Придется сдать рубежи

Вы стали мамой и папой. Несомненно, тут следует написать о радости, ответственности и т.д., но мы обсудим другое: чего мы лишаемся, становясь родителями

Отзвучал радостный перезвон колоколов и марш Мендельсона и вы стали мужем и женой, прошло некоторое количество времени и у вас появился ребенок, а может быть и дети. Несомненно, тут следует написать о радости, которая отныне с вами, о родительской ответственности и т.д., но мы обсудим другое. Итак, чего мы лишаемся, становясь родителями.

Жизнь с каждым последующим ребенком становится, во-первых, скромнее. Не надо считать, что вы обязаны обеспечить 4-5-6 детям такой же уровень материального достатка, как если бы у вас было их двое или трое. Конечно, кому-то это удается, но это не должно стать главной задачей многодетных родителей. Как рассказывала одна замечательная мама, растившая шестерых детей еще в советское время, когда были маленькими первые двое, она специально ездила для них на рынок и покупала яблоки Семеренко, давала каждому в день по яблоку с утра. По мере рождения следующих детей, денег становилось меньше. Поэтому рождение третьего и четвертого внесло коррективы: отныне яблоки делились пополам — те же два, но на четверых. Родились еще двое, а фруктов не прибавилось – старшим счищалась кожура, а яблоки делились между младшими.
Лишение номер два — папе и маме придется потесниться, примерно, как в сказке Владимира Сутеева «Под грибом». Потеснился муравей – нашлось и бабочке место, и воробью, и даже зайцу. Кровати станут двух-, а может и трехъярусными, будут откидываться столешницы и наращиваться подоконники.

Очень ощутимая потеря – потеря личного времени. Это, в-третьих. Нет возможности ходить в гости так часто, как раньше, нет возможности принимать гостей, когда захочется. Дети будут требовать внимания вечерами, как раз тогда, когда по телевизору транслируется чемпионат мира по футболу или любимый сериал. Они будут болеть и капризничать. Так же по разным причинам будут капризничать бабушки, на которых вы очень рассчитывали. Конечно, изменится отношение к отпуску. И все это будет в-четвертых, в-пятых, в-шестых…

Но главное, чего лишаешься, заимев детей, это так называемого личного пространства. Грубо говоря, права на уединение, права на возможность подумать о своем в одиночестве, попить чай в тишине, сосредоточиться на внутренних переживаниях, не отвлекаясь на чтение стихов Агнии Барто, рисование воздушных шариков, приготовление гербария и проверку таблицы умножения.
Потеря личного пространства это не просто сдача какого-то одного бастиона. Ну, скажем, вашей кровати, в которой теперь по утрам будут появляться ваши дети всех возрастов – от грудного младенца, мирно и где-то даже симпатично посапывающего, до десятилетнего юноши который строит домик из вашего одеяла, пока вы спите, для четырехлетней сестры. Помнится, как кто-то из наших старших детей взгромоздил между нами трехколесный велосипед и проснулась я от того, что в десяти сантиметрах от моего лица с бешеной скоростью этот шумахер крутил педали, а колесо вращалось так, что напоминало скорее циркулярную пилу.

Потеря личного пространства – это тотальная сдача всех рубежей. Только пока дети маленькие, это не приходит в голову со всей очевидностью. Кажется, что появление всех в вашей кровати утром – не самое страшное, потому что еще остается вечер, и компьютер, и полочка в ванной комнате с исключительно вашими кремами и жидкостями после бритья.

По мере взросления детей, которое происходит крайне стремительно и абсолютно неотвратимо, вы постепенно лишаетесь всего, что когда-то чуть-чуть буржуазно ценили: книг, галстуков, носовых платков, дисков, фотоаппарата, цветов в горшках. Помню, однажды лет в шестнадцать мне пришло в голову сделать в своей комнате оранжерею. Пока мама была на работе, я перетащила все растения, с любовью расставленные по четырехкомнатной квартире, в свою комнату, обрезав все, что мне показалось лишним. Кажется, мама даже не ругалась.

Появляясь на свет, дети имеют такое же право, как и мы, на личное пространство. То, что мы заселились в этой квартире раньше их, не может лишить их подсознательного права на свою берлогу. Речь не идет о персональной комнате или даже угле, речь идет о какой-то психологически комфортной нише, в которую доступ остальных ограничен.

На наши концептуальные стены, которые мы с такой тщательностью когда-то оклеивали обоями, постепенно наносятся древние как мир элементы наскальной живописи — группка охотников на мамонтов, процарапанная в изголовье кровати в одной комнате, или червячки, протянувшиеся по стене длинного коридора в тридцати сантиметрах от пола, сделанные разной техникой – от простого карандаша до маркера для дисков, или «Здесь был В…» в туалете. Мы сначала закрашиваем все эти безобразия, ругаемся и пытаемся убеждать, а потом чаще всего смиряемся с ними, как бы признавая тем самым претензии этого нового члена семьи на самовыражение.

Как следы зубов годовалого ребенка на перилах лестницы, ведущей на второй этаж старого дачного дома, которые стали семейным артефактом. Они когда-то испортили лак, покрывавший новое струганное деревянное изделие, а сегодня привычные вмятины позволяют сказать собственным детям – «Это следы зубов вашего папы». И древнейший опыт завоевания новыми личного пространства становится фактом истории семьи.

Этой неотвратимостью и исторической последовательностью и стоит утешаться, лишаясь день за днем чего-то привычного, необходимого, уютного, созданного с любовью.

Последний рубеж, который мы отдаем уже почти без звука, иногда даже радостно улыбаясь, — это кухня. Наши дети выросли, привели мужа/жену и теперь нам надо подвинуться еще и отсюда. Новая хозяйка будет по-своему расставлять тарелки в нашем шкафчике, новый хозяин, попив в час ночи чаек, поставит грязную чашку в раковину, в которой до этого в течение 25 лет никогда не оставалось грязной посуды на ночь. А мы должны будем улыбаться, и да не посмеет даже тень неудовольствия промелькнуть на нашем лице!

Анастасия ОТРОЩЕНКО

Об авторе:
А.ОтрощенкоАнастасия Отрощенко — многодетная мама,
учитель русского языка и литературы в Димитриевской школе.
Работала редактором программы на радиостанции «Радонеж», редактором рубрики ряда современных журналов различной тематики, литературным редактором в издательстве.
Читать предыдущий выпуск колонки Анастасии Отрощенко

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.