Мы собрали истории тех, для кого кредиты стали серьезной проблемой. Выводы – на удивление, позитивные – наши герои делают сами. И все без исключения подчеркивают, что этот опыт изменил их навсегда

Интернет пестрит шутками и мемами на тему кредитования. «Рекламу надо читать наоборот: не «Возьми кредит! Нет проблем!», а «Нет проблем? Возьми кредит!» – шутят сетевые остряки. А вот тем, кто уже оказался в долговой кабале, не до шуток. Потому что, как бы ни были уверены в себе и в своих возможностях люди, жизнь вносит свои коррективы. Увы, не всегда радужные.

«Я рыдала и билась в истерике»

А. – молодая многодетная мама. Когда стало ясно, что ей с мужем и близнецами-подростками  трудно ютиться в съемной квартире,  семья взяла ипотеку. Несколько раз подавали на рублевую, но везде получали отказ. Поэтому согласились на долларовый вариант.

На дворе был 2008 год, несколько месяцев до кризиса. В процессе выплат в семье родился еще один малыш. Рискованное решение обернулось для семьи потерей жилья и крупной суммы денег.

– Мы хотели купить малогабаритную «трешку». Ничего шикарного: крохотная кухня, удаленный от центра район. Стоила она тогда порядка шести миллионов, около 10% от этой суммы у нас было накоплено, остальное – в ипотеку. Платеж поначалу был вполне комфортный, около 40 тысяч в месяц.

Когда «бомбанул» первый кризис, мы просили банк пересчитать кредит в рубли, но нам отказали. Вторую попытку мы предприняли в 2010 году, снова отказ. Отказали нам и в 2014 году, когда курс совершил крутой вираж.

Мы решили, что все-таки будем напрягаться и дальше. Ежемесячный платеж вырос до 90-100 тысяч, на жизнь оставались копейки, не более 20-30 тысяч на всю семью. На эти деньги мы должны были внести квартплату, купить еду, и все. Ни на что другое денег уже не оставалось.

Мы вычислили: за время с 2008 по 2014 год мы внесли платежей в рублях примерно на ту сумму, которая и составляла стоимость квартиры. Но благодаря росту курса, процентам и выплатам ежегодной страховки все еще оставались должны банку еще около 11 миллионов рублей. А стоимость квартиры на рынке между тем упала примерно на 30%. То есть даже выгодно продать ее уже не получалось.

Мы платили почти до конца 2015 года. Но когда все наши накопления закончились, сели и подсчитали, сколько мы уже внесли, и сколько еще предстоит платить. Квартира в итоге вышла просто «золотая». Мы решили прекратить платить и идти в суд.

Перед этим мы несколько раз обращались в банк с разными предложениями: пересчитать ипотеку в рубли, снизить ежемесячный платеж, продлить сроки выплат. Но на все эти обращения получали отказ.

Суд встал на сторону банка. Дело передали в исполнительное производство приставам. Они искали, что еще можно с нас взыскать. Мы к тому времени продали машину, я подала на алименты на мужа, и поскольку 50% его зарплаты уходило на это, взять с него дополнительно что-то тоже было невозможно.

Квартиру выставили на торги, мы были вынуждены съехать. Продать ее удалось не сразу, и за сумму менее 4 миллионов. Выходило, что мы должны банку еще примерно 7 миллионов рублей, которых у нас, конечно, не было.

Приставы признали, что взять с нас больше нечего.

Банк все это время пытался на нас деликатно давить. Звонили и говорили: «Скажите, вам не стыдно?» Как мне может быть стыдно, если мы столько раз выходили к ним с разными предложениями, но каждый раз получали отказ? Все наши отношения с банком проходили в правовом поле, а «стыдно» – понятие совершенно не юридическое.

Сейчас мы живем в квартире моих родителей. Не покупаем ничего, ни машину, ни дачу, потому что приставы все еще могут взыскать что-то в пользу оплаты кредита. Я не выхожу на работу: в этом случае банк сможет взыскать с нас долги, поскольку доход семьи увеличился.

Мы не были в отпуске с 2008 года. Привыкли экономить на всем: составляем списки на покупки в «Ашане», охотно берем подержанные вещи для младшего ребенка, а старшие ходят только на бесплатные кружки. Очень выручает то, что мы многодетные: близнецы питаются в школе, это огромное подспорье.

Я с ужасом вспоминаю тот год, с 2014 по 2015, когда мы платили по 90-100 тысяч ежемесячно. Помогали друзья, делились детскими вещами, а иногда просто привозили нам продукты.

Помню, накануне Нового года денег не было вообще. Я была в трансе… Муж тоже очень переживал: для него самым главным страхом было, что он не сможет кормить семью.

Все это очень обидно, конечно. Сейчас уже немного отпустило, могу говорить об этом спокойно, а если бы меня попросили рассказать об этом в самый пиковый момент, я бы просто рыдала и билась в истерике. Да, мы потеряли почти шесть миллионов рублей и квартиру. Но живы и здоровы, и слава Богу, как говорится.

«Было стыдно, что не могу заплатить очередной взнос, и я брала в долг»

И. – работающая пенсионерка. Когда ее семья принимала решение о том, что необходимо взять автокредит, зарплату получали она и ее супруг. Взносы планировали погашать за счет дополнительного заработка мужа: в свободное время он хотел быть водителем у дальних родственников.

Все рухнуло в одночасье: И. перестали платить на заводе, услуги супруга в качестве шофера тоже стали не нужны. Пришлось многократно перезанимать деньги в другом банке, чтобы покрыть выплаты по авто.

– Честно говоря, в этой машине мы не нуждались, прожили бы и без нее. Но родственница моего мужа убедила купить ее. Говорила, это отличный вариант: по выходным мы будем ездить на дачу, а в будни мой муж станет забирать дочку этой самой родственницы с учебы. За это они обещали платить, и «зарплата» покроет издержки на кредит. Сплошная выгода!

Мы согласились. Взяли в банке автокредит. Было это в начале 2000-х, тогда еще в ходу были расчеты в долларах. Сумма составляла 4000 в американской валюте. Платить предполагалось около 3000 рублей в месяц, по курсу (тогда – около 30 рублей за доллар). И поначалу все шло замечательно. Но затем все изменилось.

Мужа моего уволили с работы, а шоферская подработка стала совсем не тем, чем была поначалу: родственница требовала поездок за город и услуг личного водителя в течение всего рабочего дня. Это было тяжело для мужа, к тому времени он перенес инфаркт и был слаб здоровьем. Пришлось отказаться.

Ну а дальше мне стали регулярно задерживать зарплату на заводе, где я работала. Я не успевала погашать автомобильный кредит в те дни, на которые были назначены ежемесячные выплаты.

Я человек ответственный, воспитанный еще при Советском союзе. Все эти понятия про верность слову, обязательства очень давили на меня. И когда было ясно, что внести очередной транш я не смогу, а занять больше не у кого, я приняла решение взять кредит в другом банке.

Так началась история, которая тянулась несколько лет и превратилась в замкнутый круг. 

Почти каждый месяц я приходила во второй банк и просила дать мне кредит в размере 3000-4000 тысяч, чтобы погасить платеж по автомобильному кредиту. Потом, получив на работе зарплату, возвращала эту сумму. Но вскоре была вынуждена обращаться за деньгами вновь, потому что не хватало денег на еду и бытовые нужды.

К тому времени муж мой уже очень сильно болел, сын женился и у него родился ребенок – вся эта большая семья фактически была на моем полном попечении.

Отдавала, занимала, выплачивала и занимала вновь. Не помню, сколько раз я прокручивала эти операции, но к концу выплат по автомобильному кредиту долг второму банку составлял 23000 рублей: по тем временам (примерно 2006 год) это были огромные деньги, практически зарплата среднего руководителя, а я на своем заводе получала меньше 10 тысяч. Расплатиться помог только сын, к тому времени он вышел на работу и покрыл долг.

А вот мужа моего вся эта «автомобильная история» основательно подкосила. Здоровье стало стремительно ухудшаться, и он умер. Машину мы в итоге продали, она была уже не нужна.

«Кредитка – это такая зараза»

O. – молодая журналистка, работает в сфере PR, не замужем. В 2012 году, поддавшись рекламным уловкам, она оформила кредитную карту. Доверие внушали фразы о том, что у карты есть льготный период беспроцентного погашения займа, что это удобно и комфортно.

Необдуманное решение  обернулось трехлетним долговым «рабством», которое завершилось только благодаря полному пересмотру своего отношения к финансам.

– Я очень хотела норковую шубу, и мне не хватало всего 15 тысяч рублей. Тогда-то я решилась оформить кредитку: предложениями о ней, такой чудесной, выгодной и удобной, бомбардировал меня банк, в котором оформлена зарплатная карта.

Это решение казалось мне взвешенным, разумным и очень практичным. Я прямо сейчас куплю шубу на выгодных условиях, ведь если ждать и копить недостающие 15 тысяч, то могут закончиться скидки на меха. А так – шикарная вещь у меня, а спустя месяц или два, не превышая льготного периода, я внесу недостающие 15 тысяч и тут же закрою карту. Все будет выглядеть так, словно я взяла в долг без процентов у кого-то из знакомых.

Но карту я не закрыла. Более того, стала время от времени по мелочи снимать с нее то тысячу, то две. Я это называла «поддербанивать», вроде бы не так уж много, и я же скоро верну, что здесь такого?

В итоге кредитка с лимитом в 35 тысяч ушла в ноль, каждый месяц я перечисляла ежемесячный платеж, составлявший примерно 4000 рублей. Тоже вроде бы мелочи, но он не покрывал ничего из суммы основного долга, по сути, это были только проценты, а долг тем временем рос.

Потом банк, почуяв во мне выгодного клиента, поднял лимит карты до 45 тысяч. А когда я улетала в отпуск, они каким-то образом отслеживали, что я за границей, и еще увеличивали мне лимит.

Каюсь, мне было очень трудно сопротивляться этим соблазнам: тут шоппинг, там сувениры или чашка кофе с круассаном, и вот я уже снова должна платить, платить, платить.

В итоге сумма моего долга выросла до 150 тысяч. То есть в десять раз больше первоначальных 15 тысяч, которые я так легко планировала вернуть банку и закрыть карту.

И ладно бы я на эти деньги с кредитки покупала бы что-то стоящее! Нет, речь чаще всего шла о том, чтобы в последний день перед зарплатой перехватить денег на обед. Или лишний раз посидеть в кафе с подружкой.

То есть я, сама того не замечая, огромную сумму спустила на еду, попросту говоря, на ветер. И постоянно жила с ощущением, что мне не хватает: еще бы, ведь солидную часть зарплаты я тратила на выплаты по кредитке, потом снова «занимала» у нее же, получался просто порочный круг.

Меня в какой-то момент отрезвил мой молодой человек. Сказал: «Хватит страдать фигней!» И когда я посчитала, сколько я на самом деле потратила денег, и, что самое ужасное, сколько я переплатила, кинулась срочно ее закрывать, чтобы поскорее от кредитки избавиться. Напрягалась несколько месяцев, откладывала, копила. Закрыла, и больше уже никогда не открою снова.

Сегодня мне часто звонят из банка с предложениями о новой карте или потребительском кредите. Я отказываюсь. Пересмотрела свое отношение к финансам: на желанную вещь предпочитаю копить. И заодно отказалась от того, чтобы питаться в кафе. Мало ли что они там приготовят? Домашняя еда здоровее: пока копила на то, чтобы отдать кредит, заодно и похудела.

«Платя ипотеку, я обеднел, но жизнь стала понятнее»

С. около 50 лет. Он художник, дизайнер, человек творческий и достаточно известный в своих профессиональных кругах. Почти десять лет назад, будучи в браке, он оформил на себя ипотечный кредит на несколько миллионов рублей. Но вскоре с супругой они расстались, и сейчас C. платит за квартиру, в которой больше не живет, в которой остались его бывшая жена и дети.

– Решение об ипотеке мы с женой принимали вместе. Было ощущение команды, где все поддерживают друг друга. Развода, как говорится, ничто не предвещало. До этого я уже 10 лет жил в Москве, но жилье снимал. Брался за любую работу, копил, откладывал. И, наконец, смог реализовать мечту.

Скромная «трешка» на вторичном рынке, но мы выбирали ее, обустраивали, создавали в ней свой мир. Платить предстояло 15 лет, сейчас из них прошла половина. Параллельно с ипотекой я успел взять еще и автокредит: на тот момент получалось, что вносить платежи по этим обязательствам наша семья может. У меня была стабильная работа с зарплатой больше 100 тысяч, были возможности дополнительного заработка.

Уйдя из семьи, я остался ни с чем: квартиру оставил бывшей жене и детям (их у нас двое), а сам был вынужден жить у друзей, потом снова начал снимать. Деньги уходили все, до копейки.

Я чувствовал себя передаточным звеном в финансовом потоке: на одну карточку получить, на другую – переложить, занести хозяйке квартплату за месяц, и в кошельке пусто.

Иногда было не на что есть, выгадывал «счастливые часы» в магазинах, когда товары с истекающим сроком годности уходят со скидкой. Бывали дни, когда я питался одними сухарями, не шучу! Пришлось вспомнить разные советы из голодных 1990-х: тогда мой приятель научил меня покупать битые яйца на рынке, так значительно дешевле. Я знал все благотворительные столовые и просил там помощи.

Дальше – интереснее. На работе предложили уволиться. И начались проблемы со здоровьем, так что трудиться на своих подработках почти не мог… Потом меня спрашивали: почему не стал продавать квартиру, делить ее с бывшей супругой? Никаких разумных идей мне тогда в голову не приходило. Сил не было буквально ни на что.

Коснувшись дна, я постепенно начал выплывать. Друзья помогли найти работу. Удалось как-то взять себя в руки. И я начал по-другому осознавать всю эту историю. Ведь в чем правда? Сытый голодного не разумеет. Я привык жить на широкую ногу, зарплаты у меня всегда были выше среднего. И вдруг – тотальная бедность…

Но беда это была или рука Божья, которая мои глаза промыла? Ведь совершенно иначе после такого начинаешь смотреть на жизнь. Я научился видеть бедных людей в толпе, узнавать их. Захотелось даже помогать из своих скудных возможностей. Я и раньше помогал, но от избытка, а теперь вот захотелось помочь от недостатка средств.

Сейчас я не накапливаю: живу сегодняшним днем. Построю ли я себе еще дом на этой земле, не знаю, возможно, стоит уже задуматься о доме на небе. Но все это категории философские.

Возложив на себя финансовое бремя, я от другого бремени освободился: от эгоизма, желаний каких-то непомерных и зачастую совсем не нужных.

Шелуха слетела, жизнь обнажилась во всей своей честной красоте. Стала понятнее, одновременно. Думаю, это нужный урок, полезный. И настоящий, а не какая-нибудь учебная тревога. Хотя вот у меня скоро закончатся платежи по автомобильному кредиту, и появятся «свободные» 10 тысяч в месяц. Еще не знаю, куда их буду тратить.

Иллюстрации: Дмитрий Петров