Когда мы начали обсуждать тему, создалось впечатление, что она довольно узкая. Перечислим быстренько причины раздражения, поделимся опытом борьбы с ним. Но оказалось, что раздражение присутствует в нашей жизни повсюду. До способов борьбы с этими «отрицательными явлениями» мы так и не дошли, хотя и засиделись дольше обычного. Если в доме поселилась страсть пьянства, раздражители оказываются практически везде. Куда ни нажми — все больно

Читать предыдущую историю

Сказка о рыбаке и рыбке
Жизнь с алкоголиком – нелегкий крест. Он со своей несчастной страстью – сам тяжелейшее бремя для себя самого.
— Видя мужа пьяным, я впадала в такую гневливость, что падала без чувств, — вспоминает М.
— Когда просыпаешься с похмелья, такое впечатление, будто с души твоей содрана кожа, — говорит Т. – Все вокруг ненавистно, все раздражает. Особенно – близкие. Но больше всего ненавистен тебе ты сам.

Когда мы начали обсуждать тему, создалось впечатление, что она довольно узкая. Перечислим быстренько причины раздражения, поделимся опытом борьбы с ним. Но оказалось, что раздражение (оно же – нетерпение, гневливость, ярость, далее везде) присутствует в нашей жизни повсюду. До способов борьбы с этими «отрицательными явлениями» мы так и не дошли, хотя и засиделись дольше обычного. Если в доме поселилась страсть пьянства, раздражители, болевые точки оказываются практически везде. Куда ни нажми — все больно.

Пьяный близких бесит своей неопрятностью, запахом, путаностью мыслей и языка, ложью, заторможенностью, тупостью… А близкие порой приводят его в исступление одним своим видом, в котором им чудится немой укор.
В. рассказал:
— Я домой не звонил по несколько дней, и меня совершенно не волновало, что там волнуются. Самый голос жены раздражал меня так, что меня вообще ничего не волновало, лишь бы не слышать его.

А когда проблема уходит, человек с Божьей помощью избавляется от своей страсти, что же раздражение покидает дом? Увы. Истории повторяли одну другую.
— Я чувствую, что раздражаю сына, — говорит Г. – Любые мои слова вызывают у него острую реакцию.
— А, может, вы с самого начала готовы к этой реакции? – интересуется О. – Может, уже «навинтили» себя перед разговором?
— Возможно. Я, действительно, нервничаю всякий раз.
— Что ж, получается замкнутый круг?
— Выходит так, — соглашается Г.
— А какие слова раздражают его особенно? — спрашиваю у Г.
— Мне не нравится то, как он живет. Не хочет принимать образ жизни, который мы с мужем ему предлагаем. Пить перестал, но друзья остались прежними. Ходит по клубам, по гостям. Не пьет. Но может же сорваться в любой момент. Я живу в постоянном страхе.
— А мой муж принялся тратить деньги на всякую чепуху: еду, фильмы, одежду книжки, — говорит С. — У нас сейчас стесненные материальные обстоятельства. Но стоит мне заикнуться на эту тему, как он тотчас же взорвется.
— Да, существуют запретные темы, — соглашается Г. – Даже заикаться нельзя.
— Конечно нельзя, — говорит Д., который две недели назад дал обет трезвости. – Я только начинаю трезвую жизнь и очень хорошо понимаю вашего сына. Очень хочется, чтобы тебе поверили, чтобы тебя приняли новым – таким, каким ты стал, а не таким, каким был. Об этом и вспоминать-то не хочется.
— Естественно, тебя будет раздражать то, что близкие постоянно напоминают тебе о твоих прошлых грехах, — соглашается с ним О. — Нужно не бояться, что все повторится, а поддержать человека. У него сейчас очень сложный период жизни. Особенно поначалу.

— Я однажды не пил год, — рассказывает И. – и как медик очень внимательно наблюдал за своим состоянием. В течение этого года я очень сильно менялся. Раздражение, конечно, присутствовало постоянно, но особенно сильно давало себя знать в первые месяцы. Энергия, которую мы прежде тратили на добывание выпивки и сам процесс выпивания, высвобождается. И ее, следовательно, надо как-то тратить. Проявляться это может по-разному. В том числе, и в виде раздражения.

— Я хочу напомнить тем, кто слишком много требует от своих бросивших пить родственников, «Сказку о рыбаке и рыбке», — смеется Д. – Помните: сначала корыто, потом дом, и чем все кончилось?.. Когда требования слишком высокие, можно остаться у разбитого корыта. Давайте порадуемся тому, что у человека получилось победить страсть. Пусть он потранжирит деньги, пусть повеселится, пусть даже потщеславится немножко своей победой. Не надо реагировать на его раздражение своим раздражением. Огонь не тушат бензином.

Вечер в театре «Камерная сцена»
Когда мы (несколько членов общины трезвости) ехали в театр из Ромашково, мы уже знали, что чудо произошло. Лизе на мобильный позвонил М. и рассказал. Сначала мы не поверили. Решили, что это шутка. Такого просто не бывает. Поверив, сгорали от нетерпения, чтобы побыстрее добраться до театра и поделиться случившимся со всеми.


Побыстрее не получалось. Центр Москвы запружен автобусами с людьми, едущими организованно отмечать День России, праздник новый, до сих пор населению непривычный и не всем понятный.

У нас тоже 12 июня состоялся праздник. Для большинства людей еще более непонятный. В театре «Камерная сцена» чествовали тех, кто в разные годы давал обеты трезвости и сдержал это обещание. Тридцать с лишним человек оказались в этот день «именинниками».

Зрительный зал был полон. Организаторы праздника (М.Г. Щепенко, Т.С.Баснина, Е.Ю.Иконникова) позаботились о том, чтобы на вечере присутствовали все «поколения» нашей общины. Для «старичков» такая встреча – редкий случай пообщаться (не один год не виделись!) и предаться сладостной ностальгии по временам «детства», когда они рождались для новой, трезвой жизни в своей новой ромашковской семье. Для новичков — возможность увидеть воочию тех, кто уже прошел путь, на который они недавно вступили. Жаль только, что пришло их в театр не так много. Очень жаль. Некоторые из наших ветеранов, действительно, одним своим видом способны вселить в человека и веру, и надежду. «Спокойная непоколебимость», — отозвался о них Н.В., выступавший от имени «нового поколения» общинников. «Я увидела людей, у которых два позвоночника», — такое неожиданное сравнение привела М.С., вспоминая о своем первом посещении общины. «Тот, кто много перестрадал, даже молчанием способен выразить свою любовь» , — сказала В.А.

Речей со сцены звучало много. Отец Алексий вручал нам книги, находя теплые слова о каждом. Из нас никто не был готов, что придется произносить что-то в ответ – и замечательно. Получилась импровизация, трогательная и искренняя. Все говорили слова благодарности – Господу, общине, батюшке, своим родственникам. И никто ни разу не повторился, никто не сбился, не засмущался, не заблудился в дебрях смущения и косноязычия. Наверное, все дело в том, что каждому из нас очень много надо сказать, а благодарности столько, что ее и за десяток таких вечеров не высказать. И чем больше проходит трезвых лет, тем больше в сердце благодарности. «Потому что умом понимаешь: скорее всего, до этого времени ты не дожил бы, если б не попал в общину», — подытожил А.П.

Многие плакали, многие говорили о настоящем счастье – непарадном, тихом и будничном, которое и есть – жизнь. Трезвая жизнь.


Отец Алексий напомнил всем, что успокаиваться нельзя. Если потеряешь любовь и драгоценное чувство благодарности, можешь потерять все. Избавиться от страсти можно, лишь стяжав противоположную ей добродетель. А трезвость, она не только в отказе от горячительных напитков. Это – лишь самое начало спасительного пути трезвения. Закон духовной жизни суров: стоит расслабиться, сделать остановку в этом восхождение, неминуемо начнется путь в обратную сторону.

А что же чудо?
О нем мы не успели никому поведать. О нем рассказал сам батюшка. Он решил поехать в театр на метро. В отличие от нас, о. Алексий понимал, что праздничный, запруженный автобусами центр Москвы – не самое подходящее место для спешащего автомобиля. А еще, в отличие от нас, ему в этот день непременно, как оказалось, нужно было оказаться в метро, на станции «Строгино» — станции новой, но уже населению окрестных огромных микрорайонов привычной.
В последнем вагоне поезда ехал М. Он дал обет трезвости 6 лет назад, все это время держался мужественно и вот — сорвался. Без причин. Почти никто не знал об этом. В Ромашково М. ехать не решался, на исповедь в свой храм не шел, на встречу в театре тоже не поехал: срочные дела. Мучился, маялся и вдруг в последнем вагоне поезда, следующего от станции «Строгино» в центр увидел отца Алексия. Подошел к батюшке, все выложил как на духу (впрочем, почему «как»?) – и поехал дальше по своим срочным делам.
Чудо.
Поздно вечером, вовзвращаясь домой по опустевшим, наконец, московским магистралям, я думала: а зачем мы собрались сегодня в театре?
Получить в подарок замечательные книги.
Сказать слова признания и перестать, наконец, уподобляться девяти евангельским прокаженным, не вернувшимся к Спасителю с благодарностью.


Увидеть друг друга, порадоваться друг за друга, поплакать, попеть и послушать стихи (прекрасное стихотворение «Воспоминание в доме милосердия» написал художественный руководитель театра Михаил Щепенко от имени «ветеранов» общины, не имеющих возможности так же часто, как раньше посещать Ромашково). Рассказать о новостях (автор этих строк рассказал о том, что на Ярославском полиграфическом комбинате полным ходом идет работу над книгой «Вразуми меня, и буду жить», которая в начале августа, Бог даст, увидит свет). Вспомнить прошлое. Познакомиться с теми, кто пришел после нас. Посмотреть несколько отрывков из телеверсии спектакля «По самому по краю»).
Да-да, конечно, да. Но может, это маленькое чудо, случившееся в гудящем вагоне метро и было самым главным – тем, ради чего мы собрались вчера?
«Бог действует с математической точностью», — вспомнил отец Алексий слова св. прав. Алексия Московского (Мечева). – У Него не бывает случайностей и мелочей».

Стихотворение М.Г. Щепенко «Воспоминание в Доме милосердия»

Измениться! Возможно ли?
В машине заспорили: может ли человек изменяться. Среди психологов, и даже православных, бытует, оказывается, такое мнение: может уйти «жировая прослойка», могут нарасти мышцы, но костяк остается прежним. Характер не меняется ни при каких обстоятельствах. Я раньше тоже так считала: ведь это убеждение очень распространено. Но я переменила точку зрения после того, как походила несколько лет в общину. Я видела, как люди с Божией помощью меняются, и меняются полностью. И не в том только дело, что они бросили пить. Они становятся совершенно другими. С Божией помощью преобразуется и такая незыблемая, с точки зрения психологов вещь, как «характер». В этом я уверена. Наш врач-психиатр Андрей (он был за рулем) отнесся к моим словам с некоторым недоверием: мол, наука считает иначе. «Видел бы ты меня 7 лет назад, — сказала я, — считал бы не так, как наука». «А если б ты меня видел, то уж точно бы не спорил!», — вступила в разговор Лиза. Она на днях решала какой-то примитивный газетный тест на эту тему: изменились ли вы за последние годы. Добросовестно ответила на все вопросы, и получилось, что изменилась она на 100%. Вот как! А газеты, как мы все знаем, не врут и не ошибаются – не то, что наука.

Читать следующую историю