Дома у Олеси Шагаковой жили больные ежи, еноты и белки, а недавно появились летучие мыши, самые слабые остаются на ПМЖ и зимуют в холодильнике. На лицо ужасные, добрые внутри – это про них

Олеся Шагакова

Олеся Шагакова живет в Краснодаре. Работает администратором в приюте для животных.

Дома в ее большом холодильнике на полках лежат продукты, а в ящиках для овощей спят летучие мыши.

Мыши зимуют в специальных контейнерах с отверстиями для воздуха, во сне они не шумят, не двигаются, не пахнут. Но Олеся переживает, что постоянно открывая и закрывая холодильник,  они с мужем мешают их спячке, поэтому в мечтах – купить отдельный холодильник, исключительно как гостиницу для мышей.

Олесе еще нет 30, и изначально она собиралась работать не с животными, а с детьми – училась на врача-педиатра. Но когда во время практики увидела изнутри, как устроена российская система здравоохранения, поняла, что не хочет иметь с ней ничего общего: «бумажки, спешка, никакой концентрации на самом процессе лечения». Олеся ушла из мединститута и осталась с незаконченным высшим – но, кажется, ни о чем не жалеет.

Олеся живет вдвоем с мужем, но если считать членами семьи не только тех, кто homo sapiens, семья получается очень даже большая: собака, два кота, заяц и, конечно, летучие мыши. Коты и собака – величины постоянные, а вот количество зайцев и летучих мышей меняется:

тех, кто временно ослаб, Олеся выкармливает и отпускает, на ПМЖ остаются только совсем беспомощные.

Были среди постояльцев Олеси и еж, и енот, и белки. У всех домочадцев, конечно, есть имена, и у мышей тоже — Джаспер, Лола, Василий Петрович, Шон и другие.

Найдена мышь с перебитым крылом

Все началось полтора года назад –  кто-то написал в соцсетях, что найдена летучая мышь с перебитым крылом, и Олеся взялась ее спасать. Тогда она знала о летучих мышах немного – только то, что они ночные и питаются насекомыми. Это сейчас она различает виды, разбирается в мышиных травмах и консультируется у хироптерологов – специалистов, которые изучают рукокрылых.

Первого мышонка Олеся назвала Джонни, он до сих пор с ней. За год через Олесю прошло почти 80 мышей, 16 живут у нее сейчас. Это те, кто в дикой природе не выживет: у кого-то ампутировано крыло, другой выглядит обычно, но болен – сделает круг по комнате и в изнеможении падает.

«Когда я увидела  Джонни, мне показалось, что он очень красивый. Я ведь раньше их не видела вблизи. Мне еще в детстве нравилось читать о летучих мышах в энциклопедии, но я их боялась: кусаются, потенциальные переносчики бешенства, а еще все эти моменты из ужастиков, навязанные нам страшилки», — рассказывает Олеся.

Когда она только начинала заниматься летучими мышами, близкие надеялась, что это временно. Но когда мышей стало больше десятка, поняли, что надолго. «И тогда мы с мужем стали создавать подходящую для мышей среду», — говорит Олеся.

Холодильник и его обитатели

Олесе постоянно пишут не только из Краснодара, но и из других регионов России, Украины и Белоруссии. Если есть возможность передать мышку Олесе, она сама займется ее лечением, если нет – Олеся подскажет, что нужно сделать для реабилитации животного.

Если на дворе лето, мышь не травмирована и может лететь, Олеся советует перестать ее «спасать» и просто отпустить на волю.

Мышь Василий Петрович. Фото из личного архива Олеси Шагаковой

Зимой Олеся принимает всех летучих мышей, в том числе и тех, у кого нет травм. Обычно мыши переживают зиму в спячке: за теплое время они накапливают жир,  у них замедляется обмен веществ, понижается температура, дыхание и сердцебиение замедляются, и в счастливом анабиозе мыши доживают до весны. Но если вдруг оттепель, они часто просыпаются, летают несколько дней, а потом начинаются заморозки. Некоторые мыши не могут снова заснуть и оказываются в ловушке.

Таких мышей Олеся помещает в свою гостиницу в овощных ящиках, записывает дату начала спячки, а через  месяц проверяет здоровье постояльцев: не истощились ли, достаточно ли жирка для продолжения спячки. Ослабевших мышек Олеся подкармливает в течение недели, а потом снова возвращает в их номер. В «гостинице» обязательно стоит плошка воды – нужно повышать влажность, потому что у мышек во время спячки может пересохнуть перепонка крыла.

«У меня есть выраженное желание опекать, если ко мне попадает животное-инвалид, оно тут же становится моим любимцем. А еще интересно наблюдать за ними, смотреть, как они выздоравливают», — рассказывает Олеся.

Летучие мыши — социальные

Мыши-домочадцы живут отдельно, не в холодильнике, а в клетках, небольшими группам. «Причем они не хотят менять группу, с которой они жили, на новую. Летучие мыши социальные, между собой общаются, им так комфортно», — рассказывает Олеся.

С мышами-домочадцами у нее особые отношения. «Видите эту милую сплюшку?, — рассказывает Олеся про мышь Лолу. —  Это самое коварное существо в нашем доме. Лола знает, что внимание привлечь непросто, а поэтому придумала рабочую схему. Я прихожу домой, слышу, как эта дама бьется в «приступе», бегу брать ее на руки и тут, о чудо, происходит самоисцеление! Лола просекла, что чаще всего она оказывалась на руках именно тогда, когда ей была нужна помощь.

Та самая сплюшка-Лола. Фото из личного архива Олеси Шагаковой

Сейчас, когда мышь-Лола хочет общения, она театрально заваливается на спину и бьет крыльями.

Если же внимание не обращать, то она как ни в чем не бывало садится обратно в свой уголок».

А вот история мышки по имени Шон: «Упитанный Шон изрядно похудел. Один плюс — он теперь просится на руки. Знает, что дают вкусную водичку с витаминами и еду из шприца. Как только понимает, что вкусностей больше не будет, начинает требовать отпустить его».

Шон. Фото из личного архива Олеси Шагаковой

«Летучие мыши — очень умные животные, которые понимают повадки человека.

Когда у меня было 4 нетопыря Куля (это основной вид, который здесь водится), они сначала во время кормления пытались улететь, разбежаться, но через три-четыре дня усвоили, что есть очередь  – эта мышка первая, эта вторая, и уже никто не набрасывался на еду раньше времени. Они очень прожорливые, могут по ошибке укусить за палец, но соображают — каждая мышка ждала своего червяка по очереди», — говорит Олеся.

Большие планы

Муж Олеси тоже  любит животных. В планах у супругов – зарегистрировать свою некоммерческую организацию, помогающую диким животным, в частности рукокрылым.

Сейчас Олеся работает администратором в приюте для кошек и собак, но чувствует, что все успевать становится тяжелее. Так что в скором времени придется выбрать что-то одно.

В соцсетях Олеся создала группу «Летучие мыши. Помощь в Краснодаре», где рассказывает новости о своих подопечных. Большую часть расходов на мышей Олеся покрывает за свой счет, если нужно, объявляет сбор в соцсетях. Если мышь не надо лечить, ее содержание стоит не дорого – около 100 рублей в месяц. Правда, когда количество мышей измеряется десятками, сумма образуется весьма приличная.

«Они едят только насекомых — это мучной червь, сверчки, тараканы. Тараканы у нас свои, остальное приходится закупать», — смеется Олеся. Кроме того, некоторых мыши травмированы, для их лечения нужно оплачивать антибиотики, рентген и даже операции.

Медпомощь рукокрылым

Когда Олеся взяла первого мышонка, оказалось, что организовать медпомощь летучим мышам – задача не из легких. У Джонни было травмировано крыло, Олеся стала искать ветклинику, которая смогла бы сделать рентген, и удалось это совсем не сразу. Сейчас Олеся уже знает, куда обращаться, и когда к ней поступают мышки с травмированными крыльями, им сразу же делают операции.

Например, в марте и апреле Олеся боролась за крыло нетопыря Джаспера, который поступил с переломом. Уже скоро Джасперу вытащат из крыла спицу, и хотя летать он не сможет, чувствовать себя будет лучше, чем с ампутированной конечностью.

О любви и фанатизме

Олеся считает, что любовь к животным не должна становиться яблоком раздора между людьми.

«Неестественно, если один человек перестает общаться с другим, как только он скажет, что не любит животных.

Я принимаю общение с разными людьми, в том числе с охотниками – но с нормальными охотниками, которые не допускают лишних жертв и не издеваются над животными», — говорит Олеся.

Она разделяет тех, кто любит животных здоровой любовью, и фанатиков. В первом случае – это помощь и поддержка животным, которая не имеет побочных эффектов вроде антисанитарии в квартире из-за 30 кошек и ненависти к людям.

Фото из личного архива Олеси Шагаковой

«Если человек любит животных здоровой любовью, то это касается всех животных. А не вот это: «Я ненавижу собак, буду их травить, а кошек обожаю. Откровенно говоря, нездоровая любовь к животным часто бывает, когда человеку нечем заняться, если он не реализовал себя. Как правило, такие люди не умеют выстроить отношения с окружающим миром. Они пытаются количеством животных компенсировать недостаток любви, но это псевдолюбовь», — считает Олеся.