Результаты нового исследования свидетельствуют о том, что четвертая часть мужского населения России не доживает до 55 лет, и совершенно определенно указывают на водку как основную причину ранней смертности

Результаты нового исследования российских демографических реалий, опубликованные в журнале «Ланцет» (The Lancet), свидетельствуют о том, что четвертая часть мужского населения страны не доживает до 55 лет, и совершенно определенно указывают на водку как основную причину ранней смертности.

По средней продолжительности жизни (69,8 лет) Россия занимает 113 месте в мире, уступая не только Европе и Америке, но и многим развивающимся странам Азии и Африки, при этом средняя продолжительность мужской жизни у нас в стране составляет всего 64 года (для сравнения: в Великобритании – 76,2, в Японии – 78,7, в Никарагуа – 68,8).

Исследования, связывающие пьянство и алкоголизм с риском ранней смерти, публиковались неоднократно. Пять лет назад в журнале «Ланцет» уже была опубликована работа той же группы ученых (Российский научный онкологический центр, Москва, Оксфордский университет, Великобритания, Международное агентство исследований ВОЗ в области онкологии, Франция), связывающих эти два фактора.

Исследование проводилось в трех российских городах, Барнауле, Бийске и Томске, и носило ретроспективный характер, то есть данные о стиле жизни, предшествующем ранней смерти, были собраны и проанализированы после ключевого события. Родственники 49 000 мужчин и женщин, умерших в возрасте от 15 до 74 лет, были опрошены исследователями на предмет количества спиртного, выпиваемого покойными.

На основании анализа полученной информации ученые сделали вывод о том, что более половины ранних смертей были так или иначе связаны с чрезмерным потреблением спиртного. Для мужчин три ведущие причины смерти – это несчастные случаи и насилие в состоянии тяжелого алкогольного опьянения, алкогольное отравление и острые ишемические заболевания сердца (кроме инфаркта миокарда). Помимо этого, было еще 5 заболеваний, связанных с пьянством и алкоголизмом, приводивших к преждевременной смерти: туберкулез, пневмония, заболевания печени, заболевания поджелудочной железы, а также другие нарушения здоровья без однозначного диагноза.

Женщины, по данным исследования, в целом пили существенно меньше, чем мужчины, однако для них относительный риск ранней смерти оказался еще выше в сравнении с непьющими дамами, чем соответствующий показатель для мужчин.

Новое исследование международной группы ученых под руководством Давида Заридзе, профессора Российского онкологического научного центра имени Н.Н.Блохина, опубликованное в «Ланцете» 31 января 2014 года, проводилось в тех же городах (Барнаул, Бийск, Томск), однако методически оно отличалось от предыдущего. Это было проспективное, а не ретроспективное исследование, то есть сбор фактических данных проводился до наступления ключевого события, а значит, полученные результаты более надежны.

Данные об участниках собирались в течение 1999 – 2008 годов, а затем выявлялся уровень риска смерти в течение 20 лет в зависимости от количества потребляемого алкоголя. Было установлено, что для курящего мужчины в возрасте 35-54 лет, не имевшего хронического заболевания на начало периода наблюдения, шанс умереть в ближайшие 20 лет составлял 16%, если он выпивал менее одной пол-литровой бутылки водки в неделю, 20% при 1 – 2,9 выпитых бутылках, 35% – при 3 и выше. Эти показатели возросли для более старших мужчин (55 – 74 года) и составили соответственно 50%, 54% и 64%.

Ведущие причины смерти для злоупотребляющих алкоголем мужчин – это по-прежнему алкогольное отравление, несчастные случаи, насилие, самоубийство. Далее следуют острые и хронические заболевания: рак горла, рак печени, прочие болезни печени, туберкулез, пневмония, панкреатит, сердечные заболевания, нарушения здоровья без однозначного диагноза.

Ученые отмечают, что в Великобритании, например, ранняя смертность (в возрасте от 15 до 54 лет), начиная с 1980 года, постоянно идет на убыль, в основном, из-за того, что за эти годы огромное количество британцев бросило курить. В России за это время аналогичные показатели колебались довольно резко, причем во всех случаях прослеживалась четкая корреляция с колебаниями в потреблении алкоголя.

Когда в 1985 году при М.С.Горбачеве были введены ограничения на продажу спиртного, его потребление сократилось на 25%, и уровень смертности упал на столько же. После распада Советского Союза в начале 1990-х потребление алкоголя резко выросло, потянув за собой и планку смертности. Начиная с 2006 года, когда вновь были приняты меры по ограничению продажи крепких напитков, потребление спиртного снизилось примерно на треть, на столько же снизился риск смерти до 55 лет, хотя до сих пор он остается высоким.

Профессор Заридзе считает, что такие колебания смертности в стране в зависимости от уровня потребления алкоголя, доказывают то, что кризис здоровья населения преодолим, а те, кто злоупотребляет спиртным, могут значительно сократить риск преждевременной смерти, отказавшись от пагубной привычки.

Это мнение поддерживают его западные коллеги. В комментарии к статье в «Ланцете» доктор Юрген Рем из Центра зависимостей и ментальных заболеваний (Торонто, Канада) пишет: «Общий объем потребления спиртного в России сам по себе, даже будучи высоким, не объясняет такого уровня связанной с ним смертности; скорее, это можно объяснить комбинацией больших объемов потребляемого алкоголя с таким специфически российским явлением, как периодические чрезмерные возлияния, что и приводит к высокому уровню общей смертности в России и смертности от причин, связанных с алкоголизмом и пьянством, а так же к колебаниям этих показателей».

Сэр Ричард Пито, профессор Оксфордского университета и руководитель исследования с британской стороны, также считает, что губительным оказывается сочетание количества выпитого алкоголя со специфически российским стилем употребления крепких напитков.

Он приводит следующие данные: среднестатистический взрослый россиянин выпивает в год 20 литров водки, британец – около 3 литров спиртного. «Несомненно, русские пьют много, но самую большую опасность представляет собой привычка напиваться до полубессознательного состояния и даже после этого не останавливаться», – говорит он: «Именно поэтому в странах, где также пьют очень много, например, в Польше или Финляндии, риск ранней смерти несравненно ниже, чем в России».

Для местных средств массовой информации профессор Пито объясняет, что значит русское слово «запой». Англоязычным авторам пришлось употребить в тексте транслитерацию (zapoi), так как в английском языке подходящего слова нет из-за очень слабой распространенности явления на британской почве.

Эта сторона вопроса довольно подробно была описана еще в 2008 году американским исследователем Уильямом А. Прайдмором в статье «Роль алкоголя в смертности от насилия в России». Автор приводит статистические данные: в 2006 году количество насильственных смертей в России составляло 19 человек на 100 000 жителей, что в 10 –20 раз выше, чем в большинстве стран Западной Европы, и в 3 раза выше, чем в США, которые считаются рекордсменом по насилию среди индустриально развитых стран. В том же году на 100 000 российских жителей пришлось 28 самоубийств, и это тоже один из самых высоких показателей даже на территории бывшего СССР.

Цитируя российские и зарубежные источники, Прайдмор утверждает, что помимо прямого влияния алкоголя на смертность (в результате отравлений и заболеваний, вызванных его злоупотреблением), четко прослеживается его связь с насилием и самоубийствами. Анализ данных по областям дает интересные результаты: процент алкогольных отравлений (по которому часто судят об уровне потребления спиртного в отсутствие других надежных данных) коррелирует с процентом насильственных смертей.

Как и другие исследователи, Прайдмор считает, что только количеством выпитого невозможно объяснить трагический исход значительного числа российских застолий. По его мнению, важную роль играют и социо-культурные факторы, а именно: терпимость общества по отношению к пьянству, а также, что, как и где пьют россияне.

Терпимость не означает того, что российское общество одобряет пьянство и часто сопутствующее ему безответственное по отношению к себе и другим поведение, однако попытки предотвратить негативное развитие событий в ситуации, когда совместное распитие крепкого напитка грозит обернуться бедой, случаются довольно редко.

Всем спиртным напиткам российские мужчины предпочитают водку, при этом именно сильное опьянение является целью дружеской или семейной пирушки. Результатом является довольно быстрая и глубокая интоксикация организма, что повышает вероятность агрессивного поведения участников застолья.

И, наконец, еще один важный фактор – «где». Если на Западе принято выпивать в публичных местах: барах, ресторанах и пабах, – где помимо самоконтроля существует еще и внешний контроль, то в России больше распространены вечеринки на личной территории выпивающих, в отсутствие какого бы то ни было внешнего контроля.

Обнадеживает то, что положительные сдвиги, связанные с новыми ограничениями потребления алкоголя, все-таки имеются. Уровень самоубийств в России по сравнению с 2006 годом снизился, и составляет сейчас 20,8 случаев на 100 000 человек, уровень убийств – 10,2 на 100 000 человек. По сравнению с развитыми странами и даже с большинством развивающихся показатели все еще очень высокие, однако тенденция к абсолютному снижению радует.

Профессор Заридзе большие надежды связывает с тем, что нынешняя молодежь предпочитает пить пиво. Отказ от водки может положительно повлиять на будущее здоровье и социальное благополучие взрослой России, особенно ее мужской половины.

Источники статьи:
Vodka Is Killing Russian Men, Who Now Have A 25% Chance of Dying Before 55

Large study confirms vodka as major cause of the extraordinarily high risk of early death in Russian men

Heavy drinking killing Russians

The role of Alcohol in Russia’s Violent Mortality