Путь к трезвости: Подмены

Как «бабл гам» тешит сладким вкусом ребёнка, попутно нанося вред слизистой оболочке его желудка, так и жвачка из самоуверенных суждений бередила моё воображение, разъедая хлипкий фундамент новой жизни. В разговорах о трезвости с друзьями и даже знакомыми с удовлетворением отмечал про себя: «Зауважали они меня»

Читать предыдущую историю:

Умерщвляющие «доводы»

Спускаясь в метро, всё время наталкиваюсь глазами на плакаты, рекламирующий пиво. Надписи на них удивляют: «Жизнь: облегчённая версия», «Многие вещи могут обойтись без тебя», «Только налегке можно оторваться от земли»… Сначала, был грех, раздражался, а потом задумался об обмане, которым нас так активно потчуют буквально на всех углах, и который люди зависимые с удовольствием в себе поддерживают.

Одна из основ зависимости – желание окунуться в атмосферу бесшабашного удовольствия. При его определении принято употреблять слова, используемые в приведённых выше рекламных плакатах – улететь, оторваться. Здесь составители не халтурят – стиль, что называется, выдерживают. Вот только доводы не выдерживают даже поверхностного рассуждения трезвого ума.

Лёгкость восприятия жизни (а именно на неё намекают рекламодатели пива) и употребление алкоголя или другого «допинга»- два понятийных антипода. Исходя из личного опыта, могу констатировать, что первое достигается, как бы это странно ни казалось, за счёт труда, порой очень тяжелого. Без него невозможно даже отличить лёгкость настоящую от искусственной. Настоящая может появиться только у человека свободного от воздействия каких бы то ни было веществ, который знает, что такое «тяжесть». В противном случае, человек ощущает вместо лёгкости невесомость. Она, безусловно, сначала радует. Но ровно до того момента, когда хочешь встать обратно на ноги, а сделать этого, увы, уже не можешь.

Если скажешь, что вводить «отрыв», «улёт», «оттяг», «расслабон» в привычку неправильно, что такой путь губителен, то подавляющее большинство не поверит. А то и вовсе перестанет разговаривать: «Вот ещё один проповедник нашёлся! На святое покусился – законный отдых!». Здесь и происходит щелчок переключателя, который направляет твои вроде бы естественные стремления по ложному следу.

Восстановление сил, безусловно, человеку необходимо. Но причём здесь наркотики, алкоголь, игровые автоматы? Они-то что восстанавливают? На деле получается, что любой допинг приводит к потере возможности жить даже не полной, а просто нормальной жизнью. Что уж говорить о её восприятии, которое после каждого злоупотребления скукоживается, как сгоревшая кожа. Доказывать это лишний раз не надо – всякий, кто хоть раз сталкивался с ломкой или похмельем, понимает, о чём идёт речь.

Даже абсолютно светскому правилу «за всё в жизни приходится платить» доверять, ну, никак не хочется. Потому что всегда присутствует железобетонная уверенность: платить будут все, но не я. У кого-то она трансформируется в постулат «мне должно повезти», у кого-то «покайфую так, чтобы без последствий», у кого-то «да я не пью, а выпиваю», «я не торчу, а расслабляюсь», «я не играю, а деньги зарабатываю» – можно целый сборник опубликовать из таких вот «доводов», и переиздавать, дополняя его новыми, до бесконечности. Печально, что доводы эти не только мёртвые (с точки зрения трезвомыслящего человека), но и умерщвляющие всё радостное и живое в человеке.

Мало того, «отрыв от земли» в приведённой выше рекламной серии плавно перетекает в самоустранении от «многих вещей», которые, как нас уверяют, «могут обойтись без тебя». Своеобразный «самоотвод» от жизни получается. Между тем, оказаться вне пространства, тебя окружающего – самое противное, что только можно себе вообразить. Когда человек забывает о жизненных проблемах, он одновременно устраняется и от радостей «подлунного мира».

Ваш покорный слуга «многие вещи» игнорировал, лишая тем самым себя возможности приобрести бесценный опыт в преодолении барьеров. А без него, к слову, даже заноза в пальце будет казаться вселенской трагедией. Какая уж тут, с позволения сказать, радость!.. Наверное, стремление «забить» на многие вещи можно сравнить с желанием искупаться на большой глубине человека, который не умеет плавать.

Согласитесь, неприглядная рекламная картинка вырисовывается. Но это ещё полбеды, если я своими перечисленными выше умозаключениями открыл перед вами, уважаемые читатели, Америку. Но, судя по собственному алкогольному прошлому, люди зависимые (особенно те, кому за 30) всё это достаточно хорошо понимают и осознают. Встаёт вопрос: почему учиться на ошибках, о которых буквально кричит не совесть даже (она-то голос давно сорвала), а наш организм, физиология, которая буквально умирает в часы расплаты за вчерашний кайф, считается не правильным, не уместным, и даже зазорным? У меня в своё время аргументов было несколько. Приведу лишь два, наиболее ярких в своей безрассудности.

Первый. Если выпил «неправильно», значит, в следующий раз обязательно будет по-другому: без драк, потерянных ключей и документов, без провалов в памяти. Я могу себя сдержать, потому что я не алкаш, а, скажем так, человек увлекающийся. В реальности вот этот самый «человек увлекающийся» вытеснял, причём самым грубым и беспощадным образом, «человека разумного». Постоянно повторяющиеся конфузные в лучшем случае, и опасные для жизни – в худшем, ситуации нисколько не смущали. Автор этих строк заботливо запирал их в «долгий ящик», и неизменно возвращался на проторенную дорожку.

Второй аргумент. Если не выпьешь, когда предлагают, можешь вызвать подозрения: а вдруг у него проблемы с алкоголем? Звучит очень забавно, если бы не было так грустно. Данное рассуждение – реквием собственной адекватности. То, что у тебя «проблемы» твои друзья-товарищи заметили ещё вчера – будьте уверены. Но не сказали: обижать не хотят «хорошего человека» и продолжают приглашать на застолья. В моём случае кредит такой воспитанной терпимости в мало-мальски приличных компаниях иссяк достаточно скоро – понадобилось два-три года. Знаю случаи, когда человек раз за разом уходил из-за стола вроде бы нормальным, но потом неизменно добавлял по дороге, дома усугублял. Вся эта партизанщина привела к тому, что о «секрете» через какое-то время узнали все, но сам «чекист» был уверен, что он до сих пор всё ловко скрывает. Подобных иллюстраций того, что тайное всегда становится явным – пруд пруди. Алкоголь, наркотик, да любая зависимость не церемонится и долго не возится со своими поклонниками.

Практически каждый из нас считает, что отдыхает ровно столько, сколько ему требуется. Забывая при этом, что отдыхать полезно не по требованию, а по необходимости. Иначе времени на работу, в первую очередь над собой, не останется. Между тем, лишаясь её, у человека нет возможности выжить духовно (сначала) и физически (чуть позже). Это ощущал в своё время автор этих строк.

Жвачка «уникальности»

Отказавшись от алкоголя, решил не отмалчиваться и рассказывать всем, каким образом я бросил пить. Почувствовал прямо комсомольский задор и тягу пообщаться в стиле вожаков советской молодёжи. Три месяца спустя внутри меня проснулся настоящий агитатор, который готов был рассказать всем, как надо жить «правильно». Стоило больших усилий затормозить раскручивающийся маховик собственной «умудрённости», который стер бы первые слабые ростки новой духовной жизни.

«Есть чёрное и белое, хорошее и плохое, «да» и «нет». И никаких полутонов: всякое о них упоминание – самооправдание, фальшь, каприз, блажь! Если хочешь добраться до верного решения – спроси меня: я знаю, как пройти», – такие настроения с чавканьем пережёвывало моё мироощущение в первые месяцы трезвости. Как «бабл гам» тешит сладким вкусом ребёнка, попутно нанося вред слизистой оболочке его желудка, так и жвачка из самоуверенных суждений бередила моё воображение, разъедая хлипкий фундамент новой жизни. В разговорах о трезвости с друзьями и даже знакомыми с удовлетворением отмечал про себя: «Зауважали они меня. Только ради этого стоило завязать с алкоголем! Прямо в рот смотрят – ждут, пока ещё что-нибудь посоветую на тему трезвости! Славно-то как!».

Причём основания такому «славному» довольству возникали, как грибы после дождя. Мозг без алкоголя стал соображать быстрее, мысль уже не плутала безнадёжно в поисках продолжения, как раньше, слова складывались в аккуратные, лаконичные рассказы. И всё бы ничего, да только прижигало душу чувство собственной значимости, которое скоро стало выражаться в некотором презрении к тем, кто не видит «очевидных» вещей: алкоголь – яд для всех и вся, любое его количество губит каждого.

Потом, как раз перед тем, как начать писать заметки о трезвости, стал задумываться: благие ли корни у ставшего мне почти родным категоричного тона? И к своему стыду понял: нет. Когда я изрекал очередную тираду о вреде алкоголя, думал не столько о спасении других, сколько о собственном самоутверждении. Пришлось честно себе признаться, что платформа него была неприглядная: «Если мне алкоголь противопоказан, то и всем на планете Земля – тоже. Иначе и быть не может, потому как в противном случае я сам себе казался ущербным. Как это так – им можно, а мне нельзя?! Не бывать такому!».

Опасная это оказалась тропинка. За решимостью бросить пить, о которой постоянно говорят в Ромашково, спряталось желание всех научить, как «на самом деле» надо жить. И оно не было выражением личного опыта, которым можно и нужно делиться, а являлось убеждением в непогрешимости собственных представлений и обязательности их выполнения другими. Из-за этого мои антиалкогольные «спичи» в то время напоминали этакое универсальное средство сродни печально известному «гербалайфу» – помогает оно единицам, а смущает многих.

Слава Богу, что дал силы и возможность писать эти заметки. В процессе работы над ними многое переосмысливал, и если бы работал не с компьютером, а с листом бумаги, то в урну неудачные черновики летели бы пачками. Благодаря этому появилось, наконец, здоровое опасение, что кого-то мои навязчивые поучения могут запросто развернуть в обратную от трезвости сторону, и не на день-неделю, а навсегда! Здесь мне действительно стало страшновато, и потому старался тщательно подбирать каждое слово.

Однако не стоит думать, что приведённые выше мемуарное творчество отрицает разговоры о вреде пьянства. Говорить и противостоять этому злу надо обязательно. Только ощущение собственного геройства во время единичных побед над зависимостью (а расслабляться в борьбе с нею даже после нескольких лет трезвости нельзя – и печальные тому подтверждения «ромашковцы» знают и не раз рассказывали о них) подобно тому же пьянству, только моральному. И это утверждение, как говорится, испытано на себе. Дело не только в трезвом стаже (сколько дней. месяцев, лет не пьёшь, не колешься или не играешь), но и в понимании того, что не ты автор таких результатов, а Тот, Кто несмотря на все твои безобразия, надоумил тебя выкарабкаться из мрака. А чувство собственной ценности заставляет забывать об этом…

Вообще, самоцен ведёт человека по дороге жизни, что называется, от канавы до канавы. В них поджидает не только прелесть, в которую впал и о чём выше написал автор этих строк. Собственная «уникальность», убеждённость в том, что твой порок, твой случай – не такой как у всех, приводит и к другой крайности: «Если я не такой как все, то и правила для меня не писаны. Всем «ромашковцам», к примеру, выпивать даже рюмку за здравие или за упокой дорогого родственника строго запрещено, а мне можно. Потому что у меня путь свой, на других ни капельки не похожий. Я уже осознал, что «заводиться» нельзя, что нужно вовремя останавливаться. Значит чуть-чуть можно».

Вариаций и продолжений подобных мыслей – великое множество. Приведу лишь те, которые возникали в своё время у меня. Первое. Мне придётся выпивать, потому что в моей работе журналиста без тёплого разговора под горячительное никак нельзя – связи можешь нужные потерять. На деле всё оказалось наоборот: о серьёзном взаимодействии возможно договориться только на трезвую голову, а не на «подогретую». Второе. Знакомые, с которыми не виделся «целую вечность», обидятся на отказ выпить с ними. И здесь проблемы никакой не возникало – приятели, которые не мыслили встреч без алкоголя, если и уговаривали «опрокинуть» за встречу, то совсем недолго. Потом вместе с ними убеждался, что темы для интересных разговоров легче искать без алкоголя. С ним же всё общение напоминало заезженную пластинку: темы – те же, вектор обсуждения – тот же, что и год назад.

Рассуждения о самости (сам смогу не напиться, сам смогу всех научить, как это сделать) только на вид кажутся надуманными. В реальности примерно так рассуждает почти любой, кто только начинает борьбу с зависимостью. Не нравится тёмным силам, когда их выпроваживают, вот они и цепляют наш ум мыслями об «уникальности». Между тем, именно она заставляет петлять и кружить в лесу заблуждений, а выйти из него не позволяет. Храни вас Господь, дорогие читатели этих заметок о трезвости, от этого приятного на первый взгляд, но страшного при внимательном рассмотрении пути.

Никита ВЯТЧАНИН

Читать следующую историю

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться