Психологи не поддержали атеистку

Пресс-конференция, участники которой вряд ли изначально собирались говорить о религии, в очередной раз показала, что люди очень часто не готовы к диалогу с инакомыслящими

«Я сейчас назову некую группу общества, к которой, между нами говоря, принадлежит большинство из нас. Эта группа обозначается словом, которое произносить неприлично, и когда я его назову, все начнут заминаться. Я говорю об атеистах», — такое неожиданное заявление сделала одна из журналисток на пресс-конференции «Человек в обществе риска: альтернативы и сценарии развития», состоявшейся в РИА «Новости» 15 февраля, для того, чтобы ответить на вопросы: как трансформируются человек, культура и религия в пространстве риска, может ли толерантность быть инструментом противодействия ксенофобии?

Пресс-конференция была посвящена открывшемуся накануне в Москве V съезду Российского психологического общества (РПО), и ничто вроде бы не предвещало сугубо религиозной дискуссии. И уж тем более не давало повода для нее выступление вице-президента РПО, декана факультета психологии Южно-Федерального университета (в Ростове-на-Дону) Павла Ермакова, посвященное толерантности. Он лишь отметил, что задача психолога – не навязывать свои идеи обществу или определенной его части, а помочь другому человеку осознать себя, свою идентичность. И это, по мнению Ермакова, особенно важно в нашем поликультурном, многоконфессиональном и многонациональном государстве. Он привел данные главы ФСБ – в прошлом году было уничтожено около 50 глав бандитских формирований. «Но это верхушка айсберга, а айсберг остается – около трехсот молодых людей ежегодно рекрутируются в бандформирования Юга России», — сказал Ермаков. Большинство из них в итоге берут в руки оружие и начинают убивать. Поэтому одной из главных задач психологической науки и психологической практики Павел Ермаков считает противодействие идеологии терроризма и экстремизма. Без развития толерантных отношений это невозможно. О понятии «толерантность» много спорят, но вице-президент РПО уточнил, что имеет в виду лишь уважение прав и свобод другого человека, человека другой национальности, другой веры. «В многополярном российском обществе важно понять, как мы относимся друг к другу, к верованиям других людей, уважаем ли их традиции, нравы и обычаи и как они относятся к нашим традициям», — уверен Павел Ермаков.

Но логика атеистов непредсказуема, и это абсолютно нейтральное выступление возмутило журналистку. «Толерантность многоконфессиональная…. Но у нас общество неверующее. Оно приплясывает, что оно очень верующее. Никто не скажет “я атеист”, потому что это нельзя», — решила она за общество.

Еще один вице-президент РПО, заведующий кафедрой психологии личности психфака МГУ Александр Асмолов рассказал о давнем диалоге покойного протоиерея Александра Меня с известным писателем Фазилем Искандером. Атеисту, по словам отца Александра, труднее, потому что у него нет, как у верующего, опоры на Бога, и он должен делать внутренний выбор, надеясь только на силу человека и веру в человека. Естественно, нельзя ручаться за дословную передачу слов отца Александра более чем двадцатилетней давности, но профессор Асмолов сделал из них парадоксальный вывод: «Есть мужество быть религиозным человеком, но не меньшее мужество — быть атеистом». Конечно, верующему человеку с этим трудно согласиться, но следующее утверждение Александра Асмолова по сути возражений не вызывает: «Атеизм сегодня стал выбором мировоззрения, а не навязанным мировоззрением, и это важное достижение гражданского общества».

Павел Ермаков ответил, что вряд ли наше общество сегодня можно назвать атеистическим. Он привел данные последней переписи по Югу России. В Ставропольском крае 30 процентов исповедуют ислам. В Ростовской области 70 процентов населения считают себя православными, 15 процентов исповедуют иудаизм и около 10 процентов мусульман. В Дагестане около двух тысяч мечетей, из них примерно половина зарегистрированы. При мечетях есть воскресные школы, люди, которые едут учиться в исламские заведения за границу.

Президент РПО, декан факультета психологии МГУ Юрий Зинченко отметил, что вопрос выбора между атеизмом и верой – вопрос ценностей. Государство сегодня не предлагает ценности, которые готовы были бы принять большинство людей. «Если православие предлагает систему ценностей, которую я принимаю, оно занимает аксиологическую нишу внутри меня и является главным вектором моей духовной жизни. Сейчас наша задача (психологов и журналистов) — проработать систему ценностей, которая близка большинству населения России. Надо понять, где наш выбор, а где следствие манипуляции», — сказал он.

Пресс-конференция, участники которой вряд ли изначально собирались говорить о религии, в очередной раз показала, что очень часто не готовы к диалогу с инакомыслящими, нетерпимы к другому мировоззрению бывают именно атеисты. Но отрадно, что сами участники этой нетерпимости не разделяют.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.