Посмертные приключения Эвелины

Родителям паллиативной пациентки не давали справку о смерти дочери и направление на вскрытие. Ужас в том, что по инстанциям убитые горем родители ходили с телом дочери на руках

Случай, о котором мы узнали из Facebook – вопиющий. Но, к сожалению, его можно назвать вполне типичным. Это – один из кругов ада, через которые приходится проходить родителям паллиативных пациентов.

Родителям паллиативной пациентки не давали справку о смерти дочери и направление на вскрытие. Ужас в том, что по инстанциям убитые горем родители ходили с телом дочери на руках.

Эту историю рассказала психолог Вероника Толстова – директор благотворительной организации «Хоспис – детям» г. Обнинск.

4-летняя Эвелина из Калужской области была подопечной паллиативной службы. Диагноз: органическое поражение ЦНС. Тяжелый «органик». Девочка была практически неподвижна и с развитием – плохо. Мама, папа и старшая сестра Эвелину очень любили, ухаживали за ней, старались, чтобы ей было удобно, не больно. Помогали и врачи службы паллиативной помощи.

Врачу паллиативной службы позвонили Родители Эвелины: «Вероника! Мы не знаем, что делать! Помоги!!!» Для них это был второй день ада. Вот что записала в своем блоге Вероника Толстова:

«Температура у Эвелины поднялась ночью. Под утро родители вызвали скорую: “Хрипов нет, в легких все чисто. Подпишите отказ от госпитализации. Быстрее! У нее остановка дыхания!”

Отец Эвелины работает в МЧС. Когда он увидел, что медработник старательно вдувает его дочке дочурке в ротик воздух, который тут же выходит через ноздри, он сделал искусственное дыхание сам. Девочка зашевелилась и задышала, но тут же снова выключилась снова. Так было три раза. На четвертый – она не отозвалась. Скорая уехала, напоследок врач сказал: “Ищите машину и везите ребенка на вскрытие”.

Бабушка и мама, взяв на руки мертвое тельце, повезли его в Анненки, в областную больницу. Там спросили: “Где справка из полиции? Откуда мы знаем, что вы ее сами дома не задушили?”

Бабушка держала на руках свою мертвую внучку и молчала. Мать тихо выла рядом. Они не знали, что нужно было вызывать полицию, как не знали и того, что это должна была сделать скорая. Над ними все же сжалились, забрали тело и велели приехать завтра.

Назавтра девочку вернули. Выдали бабушке и велели отвезти ее в Грабцево на судебно-медицинскую экспертизу. Машина, мертвая внучка на руках, объяснения сквозь слезы. “Детского паталогоанатома нет. Он на похоронах, коллега у нас умер. Что делать с вашей девочкой – не знаем”, – сказали родственникам. Чиновница говорила: “Чего они хотят? Мы не можем найти эксперта. Пусть приезжают завтра!” После звонка девочку забрали и сказали, что отдадут завтра в 12 часов.

Приехав назавтра, родители увидели очередь за телами, машин на 20. Стало ясно, что забрать ребенка можно будет совсем не скоро. Сложная эта ситуация разрешилась легко – универсальным ключом из нескольких купюр. Девочку нарядили, уложили в гробик и выдали буквально за 10-15 минут. Через 2-3 часа она уже прощалась с родным домом.

Хоронили Эвелину 1 апреля. В храме тоже “не повезло”. Во время отпевания священник, внезапно прервавшись, громко и гневно сказал: “Родители, что вы стоите тут как подсвечники? Молиться надо за свою дочь!” И как ни в чем не бывало вернулся к прерванной службе. Отслужив, призвал присутствующих: “А теперь все попрощайтесь, и закроем гроб. Я болеть не собираюсь и на улице служить не буду. Закроем здесь, а на кладбище отнесете, закопаете”.

Услышав просьбу не закрывать гробик, оставить возможность проститься с девочкой на кладбище, священник сорвался на крик: “Я сказал – здесь!” И для убедительности притопнул ногой».

На отпевании своей подопечной Вероника Толстова присутствовала. Все это она видела своими глазами и записала. «Господь Всемогущий, неисповедимы пути Твои! Упокой, Господи, душу рабы твоей, новопреставленного младенца Евы!», – так заканчивает Вероника Толстова свою запись в Facebook.

Вот что рассказала Вероника Толстова корреспонденту «Милосердия.ru»:

«Смерть Эвелины была внезапной, но родственники в принципе к ней были готовы, при таком диагнозе это было закономерно. Но то, что произошло дальше, не укладывается ни в какие рамки.

Проблемы начались со скорой. Когда пациент умирает у нас в Обнинске, сотрудники скорой вызывают ритуальную службу и полицию, тело увозят в морг. Почему медики так просто уехала, мне непонятно. Я с таким столкнулась в первый раз в жизни. Я просто в ужасе от этой ситуации.

Эта история даже не о помощи паллиативным пациентам, она о тотальном бездушии, с которым столкнулась эта семья. Человеческих качеств не проявил даже священник. Какое-то сугубое испытание для родителей. Наверное, это для чего-то было нужно. Всем, кто там присутствовал, и мне в том числе. Для чего, пока не знаю».

– Обычно к вашим подопечным относятся по-другому?
– К ним относятся… никак. Если вокруг детей с онкологическими заболеваниями есть какой-то ореол минимального внимания, то к «органикам» относятся никак. Для медицины и системы помощи их нет. Это очень страшно.

Р.S.:

На девятый день после кончины многострадальной мл. Евы, в праздник Благовещения, к родителям пришел тот священник и на коленях попросил прощения за грубость при отпевании.

Ссылки по теме:

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Для улучшения работы сайта мы используем куки! Что это значит?

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться