Город многое делает для помощи обитателям улиц, но этого все равно недостаточно

Париж. Бездомные и добровольцы. Фото с сайта la-croix.com

В Париже доступно в общей сложности 26 000 спальных мест для бездомных, плюс еще от 1000 до 3000 экстренно открываются каждую зиму, как только столбик термометра опускается ниже ноля. И все же больше трех тысяч людей в холодное время года ночуют на улицах, в подземных переходах, на вокзалах и станциях метро, на парковках и в городских парках. Число бездомных в столице Франции не сокращается.

Два года назад, вступая в должность, президент страны Эммануэль Макрон обещал избирателям, что в Париже совсем скоро удастся решить проблему бездомности – у каждого появится крыша над головой. Увы, этого не произошло, хотя делается действительно многое. Об опыте французов в помощи бездомным на конференции фонда «Ночлежка» рассказал социальный работник, сотрудник мэрии Парижа Максим Геннауи (Maxime Gennaoui).

Не 50, а 3642 бездомных

Парижский бездомный. Фото с сайта anti-k.org

Туристы, которые бывали в Париже, наверняка обращали внимание на бездомных, живущих прямо на улице, – обычно они обустраивают себе спальное место, заводят спальный мешок, теплое одеяло, а иногда и палатку. Часто это настоящее хозяйство – несколько коробок, еда, коробка для милостыни и даже своя собака.

Это не типичный портрет французского бездомного, говорит мсье Генауи, хотя именно такие люди наиболее заметны для жителей и гостей Парижа. Уличных жителей в общей структуре бездомных не более 12% — не то чтобы очень много, хотя и немало. Чтобы лучше узнать их и разобраться, почему они выбирают вариант ночевки под открытым небом, а не в специальных приютах, которых в Париже довольно много, два года назад мэрия города основала проект «Ночь солидарности». Он проходил уже дважды – в 2018 и 2019 годах. Это – своеобразная перепись бездомных, которая дает весьма интересные результаты.

Первый и главный – количество тех, у кого нет крыши над головой. В 2018 таковых насчитали чуть больше 3000, через год цифра увеличилась – 3642 человека. «Это не означает, что на улицах стало больше бездомных. Скорее, мы лучше искали: например, в этом году волонтеры заходили не только на улицы, вокзалы и в метро, но и на парковки, в городские скверы и парки – скажем, в Булонский лес. Так ранее «невидимые» бездомные стали заметнее».

Организаторы «Ночи солидарности» заранее разбили Париж на районы и набрали себе в помощь более 1500 волонтеров – из них вместе с профессионалами из соцслужб сформировали 35 команд. В каждой по 3-4 человека, причем один – обязательно мужчина, и как минимум один – сотрудник соцдепартамента парижской мэрии. Команды обходили Париж в течение двух часов, с 10 вечера до полуночи 7 февраля 2019 года, и опрашивали встреченных бездомных по специальным анкетам.

«Нам важно, что очевидцами этого опроса, через непосредственное участие в нем, стало так много горожан – теперь они могут подтвердить, как много на самом деле в Париже бездомных. Еще до начала опроса в СМИ нас пытались убедить, что на улицах ночует всего 50 человек. Опрос показал, что это не так, и тому есть свидетели», — рассказывает Максим. Он также отметил, что многие волонтеры, оказавшись непосредственно в контакте с бездомными, изъявили желание в дальнейшем помогать им системно.

Экстренный номер, по которому никто не звонит

На снимке, сделанном 22 ноября 2013 года в Париже, показана гимназия для бездомных, расположенная под Эспланадой инвалидов, во время ее открытия местными властями.Фото: AFP PHOTO / ERIC FEFERBERG с сайта rtl.fr

«Когда вы располагаете статистикой, у вас есть понимание, что делать дальше», — комментирует результаты «Ночи солидарности -2019» Максим Генауи. По его словам, помимо количества бездомных, ночующих на улице, она выявила еще несколько важных закономерностей.

Так, за год увеличилось количество бездомных женщин – с 12% в 2018 до 14% в текущем году. На это мэрия Парижа уже отреагировала открытием специальных приютов для женщин, где они могут чувствовать себя в безопасности.

Реформы, правда, небыстрые, ожидают и службу 115 – это телефон «скорой помощи» для бездомных, который работает с середины девяностых годов прошлого века. Номер 115 был призван маршрутизировать любого, кто позвонит на него – отвечающий бездомному соцработник должен подсказать, где находится ближайший приют, где найти ночлег и какую еще помощь можно получить в кризисной ситуации. Однако в ходе опроса бездомные признались, что почти не набирают эти цифры, хотя многие все же имеют мобильные телефоны.

«63% опрошенных нами на улице не пользуются службой 115. Часто туда любо не дозвониться, либо невозможно получить койку. Например, если позвонить в 7-8 утра, будет уже поздно для того, чтобы получить ночлег будущей ночью. Не удивительно, что люди прекращают эти попытки. В основном среди опрошенных были те, кто много раз звонил, не получал помощи и в итоге отказался от такой формы поддержки. Так что мы осознаем, что проблема существует, обсуждаем ее. Но в процесс вовлечено много участников, и перемены займут время», — комментирует Максим Генауи.

«Великий холод» начинается с ноля градусов

Бездомная женщина курит сигарету во временном убежище возле станции метро. Париж, 4 февраля 2019 года. Фото: REUTERS / Charles Platiau с сайта lemonde.fr

Впрочем, есть у парижских соцработников и очевидные удачи. Например, отлаженный план работы на зимний период, который наступает с 1 ноября и длится по 31 марта. Он работает уже 15 лет и носит название «Великий холод», при том, что холодом в Париже принято считать температуры от ноля и чуть ниже, а показатели -10 градусов признаются уже чрезвычайной ситуацией.

Когда температура воздуха начинает снижаться, мэрия Парижа открывает для бездомных свои спортзалы. Они расположены по всему городу, в богатых и бедных кварталах, здесь могут заниматься спортом обычные жители. По очереди залы закрывают для посещений на три недели, чтобы принимать на ночлег бездомных – одновременно могут быть закрыты не более шести залов, затем происходит рокировка.

В залах на это время устанавливаются кровати, организуют горячее питание и досуг, работают психологи, врачи. Попасть на ночлег бездомные могут через социальные службы, их также могут направить сотрудники соцпатрулей — они обходят улицы и ищут замерзающих людей. Залы работают с 18:00 и до 8:30 утра. Бездомных кормят ужином и завтраком, дают возможность помыться и постирать одежду, проводят для них мастер-классы и арт-терапию. Днем, когда бездомные уходят, залы проходят санобработку.

Максим Генауи говорит, что такого рода временные приюты все же нельзя считать низкопороговой точкой входа: социальные сотрудники, обслуживающие бездомных, и волонтеры стараются фильтровать постояльцев, оценивать их состояние здоровья, наличие зависимостей. Помимо собственно гуманитарной помощи, стараются работать над ресоциализацией постояльцев, чтобы по прошествии зимы они не вернулись на улицу.

Так, за минувший зимний сезон через «Великий холод» прошли более 300 человек. Примерно 30% из них получили направления в приюты и крышу над головой. В данном случае речь идет о приютах, которые предоставляют бездомным жилье на длительной основе – до года и более. Таких приютов в Париже довольно много, и большая часть бездомных обитает именно там. Часть людей, которые имеют социальные связи, и вовсе путешествует по знакомым, ночуя то у одного друга, то у другого, а иногда и на лавочке в сквере. Это тоже бездомные, которые необходимо учитывать в статистике.

«Усредненного портрета парижского бездомного не существует. Они очень разные. Все это люди, которых горожане ежедневно встречают на улице и по чьему облику иногда не могут догадаться, что у них нет постоянного места жительства. Да, им есть где ночевать и хранить свои вещи, но по факту они остаются бездомными, и эта проблема не решается. Это лишь гуманитарная помощь – кров, ночлег, еда. Корни гораздо глубже».

О национальности и гражданстве спрашивать неэтично

Порт-де-ла-Виллет, к северу от Парижа. Лагерь бездомных мигрантов. Фото: CHRISTOPHE ARCHAMBAULT / AFP с сайта rfi.fr

Основной причиной бездомности во Франции считается, разумеется, миграция, причем как внешняя, так и внутренняя. Далее следуют люди, освободившиеся из мест лишения свободы и проходившие психиатрическое лечение, сироты или те, кто вырос в приемных семьях. Последняя категория – достаточно незащищенная. Во Франции государство поддерживает детей до 18 лет, в Париже в исключительных случаях – до 21-25 лет. Но те, кто не имеет родителей либо они были лишены родительских прав, часто попадают в тяжелую жизненную ситуацию: вырастая, они не имеют профессии, социальных навыков и часто оказываются на улице.

Интересно, что статистики о том, сколько среди бездомных во Франции иностранцев, нет. Вопрос о гражданстве и национальности здесь считают неэтичным и в ходе анкетирования, равно как в рамках масштабных переписей населения не задают. «У нас есть только примерное представление о пропорции граждан и не-граждан в структуре бездомности, которое мы складываем из нескольких факторов. Если бездомный молод, не имеет семьи и родных и был опрошен на севере Парижа – мы догадываемся, что это, скорее всего, мигрант. Но мы не задаем прямых вопросов и хотим избежать расовой статистики», — объясняет Максим Генауи.

Он добавляет, что несмотря на огромный объем работ, которые проводит как государство, так и мэрия Парижа, а также огромное количество самых разных НКО (в том числе религиозных общин – католических, протестантских и мусульманских), помощь бездомным остается все же больше в гуманитарном поле, в то время как ключевые вопросы не решаются или решаются медленно. «Нужна и качественная психиатрическая служба, и работа с теми, кто освобождается из тюрем, и совершенствование рынка жилья – сегодня оно слишком дорогое», — говорит эксперт.

Впрочем, если сравнить, например, с российским опытом, в Париже для бездомных и правда делают многое. Здесь есть приюты, в которых принимают с домашними животными – коль скоро такая проблема существует, и ранее обитателей улиц не брали на постой с собаками, нашлись те, кто сумел предложить выход из положения.

Недавно парижская мэрия открыла для бездомных камеры хранения – чтобы не нужно было целый день таскать с собой весь нехитрый скарб, когда путешествуешь по городу в поисках еды или очередного места для ночлега.

Для бездомных работают не только ночные приюты, но и специальные места дневного пребывания – здесь можно погреться, перекусить, получить юридическую консультацию, просто отдохнуть.

Отношение к обитателям улиц очень разное

Команда добровольцев, помогающих бездомным. Париж, февраль 2019 года. Фото: Radio France / Faustine Mauerhan с сайта francebleu.fr

Хотя французы в целом осознают помощь бездомным людям как обязательную, основу социального договора, это не означает, что проблем нет. Отзывы «помогайте, только не в нашем районе» звучат, и довольно часто.

«Поскольку нет типичного бездомного, нет и типичного парижанина с типичным отношением к бездомным. В Париже есть очень богатые и очень бедные жители, потому что это большой город, столица и экономический центр. В целом отношение к бездомным достаточно либеральное. Во время «Ночи солидарности» мы увидели множество людей, которые захотели быть волонтерами, и это здорово! Но есть и те, кто резко против бездомных», — рассказывает Максим Геноуи.

По его словам, ему и его коллегам, соцработникам, часто приходится сталкиваться с недовольством горожан, когда зимой для помощи бездомным закрывают спортивные залы – хотя желающие заняться спортом могут обратиться в соседний район и там им не откажут в услуге.

С большими проблемами было связано открытие приюта в 16-м округе Парижа два года назад. Местные жители устраивали пикеты, ругались, привлекали прессу. Было даже два случая поджога, но полиция так и не смогла установить поджигателей. Со временем конфликт сошел на нет. «Сейчас общество потихоньку начинает осознавать, что бездомные – наша общая проблема. Мне кажется, это происходит во многом потому, что мы публикуем свои отчеты и статистику, рассказываем, образовываем население. В итоге приют в 16-м округе сейчас работает, люди увидели, что ничего страшного в нем нет».

Интересно, что в Париже по закону прежде чем открыть центр помощи бездомным – не важно, будет ли это ночной приют или речь о дневном пребывании – консультации с местными жителями необходимы. «Мы общаемся с властями и активистами этого квартала. В каждом округе есть муниципальные депутаты, которые подчиняются мэру Парижа, это представители жителей. Когда мы сталкиваемся с сопротивлением, стараемся говорить с людьми так долго, как это возможно. Но в некоторых случаях мы меняем локацию – если убедить не удается», — говорит Максим Генауи.