding Establishments // Nonprofit and Voluntary Sector Quaterly. 2005. # 34. Pp. 297 – 315. Назад
2 Ibid. P. 309 Назад
3 Ibid. p. 311 Назад
4 Cм. статью в интернет-журнале «Рабкор» http://www.rabkor.ru/?area=articleItem&id=693 Назад
5 Перевод, предложенный в «Словаре-справочнике по социальной работе»: М.А. Гулина. Словарь справочник по социальной работе. Спб.: Питер, 2008. С. 23 Назад
6 Outreach work among marinalised populations in Europe. Guidelines on providing integrated outreach services. Amsertdam, 2007. P. 21 Назад
7 http://www.hopuk.org/about.asp — «Аутрич-проект для бездомных Эдинбурга», частично спонсируется государством. Назад
8 См. например, проект аутрич-работы полицейского департамента города Пинеллас Парк, штат Флорида, где в паре с социальным работником выходы производит полицейский: http://www.pinellas-park.com/Departments/Police/HomelssOutreach.asp Назад
9 http://www.samusocial-75.fr/spip.php?article9. В Москве несколько лет работают бригады «Самю Сосьяль», ориентированные на помощь бездомным детям и молодежи. Назад
10 См. статьи: http://old.consilium-medicum.com/media/bechter/07_01/4.shtml, http://www.aidsalliance.kiev.ua/ru/library/our/motivationinterview/pdf/mg6.pdf
Назад
11 См русский перевод статьи Дж. Уиксона http://community.livejournal.com/ru_homeless/17354.html Назад
12 Outreach work among marinalised populations in Europe. Guidelines on providing integrated outreach services. P. 28 2007. Назад
13 Пример разнообразия услуг в таких центрах — «дроп-ин» центр в Калгари — http://www.cdics.com/home.htm Назад
14 Как построить мост между улицей и обществом. «Врачи без границ»: опыт и анализ организации помощи уличным детям и подросткам в Москве (2003-2006 г.г.). Москва, 2007 Назад
15 Официальный сайт: http://www.habitat.org/ap/ Назад
6 Официальный сайт: http://www.madhousers.org/shelter.shtml Назад
7 См. http://aspe.hhs.gov/ProgSys/homeless/symposium/7-Casemgmt.htm Назад
8 http://www.psyobsor.org/1998/18/2-1.php Назад
9 Подробное исследование практики лечения двойных диагнозов см. в статье http://www.psychosocial.com/dualdx/dualdx1.html (Robert E. Drake, Fred C. Osher, Michael A. Wallach. Homelessness and Dual Diagnosis // American Psychologist, November 1991 Vol. 46, No. 11, 1149-1158) Назад
20 В России на данный момент, несмотря на громкие дебаты, существуют около 70 программ снижения вреда, направленных на профилактику ВИЧ инфекции, часть из которых действуют в рамках национального проекта «Здоровье». Эти программы направлены только на потребителей инъекционных наркотиков, и оценить участие в них бездомного населения пока невозможно. Назад
21 http://www.nida.nih.gov/BTDP/Effective/Milby.html Назад
22 Официальный сайт: http://www.thecontinuumofcare.org/default.asp?page=home Назад
23 См. подробности проектов на сайте: http://www.endhomelessness.org Назад
24 Подробнее см.: Anker J. Organizing homeless people: Exploring the emergence of a user organization in Denmark// Critical Social Policy 2008, #28, pp. 27-50 Назад
25 http://www.pravonadom.spb.ru/main.php?g=articles&c=65&v=i&i=1728 На примере истории с Хабаровской общиной мы можем выделить еще один способ работы с сообществом — «организация сообщества» (community organizing), и руководитель общины С. Г. Номанюк интуитивно оказался в роли социального работка этой направленности. Назад
26 Rivas M., Rosen R. Where did you sleep last night? The SHARE/WHEEL story: An experience of self-managed shelters. // Dulwich Centre Journal. 1999, № 3. Pp. 67 – 69. Назад
27 “Associacao Minha Rua Minha Casa”: My Street My Home Association // Dulwich Centre Journal. 1999, № 3. Pp. 20 – 23 Назад
28 Майо М. Работа в сообществе. // Практика социальной работы. Амстердам-Киев, 1996. С. 92 Назад
29 http://forums.homeless.org.au/ Назад
30 http://www.homelessnation.org/index.php?lang=en Назад
31Подробный анализ см. в статье: http://aspe.hhs.gov/hsp/homelessness/symposium07/long/index.htm Назад
32 См. сайт Международной сети уличных газет: http://www.street-papers.com/the-street-paper-concept/ Назад
33 Lindemann K. A Tough Sell: Stigma as Souvenir in the Contested Performances of San Francisco’s Homeless ‘Street Sheet’ Vendors // Text and Performance Quarterly. 2007 Vol. 27 1. P 42. Назад

См. также: Ароматерапия для бездомных

Как помочь бездомному человеку в Москве