«Раньше я сама была продуктом либеральных ценностей. И целью жизни была самореализация. Я хотела построить карьеру и много денег»

Студентка Плехановского университета Надежда Эль Баркати пришла на стажировку в службу «Милосердие» в 2019 году. Благотворительность – тема ее диплома.

Но нас интересовало даже не это. Наде — 20 лет, она симпатичная, умная, энергичная. Чего она хочет от жизни? На что собирается потратить свои силы? Что думает о любви? О смерти? О страдании? Об эвтаназии? О политике, наконец?

Отвечала Надя решительно, убежденно, часто ссылалась на «заповеди Божии». Но почему-то это не резало слух, и притормаживалась мысль, что ее прямолинейность — «по молодости». Даже подумалось: а не потому ли жизнь «осложняется», что просто страшно называть белое — белым, а черное — черным, — как Надя.

«В Москве многому перестаешь удивляться»

— Один знакомый предложил пойти на практику в «Милосердие». Я не хотела каких-то коммерческих историй, когда нужно что-то «впаривать» другим. Я специально искала церковную или благотворительную организацию.

В «Милосердии» я занимаюсь мониторингом в пресс-службе. Стараюсь так соблюдать заповедь «Блаженны милостивые». Делаю я это, прежде всего, для себя, а не для людей.

Я верю, что Господь через эту деятельность утешает.

Четыре года назад я приехала из Коломны. И испытала шок в общении с одногруппниками. Я не из нищей семьи, но мы переживали трудные времена. А мои однокурсники — люди обеспеченные. Я болезненно относилась к тому, что все мои однокурсницы могли сделать маникюр в салоне красоты.

Но я смогла построить отношения с однокурсницами, нашлись общие темы. И хотя я очень тосковала по дому, отмечу, что я поступала не в университет, я поступала в Москву. Было ощущение, что тут я прожила еще одну жизнь.

Часть москвичей мыслит, как пресловутые европейцы. В Коломне, например, нет повального желания женской эмансипации. Если женщина в провинции признается в том, что она не хочет детей, то такое заявление воспримут скептически, если не враждебно. А в Москве многому перестаешь удивляться.

— Ты считаешь себя взрослым человеком?

— Считаю. Я стала взрослой на втором курсе. Надо было принимать самостоятельные решения. Первый курс был похож на 12 класс. На втором я пошла в модельную школу для девушек с нестандартными формами. Там поменялось мое самосознание. Я стала более уверенной. Начала выкладывать фотографии в социальные сети, получать одобрительные комментарии от знакомых.

«Хочу стать мягче»

— А как отнеслись к твоей работе в благотворительности семья, друзья?

— Мама, если видит, что мне что-то нравится, радуется. Да она и сама, в некотором смысле, занимается благотворительностью. Помогает знакомым, попавшим в трудные обстоятельства.

И одна моя одногруппница-атеистка тоже за меня порадовалась, потому что сама сейчас работает в НКО.

В первый же день работы здесь для меня стало шоком то, что моя начальница интересуется, поела ли я. У нас в коллективе нет сплетен. Здесь не святые люди сидят и у всех, как говорится, свои недостатки. Но атмосфера добрая. Люди оказались искренние.

До этого я работала на телеканале, но не хотела бы туда возвращаться.

Раньше я уже собирала деньги и вещи для одной женщины, которая попала в беду. Сделала пост в социальных сетях. Мои знакомые передавали через меня 500, 1000 рублей. Сейчас я собираю деньги  для многодетной мамы, у нее шестеро детей. Одна женщина даже дала шубу.

Мои преимущественно православные знакомые многие занимаются какой-то социальной деятельностью.

Благотворительность – это не история о том, что мы сейчас изменим мир. Это то, что помогает, прежде всего, тебе самому. Стать более мягким.— А зачем тебе это нужно — быть мягкой? Мир ведь жесткий.

— Мягкость — это не безвольность. Надо противостоять злу внутри себя и во внешнем мире. А с людьми надо быть мягкой. И стараться не делать им больно.

Попытаться увидеть в вонючем бомже человека, которого ты можешь накормить, подсказать, как восстановить документы. В «Милосердии» люди пытаются сломать в себе предрассудки и стереотипы. Преодолеть какую-то неприязнь.

— И что ты поняла про людей, собирая деньги?

— Поняла, что многие люди очень жадные. Я рассылала просьбы разным людям через социальные сети. И хотя деньги у них были, жертвовать они не хотели.

Христианство – это «взрыв башки»!

— Что тебя привлекло в христианстве? Почему не буддизм, не модный синкретизм, Гоа, всякие ашрамы для просветления?   

— Я всегда себя осознавала христианкой, но внеконфессиональной. Христианство – единственная религия, в которой Бог, Творец вселенной, воплотился ради людей и умер за них! Это взрыв башки!

Я думала пойти в протестантскую церковь. Они активные и у них развиты молодежные служения. Я думала, что если стану религиозным человеком, то буду отличаться от большинства верующих в России. Буду особенной. Но мне не понравились проповеди протестантских пасторов, их выступления показались какими-то самодовольными.

— Твоя семья была не против твоей веры?

— Мама сама ходила в церковь и рассказывала мне о том, что для нее — Бог. А Бог с момента прихода мамы в храм для нее стал и остается спасителем от греха, проклятия смерти. Бог любящий. Но тогда на меня ее рассказы впечатление не производили.

Мама занималась индивидуальным предпринимательством, владела двумя продуктовыми ларьками. И одна из ее постоянных покупательниц советовала ей книги о Православии. Мама прошла через тяжелые ситуации: финансовый кризис, проблемы в семье. Она постепенно пришла в храм. И пыталась туда привести меня.

А я сначала не понимала, зачем нужна церковь. Не понимала, зачем тратить свое время. Потом я, по просьбе мамы, причастилась и на год вообще из церкви выпала. Была депрессия.

Временами я просто лежала и смотрела в потолок. Это состояние продлилось год.

Постепенно я начала читать о Православии, пыталась разобраться, как все устроено в церкви. И тут поняла, что хочу ходить в храм. Начала посещать миссионерские курсы, молодежные встречи. Познакомилась с новыми людьми, которые были рады меня видеть.

Меня поразила синергия, возникающая между Богом и человеком.

У меня разрушились какие-то стереотипы. Раньше я представляла православную молодежь забитой. А оказалось – все не так!

«В женщине ценю умение быть учтивой»

— Ты от чего-нибудь отказалась, придя в церковь?

— Во-первых, бросила курить, что было очень тяжело. У меня была зависимость на уровне социального поведения. Я выходила со своими однокурсниками на улицу, чтобы покурить и пообщаться. И думала: «Жизнь хороша!».

Еще перестала смотреть сериалы, где мат или откровенный секс. Перестала слушать агрессивную музыку.

— Как восприняли эти перемены твои знакомые? 

— В университете, конечно, больше каждый сам по себе живет. Некоторые друзья спрашивали меня, почему я больше чего-то не делаю. Я объясняла и кто-то переставал меня понимать.

Никто никого не обижал, мы не ссорились, просто обнаружилась разность во многих и важных вещах. Допустим, моя подруга рассказывала об отношении с парнем. Я по неофитству говорила что-то ей… Потом, кстати, осознавала, что должна бы промолчать.  Друзья удивлялись резкой перемене, говорили: «Ты только полгода назад говорила совсем другое!»

Сейчас я перестала встречаться с одноклассниками. Они хорошие люди, но я начинаю понимать, что только на переживаниях из прошлого не могут строиться отношения в настоящем.

Если я буду выбирать молодого человека, то хотелось бы, чтобы он был верующим. Это даже логически объяснимо. Ты в выходные должна идти в храм, а твой муж хочет поехать на дачу. Ты во время поста ограничиваешь себя в развлечениях, а муж зовет на концерт. В таких случаях, ради сохранения мира в семье, приходится жертвовать духовной жизнью, и, к сожалению, даже нарушать заповеди Господа. Оно того стоит?!

И ещё, конечно, для меня совершенно непонятно, как можно выходить замуж за человека, у которого совершенно другое миропонимание, иной смысл жизни, иные ценности…

Конечно, если семья уже сформировалась и кто-то один пришел к вере, нужно искать компромиссы. Но заранее усложнять жизнь — не вижу смысла!

— А что ты больше всего ценишь в мужчинах?

— Способность защитить. Щедрость.

— В женщинах?

— Умение быть учтивой. Умение мягко и незаметно разруливать сложные ситуации.

«Поврежденное сознание»

— Раньше я сама была продуктом либеральных ценностей. И целью жизни была самореализация. Теперь я считаю, что реализовываться нужно в Боге. Раньше я хотела построить карьеру и много денег. Сознание было немного поврежденным. Наверное, такие мысли возникали, потому что не было представления о вечной жизни.

— Как ты понимаешь замысел Бога о себе, «реализацию в Боге»?

— Это легко понять, если изучать Священное Писание, потому что там сообщается, что угодно Богу. Главное, чем человек должен руководствоваться — жизненный путь Христа, надо спрашивать себя, как бы поступил Христос. Или как бы поступил святой. И потом, добро — это не то, как его понимают люди. Добро – далеко не всегда гуманизм.

— Например?

— Добро – в исполнении воли Бога. Ты сравниваешь свои поступки с поступками людей, чья жизнь описана в Библии. Например, сейчас говорят, что нужно вводить эвтаназию, потому что она облегчает страдания человека, помогает близким. Но Бог так не считает, именно Он решает, когда забрать жизнь человека. Он всеведущий, и поэтому понимает, когда умирать человеку.

Но мы, люди, по своей природе ограниченные создания и не можем видеть картины в целом. И как мы можем решать за Бога? Тем более сейчас растут паллиативные возможности, обезболивание.

А перед концом жизни, — хотя мне, может, и неправильно об этом рассуждать, я ведь пока не умираю, — перед концом у человека есть время осознать свои поступки, перед кем-то извинится, раздать долги, уладить свои отношения с Богом. Вот и получается, что с точки зрения современного мира эвтаназия – это гуманно, а с точки зрения Бога – зло.

Сейчас очень меняется мировоззрение всего общества. Возникает все больше различий между тем, чего хочет Бог от каждого человека и тем, чего хочет общество. Происходящее закономерно. Бог сказал, что перед концом времен будет всеобщее отступление от божьих заветов.

Почему страдают дети

— А как ты относишься к людям, которые обращаются в благотворительные организации? Ведь среди них немало таких, кого общество считает лузерами — сколько не помогай, не исправишь.

— Я сама из многодетной семьи, нас четверо. Живем мы нормально, но времена, когда, кажется, что помощи ждать не откуда, мне хорошо знакомы. Поэтому я понимаю тех, кто просит о помощи. И мне хотелось бы каждому помочь.

Конечно, возникало презрительное чувство к бездомным. Для них многое делают, но они существенно не меняют свою жизнь. Но вспоминаешь о своих страстях. Тебя Бог миловал, ты не впал в серьезные грехи, которые мешают нормально жить. Но есть люди, которые упали и не могут встать. Я, например, родилась в нормальной семье, обо мне заботились. А кто-то, выйдя из детского дома, с трудом приспосабливается к жизни.

Но не нужно поощрять их дурные наклонности. И давать, например, им деньги в руки. Лучше давать еду, одежду.

— Что ты думаешь о «проклятом вопросе» — почему страдают дети? Вообще люди невинные?

— Я недавно отсматривала фотографии из онкоцентра. Там были тяжелобольные дети. Особенно один мальчик. Я смотрела и думала – как же ему живется?

Я не всеведущая. Но я твердо верю: у всего есть свои причины. Значит, так нужно. Я не считаю, что в этом виноват Бог.

И что это — зло. Возможно, наблюдая за страданиями своего малыша, сердца родителей смягчаются. Они начинают больше и глубже видеть, не судить. И меняют свое отношения к жизни и людям, к собственному ребенку. Учатся сострадать.

Бог никого не оставляет. Этого ребенка Он поддерживает и утешает. Но, может быть, мы этого не видим. Я не думаю, что этот ребенок брошен и забыт Богом.

«Во что мы превратили планету!»

— Ты политикой интересуешься?

— Нет. Но я вижу, что в России все не очень гладко. Мне, как человеку из многодетной семьи, понятно, что у нас, например, все плохо с социальной политикой. Люди вынуждены обращаться в благотворительные организации или просить помощь у своих знакомых. А государство помочь не может. Потому что коррупция. Потому что нет отлаженной системы. И это ненормально.

Ненормально, когда система здравоохранения не помогает человеку, потому что он не может дать взятку. Когда в моей семье заболел близкий, врач намекал на то, что дело не двинется, если не будет дана взятка. Мы не согласились на это. Откуда денег взять? И это противоречит нашим принципам.

Проблемы в стране, однако, не мешают мне жить и развиваться. По мне — неправильно свои личные беды списывать на государство.

— Что бы ты хотела изменить в этом мире?

— Меня волнует вопрос экологии. Во что мы превратили планету, страшно представить! Люди используют новые материалы так, будто бы после них никто не будет жить. А ведь нам придется это расхлебывать.

Я бы очень хотела, чтобы все страны мира приняли меры, запрещающие использование пластика. И чтобы люди по-другому относились к потреблению.

У нас неконтролируемый поток продуктов, которые каждый день выбрасываются. В то время, как «Милосердие» собирает продукты для нуждающихся. В магазине есть продукты, у которых только что закончился срок, их можно отдать пенсионерам.

— А в себе, в своей жизни что бы ты изменила?

— Свое чревоугодие. Тяжело с ним бороться. Захотел — купил шоколадку, захотел — пошел в «Макдональдс». И куда это приводит?

Еще люблю поспать, просто ничего не делать. Но я интуитивно понимаю, что Бог не хочет, чтобы я лежала на кровати и смотрела мемы.

Я была бы рада, если бы уверовала раньше. Если бы ходила в храм с детства, чтобы избежать каких-то греховных привычек. Но кто знает, может быть, я наоборот, отпала бы от веры, как происходит со многими.

Еще я бы очень хотела выучить нотную грамоту. У меня есть слух и голос. И я раньше занималась вокалом. Но никогда нот не знала. Я хотела бы петь на клиросе. Но сейчас у нас не 90-е годы, когда могли взять кого угодно. Я нот не знаю, и это заставляет меня иногда грустить.

— У тебя есть хобби?

— Люблю готовить, что-то такое, чем можно было накормить всех. Пасту, вкусный суп.

— Ты чем-то в себе гордишься?

—  Я точно ничем не горжусь. Но мне нравится то, что я отзывчивая.

— Есть книги или кино, которые на тебя повлияли?

— Недавно я посмотрела «Побег из Шоушенка». Прекрасный фильм. Я увидела там христианский подтекст. Главный герой смог сбежать из тюрьмы спустя много лет — только тогда, когда понял, что он, в общем-то, был виноват. Он не совершал то преступление — убийство, — за которое его посадили, но виноват был, и осознал это.

— Какие люди тебя вдохновляют?

— Святые. Люди, которые жертвовали своей жизнью. На миссионерских курсах у меня есть преподаватель, который сейчас служит на Филиппинах. Он был обычным человеком, закончил светский университет. Но теперь, приняв монашество, и решил служить на Филиппинах, проповедовать там слово Божие. Хотелось бы жить, как он. Заниматься миссией, проповедовать Христа, самой расти в вере.

— А ты куда хотела бы поехать?

— В Грузию. На Байкал. В Нью-Йорк, о чем мечтаю лет с 12. Там жизнь кипит. Там много разных классных мероприятий проходит и есть интересные места, снятые в сериалах и кино. Большой город, где живут люди разных национальностей, этнические кварталы. Было бы интересно посмотреть на храмы Нью-Йорка, увидеть, как они вписаны в архитектуру города.

— Кому ты больше всего благодарна в жизни?

— Сто процентов маме. За все, что она вытерпела, пока меня растила.  Но я много кому благодарна.

Фото: Павел Смертин