Участники некоммерческого сектора, пострадавшие от «борьбы с терроризмом», не видят другого выхода, кроме как приспособиться к новым реалиям. О поисках обходных путей размышляют эксперты

После вступления в силу закона об ограничении анонимных интернет-платежей операторы платежных систем начали закрывать кошельки благотворительных организаций. Виноваты в этом не столько компании, сколько свежепринятые законодательные нормы и отсутствие механизма их реализации. Участники некоммерческого сектора, пострадавшие от «борьбы с терроризмом», не видят другого выхода, кроме как приспособиться к новым реалиям. В возможность достучаться до властей они не верят.

Охота на террористов

5 мая президент РФ Владимир Путин подписал закон об ужесточении требований к анонимным электронным платежам. Документ налагает полный запрет на анонимные переводы от одного физического лица другому и от физлица – некоммерческим организациям (если они не являются благотворительными или религиозными), а также на анонимную оплату покупок в иностранных интернет-магазинах. Юридические лица и индивидуальные предприниматели теперь вправе переводить электронные деньги только прошедшим идентификацию физлицам.

Сумма анонимных денежных переводов в пользу благотворительных и религиозных организаций отныне не должна превышать 15 тысяч рублей в день. Физические лица, прошедшие упрощенную идентификацию, вправе переводить до 60 тысяч рублей в день и до 200 тысяч рублей в месяц. Обязательному контролю будут подлежать получение и расходование некоммерческими организациями денежных средств или другого имущества на сумму в 100 тысяч рублей и более.

Одним из авторов законопроекта выступил экс-офицер ФСБ, депутат Госдумы от ЛДПР Андрей Луговой. Документ был разработан после предновогодних терактов в Волгограде и вошел в так называемый антитеррористический пакет, который подготовила и внесла в нижнюю палату группа парламентариев во главе с председателем думского комитета по безопасности Ириной Яровой («Единая Россия»).

Федеральный закон №110-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», по словам Ирины Яровой, направлен «на пресечение самого намерения совершения террористических преступлений». «Когда мы говорим о разоружении терроризма, то имеем в виду, прежде всего, невозможность беспрепятственного использования анонимных источников для финансирования терроризма», – сказала депутат, подчеркнув, что единственная цель, которую преследуют законодатели – обеспечение прозрачности и идентификации электронных платежей.

Один из авторов документа, депутат Леонид Левин, заявил, что закон не касается добропорядочных пользователей интернета или пользователей платежных систем. «Им нечего скрывать», – сказал парламентарий. Того, что от охоты на спонсоров терроризма могут пострадать лица и организации, не имеющие с террористами ничего общего, депутаты, видимо, не учли.

Скрытый изъян

В то же время финансовые власти РФ и профильный думский комитет усмотрели в законопроекте множество подводных камней. По данным Банка России, в 2013 году россияне воспользовались услугами электронных переводов около 300 миллионов раз. Из них 96,9% транзакций были неперсонифицированными. Таким образом, законопроект Лугового – Яровой в корне меняет всю систему онлайн-платежей.

Еще на стадии обсуждения законопроекта комитет Госдумы по финансовым рынкам, выражал опасения, что документ блокирует многим россиянам доступ к финансовым услугам. Борьба с терроризмом предлагаемыми методами может «негативно отразиться на доступе различных категорий граждан к финансовым услугам и привести к значительному росту доли наличных денежных расчетов в экономике», говорится в заключении профильного думского комитета.

В Минфине и Центробанке, в свою очередь, выступили против именно сокращения платежных лимитов, указав, что от этого, прежде всего, пострадают «социально значимые» платежи. Некоторые положения законопроекта в итоге были пересмотрены, но концепция осталась прежней. Как результат – новый закон по террористам ударит в последнюю очередь. Больше всего неудобств от его принятия испытают частные лица, бизнес и некоммерческий сектор.

Представители последнего увидели в законе определенную угрозу благотворительной сфере, потому как некоторая доля общественных инициатив существовала на небольшие анонимные пожертвования, которые теперь оказались под запретом. Самые крупные благотворительные организации от нововведений, по их собственным словам, пострадают незначительно: анонимные платежи больше 15 тысяч рублей им поступают крайне редко, а люди, жертвующие крупные суммы, предпочитают использовать не анонимные способы.

В то же время вице-президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Анна Виноградова заявила, что «любое ограничение жертвователей, которые хотят давать деньги анонимно, – это наступление против благотворительности». «В нашей стране ничего не делается, чтобы упростить работу с жертвователями. Нет налоговых льгот для юридических лиц, делающих отчисления на работу благотворительных организаций. Это не способствует развитию социальной ответственности бизнеса. С введением нового закона процедура перевода усложняется и для физических лиц», – отметила, со своей стороны, пиар-менеджер фонда помощи хосписам «Вера» Наталья Зуева.

В организации «Детские деревни SOS – Россия» обратили внимание на то, что ссылаться на западный опыт при установлении новых правил не совсем корректно. За рубежом анонимные платежи в пользу НКО запрещены, но там ситуация в корне отличается от российской. Дело в том, что в этих странах организации возникают по уведомительному принципу, а в России – по разрешительному.

На Западе любая инициативная группа, занимающаяся общественным вопросом, автоматически получает статус НКО. В нашей стране организация должна в обязательном порядке пройти сложную процедуру регистрации, стать на учет в налоговом органе, открыть счет в банке.

Поэтому неидентифицированные платежи в некоторых западных странах действительно могут нести опасность и способствовать развитию терроризма: деньги поступают от анонимных людей анонимным организациям. В РФ все общественные организации – как на ладони: «Платеж может быть анонимным, но мы-то не спрячемся при всем желании».

Благотворительность под ударом

Новый закон вступил в силу уже 16 мая. Это произошло настолько стремительно, что в документе не успели разобраться даже участники рынка. Многие из них на всякий случай просто убрали возможность осуществления «опасных» платежей.

От этой неразберихи пострадали среди прочих и благотворительные организации. Среди них есть и те, в чьем названии или уставе закреплен благотворительный или религиозный статус (и в этом случае они должны быть на особом счету), и те, кто такого статуса формально не имеет, но чья деятельность фактически является благотворительной.

Компания RBK Money отказалась от сотрудничества с волонтерским движением «Даниловцы», заморозив кошелек, на который поступали пожертвования для организации. В пресс-службе платежного оператора «Милосердию.ру» объяснили приостановку обслуживания отдельных аккаунтов техническим сбоем. «В первую очередь мы приносим свои извинения тем, с кем были вынуждены заморозить сотрудничество по техническим причинам. В течение трех недель все неполадки будут устранены и работа восстановлена», – заявила руководитель департамента внешних коммуникаций компании Анастасия Мухина.

«Даниловцам» пришлось воспользоваться услугами другой платежной системы. «Так совпало, что буквально накануне отказа RBK мы подписали договор с “Яндексом” и получили от них форму платежа. “Яндекс” не заморозил работу с нами, видимо, потому, что все платежи у них идентифицированные», – пояснил руководитель движения Юрий Белановский. У «Даниловцев» нет статуса благотворительной организации, поэтому они не застрахованы от неприятных неожиданностей. «Что нас ждет, мы не знаем», – говорит глава движения. По его словам, закон об ограничении анонимных платежей будет иметь негативные последствия для отрасли в целом. «Ситуация плохая. Что делать – пока не знаю. Пока что НКО консультируются и думают, какой ответ возможен», – отметил он.

С запретом на использование электронного кошелька столкнулась и благотворительная региональная общественная организация «Милосердие», сотрудничавшая, среди прочих, с сервисом «Робокасса». По новым правилам, сообщили в службе клиентской поддержки платежной системы, «переводы денежных средств в адрес некоммерческих организаций не могут производиться без осуществления упрощенной идентификации плательщиков».

Обязанность идентифицировать личность плательщика ложится на плечи банка. «При этом сам инструмент для проведения подобного рода идентификации государство на данный момент не подготовило, в связи с чем у нас отсутствует возможность проводить идентификацию как таковую. Мы ценим наше сотрудничество, но, к сожалению, мы вынуждены временно прекратить осуществление приема платежей в ваш адрес», – говорится в уведомлении, поступившем в организацию.

«Мы не можем возобновить прием платежей на вашем сайте до момента пока нам не будут предоставлены все необходимые инструменты для проведения идентификации в соответствии с законодательством», – обосновали свою позицию представители «Робокассы».

Волна отключений платежных аккаунтов, впрочем, затронула не всех представителей некоммерческого сектора. Исполнительный директор Ассоциации фандрайзеров Ирина Меньшенина сообщила, что «на ассоциации это нововведение не отразилось, потому что мы очень недавно открылись и пока вообще не принимаем онлайн-платежи».

В организации «Детские деревни – SOS Россия» «Милосердию.ру» сообщили, что новые веяния их «не коснулись, и надеемся, что не коснутся вообще». В прошлом в организации использовались для привлечения средств электронные платежные сервисы, но в последствии от них отказались.

«Хотели снова подключить “Яндекс.Деньги”, но теперь подумаем», – заявил директор по фандрайзингу и коммуникациям «Детских деревень» Дмитрий Даушев. Основная часть пожертвований в организацию идет через банковские карты, но там все плательщики априори являются идентифицированными, и через платежные терминалы, но с ними пока никаких проблем не было.

У каждого своя правда

Одним из главных недостатков федерального закона №110 является размытость устанавливаемых им норм. Сами участники рынка электронных переводов не до конца разобрались, что можно по новым правилам, а что – нельзя. По крайней мере, законодательные положения они интерпретируют по-разному и исходя из этого выстраивают свои отношения с клиентами из числа некоммерческих организаций.

В компании «Деньги Mail.Ru» уверенно заявили, что НКО-партнеры сервиса «продолжают собирать благотворительные пожертвования». Новый закон, отметили в Mail.Ru, не устанавливает никаких дополнительных требований к благотворительным организациям, кроме того, что их благотворительный характер «не должен вызывать сомнений». Заботы возникают лишь у банков, которые обязаны удостовериться, что сотрудничают с зарегистрированной в установленном порядке некоммерческой организацией, которая внесена в реестр и публикует отчетность. Эти требования к НКО предъявлялись и до внесения изменений в законодательство.

Как пояснил руководитель платежного сервиса Вадим Румянцев, чтобы получать анонимные пожертвования, «в названии организации, которая занимается благотворительной деятельностью, не обязательно должны присутствовать слова «благотворительный», «фонд» или «религиозная». «В ее уставе должны быть прописаны благотворительные или религиозные цели в соответствии с законодательством, они же должны быть отражены в ЕГРЮЛ. Сбор пожертвований должен вестись некоммерческой организацией на конкретные существующие проекты», – добавил он.

Пресс-секретарь «Яндекс.Денег» Надежда Кияткина напомнила, что лимит в 15 тыс. рублей для анонимных кошельков на сервисе был всегда. Правда, раньше в пределах этой суммы можно было не идентифицироваться вообще, а сейчас не раскрывать свои персональные данные могут только жертвовали благотворительных и религиозных организаций. В то же время в компании отметили, что «практически все крупные НКО пользуются для сбора средств идентифицированным кошельком, потому что анонимный неудобен своими лимитами».

RBK Money строго предупреждает о том, что отныне «пользователь сможет совершить перевод с электронного кошелька через салоны связи, систему денежных переводов, терминалы оплаты или Почту России в адрес иностранной организации, российской некоммерческой организации (кроме религиозных и благотворительных организаций) только после идентификации».

Директор по развитию «Робокассы» Олег Покровский пояснил, что проблемы возникают на стадии верификации персональных данных плательщика. Банк обязан проверить паспортные данные и номер СНИЛС либо ИНН в уполномоченных государственных организациях. Но госорганы по тому же законы обязаны предоставлять подобные сведения о частных лицах лишь с 15 ноября этого года.

В течение полугода платежи в пользу НКО по сути останутся неидентифицированными, что является прямым нарушением закона. В итоге компании пришлось временно отказаться от сотрудничества со многими неблаготворительными и нерелигиозными организациями. «Мы рассудили, что иного выхода у нас нет, иначе мы будем нарушать закон. Первое нарушение, второе – и отзыв лицензии», – сказал Олег Покровский.

Однако как показал случай с РОО «Милосердие», даже в случае с благотворительными организациями платежная система предпочитает перестраховаться и полностью заблокировать сотрудничество. Примечательно, что, формулируя свою позицию по поводу закона об анонимных платежах, все компании ссылаются на одни и те же нормы. При этом, по отзывам представителей сектора, с «Яндекс.Деньгами» и «Деньгами Mail.Ru» проблем ни у кого пока не возникало, в то время как «Робокасса» и RBK Money подчистую блокируют кошельки некоммерческих организаций.

Что делать

Если верить словам Олега Покровского, необходимость блокировать кошельки некоммерческих организаций в ноябре отпадет сама собой. В то же время необходимость жертвователям проходить идентификацию никуда не денется, и это будет отпугивать желающих. Для многих людей и организаций возможность обмениваться деньгами если и не исчезнет, то сильно усложнится. Эксперты отрасли поделились рекомендациями, как некоммерческому сектору выйти из сложившейся ситуации с наименьшими потерями.

В то, что некоммерческие организации способны своими силами добиться внесения изменений в законодательство, которые бы не ставили их не одну доску с террористами, участники НКО-сообщества не верят. В нынешних условиях едва ли не единственный выход – принять новые правила игры и оптимизировать свою деятельность таким образом, чтобы ограничения и запреты касались тебя в минимальной степени.

Ирина Меньшенина (Ассоциация фандрайзеров) указывает на то, что некоммерческому сектору сложно отстаивать свои интересы, поскольку ему «пока не хватает консолидации». «В условиях разрозненности взглядов и интересов невозможно выступать единым фронтом и быть услышанным. Как раз с целью объединения и построения сообщества фандрайзеров недавно была создана Ассоциация фандрайзеров», – сказала она.

Глава ассоциации посоветовала тем организациям, которые принимают анонимные пожертвования, писать «рядом с каналами передачи пожертвований обращение к свои донорам с просьбой “обрести” имя, контактные и другие данные».

Дмитрий Даушев («Детские деревни – SOS Россия») полагает, что благотворительным организациям стоит для защиты своих прав кооперироваться с бизнесом, «потому что у них потери больше». «Возможно, с их стороны уже есть ряд движений, может, уже делаются какие-то лоббистские шаги. У них есть ресурсы для влияния на власть. Коммерческие структуры больше страдают от закона, ограничивающего анонимные платежи. Поэтому есть смысл найти у них готовые решения и воспользоваться ими. Некоммерческий сектор – это лишь доля процента на платежном рынке. Нужно вычислить, по кому эти законы бьют, кроме нас, находить самых уязвимых и крупных игроков и взаимодействовать с ними», – считает эксперт.

Специалист по фандрайзингу также посоветовал тем НКО, которые зависят от электронных кошельков и анонимных платежей, «пересмотреть свою стратегию, найти «план B» при сборе средств, если окажется, что новая ситуация бьет по благополучателям». Иными словами, «надо искать обходные пути, делать акцент на других способах привлечения средств».

Также по теме читайте:
Война анонимному рублю: Robokassa отключила сервис для многих НКО
Яндекс-деньги: какие платежи анонимные, а какие нет?