Последствия отказа предоставить Олегу гражданство могли быть катастрофическими для его судьбы. Школа, например, отказывалась выдать Олегу аттестат

Фото:  Максим Боговид / РИА Новости

Чей мальчик?

Олег родился на Украине, а потом его семья жила то там, то в России. Папа зарабатывал на стройке в России, а потом позвал сюда жить и жену с ребенком. Но в какой-то момент мужчина, а потом и его супруга, втянулись в незаконный бизнес. Когда Олегу было 14 лет, родители были осуждены на 7 лет лишения свободы, и ребенок отправился в детский дом Калужской области.

Другие родственники мальчика – бабушка и дядя – тоже живут в этом же регионе, хотя являются гражданами Украины, они навещали мальчика в детдоме, но взять его под опеку не смогли.

Олегу было пора получить паспорт, а значит, гражданство. И вот тут возникла проблема. Гражданином какой страны считать мальчика? Он украинец или россиянин?

Детдом и органы опеки встали перед выбором: депортировать ребенка родителей-иностранцев как лицо без гражданства на Украину, в местный детдом, либо оставить его здесь и добиваться для него российского гражданства. Выбрали второй вариант.

Как рассказал корреспонденту «Милосердия» Вадим Сергиенко, директор «Благотворительного фонда развития человеческого капитала», который два года был наставником Олега и принял самое активное участие в решении этого непростого вопроса, детский дом обратился в управление МВД по Калужской области:

«В соответствии с подпунктом «г» пункта 6 статьи 14 Федерального закона от 31 мая 2002 года  «О гражданстве Российской Федерации» дети иностранцев, помещенные в российские организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, имеют право на получение российского гражданства в упрощенном порядке, по заявлению руководителя организации для детей-сирот.

К тому же было учтено как наличие родственников в России, так и тот факт, что оба родителя ребенка отбывают наказание в России. Кстати, детдом помог Олегу в сопровождении воспитателя навещать маму в колонии.

Однако управление МВД по Калужской области отказало Олегу в предоставлении гражданства России. Ведомство сослалось на исключение, предусмотренное пунктом 2 статьи 155.1 Семейного кодекса РФ, – в МВД сочли, что ситуация пребывания родителей Олега в колонии – это «временное пребывание» ребенка в организациях для детей-сирот, ведь родители Олега не лишены родительских прав».

Вадим говорит, что было такое ощущение, что правоохранительные органы решили просто «наказать» подростка за преступление родителей и за сохранение связи с ними.

«Проблема в том, что каждый по-своему трактует законы»

Фото: Алексей Куденко / РИА Новости

Последствия отказа предоставить Олегу гражданство могли быть катастрофическими для его судьбы. Школа отказывалась выдать Олегу аттестат, в случае, если он останется лицом без гражданства. А как же тогда получить специальное образование и профессию?

«Тогда детдом добился для Олега гражданства Украины. Но даже с украинским паспортом Олег не смог бы обучаться за счет российского государства в колледже. Соответственно, он был бы лишен и социальной стипендии, положенной ему как ребенку, оставшемуся без попечения родителей, – поясняет Вадим Сергиенко. – Поэтому решение управления МВД по Калужской области стало очевидным нарушением прав ребенка.

Но противодействовать ему детдом практически не мог. Не хватало юридической грамотности в том числе. Детский дом запутался и в какой-то момент поверил, что управление МВД по региону не может ошибиться в вопросе о гражданстве Олега».

История с получением Олегом гражданства стала прекрасным примером сотрудничества и взаимной поддержки разных фондов и представителей благосферы.

Судьба мальчика не могла оставить равнодушными тех, кто его знал. Олег успешно участвовал в театральном фестивале «Я не один», который организует одноименный фонд. Создатели фонда Мариэтта Цигаль-Полищук и Женя Беркович убедили Вадима Сергиенко подключиться к срочному решению создавшейся юридической коллизии.

Вадим взялся за дело, обратившись в том числе и к представителям фонда «Арифметика добра».

«Когда мы со специалистами детского дома разбирались с ситуацией, оказалось, что каждая сторона по-своему читает и трактует законы. И это большая проблема, – рассказала “Милосердию” Марианна Тимофеева, юрист благотворительного фонда “Арифметика добра”. – Кто такие дети, оставшиеся без попечения родителей, – на этот счет разные мнения у всех, по Москве такая проблема тоже была, сейчас она почти устранена.

Дело в том, что неправильно воспринимают ситуацию с детьми, родители которых находятся в местах лишения свободы. Часто таких  детей считают временно помещенными под опеку.

Однако федеральный закон №159 «О дополнительных гарантиях социальной поддержки детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» говорит о том, что эти дети должны считаться оставшимися без попечения родителей, а вовсе не временно помещенными в детское учреждение.

Олег был записан в категорию «временно находящийся» под опекой государства. Это неправильно, временно ребенок устраивается в детский дом только в случае обращения самих родителей в учреждение. А когда ребенок изымается у родителей, то он – оставшийся без попечения родителей при наличии обстоятельств, указанных в 159-ом законе, включая ситуацию, когда родители находятся в местах лишения свободы. Тем самым закон защищает ребенка от попыток умалить его статус и права».

Оказалось, что трактовка данной ситуации влияет в том числе и на такие гражданские права ребенка, как получение гражданства и паспорта.

«Мы добивались не исключения из правил, а универсального решения»

1419935 21.03.2013 Вход в здание министерства образования и науки РФ. Фото: Александр Вильф / РИА Новости

«Я решил, что надо максимально широко поставить вопрос. Глупо было бы просить чиновников сделать исключение для Олега. Нужно было разрешить правовую коллизию для всей страны – добиться универсального решения в вопросе получения гражданства для всех детей, которые оказались или окажутся в такой ситуации», – замечает Вадим Сергиенко.

К концу декабря 2017 года Вадим получил от МВД России и от Минобрнауки России, которые противоречили точке зрения предыдущих отказов, полученных детским домом: что ситуация ребенка, получившегося статус «оставшийся без попечения родителей», не является исключением из порядка предоставления гражданства России.

«Из ответов следовало, что Олег является оставшимся без попечения родителей, а значит, может быть передан под опеку российского государства, – рассказала Марианна Тимофеева. –  И детский дом как его полноправный опекун имеет право получить для Олега российское гражданство в упрощенном порядке».

«Тем самым, подтвердилось предположение о том, что вся суть в статусе «ребенок, лишенный попечения родителей», – говорит Вадим Сергиенко. – Если российское государство признает конкретного ребенка, находящегося на его территории, лишенным попечения родителей (а одним из оснований для этого является нахождение родителей в местах лишения свободы), то обеспечивает этого ребенка всем объемом прав и социальных гарантий, предусмотренным для детей-сирот».

А в список этих гарантий, между прочим, входит обучение ребенка, воспитание его под опекой в приемной семье или в организации для детей-сирот, а также получение ребенком российского гражданства в упрощенном порядке и даже, при отсутствии у родителей ребенка жилья в собственности, предоставление от государства квартиры в собственность этому ребенку (по достижению им совершеннолетия и в порядке очереди, существующей для детей, лишенных попечения родителей).

Ведь государство берет на себя функции опекуна и делает для ребенка то, что обязаны были делать родители в плане обеспечения материальных условий и юридических прав ребенка.

Юристам удалось убедить детский дом еще раз подать бумаги в Управление МВД по Калужской области. Но, к их удивлению, снова пришел отказ несмотря на высказанную федеральным ведомством позицию.

Тогда Вадим Сергиенко отправил обращение в адрес Президента России – с письмом от имени Олега, который рассказал о своих планах на жизнь, о необходимости российского гражданства.

«В этом обращении я рассказал об угрозе игнорирования управлением МВД по Калужской области толкований профильного законодательства, полученного от федеральных министерств, ответственных за нормативное правовое регулирование вопросов о гражданстве и об опеке и попечительстве. И попросил президента защитить права ребенка, дав указание о предоставлении Олегу гражданства в упрощенном порядке». Такое же обращение Вадим отправил губернатору Калужской области.

Администрация Президента РФ направила обращение в МВД России, где ситуацию взяли под контроль. Управлению МВД по Калужской области дали прямое указание оказать содействие в получении Олегом гражданства в упрощенном порядке.

Губернатор Калужской области, со своей стороны, дал поручение Минтруду и соцзащиты Калужской области и региональному омбудсмену оказать содействие в получении Олегом гражданства в упрощенном порядке. В итоге уже в начале марта управление МВД по Калужской области сообщило директору детского дома о готовности представить подростку российское гражданство.

А в конце июля, за две недели до вступительных экзаменов в колледж, Олег получил российский паспорт.

«Помогая одному, ты даешь дорогу и другим»

Фото: Александр Алпаткин / РИА Новости

«Хочется надеяться, что другие дети в этом детском доме уже не будут попадать в такие ситуации. Думаю, история Олега вообще хороший пример того, как в этой ситуации должен действовать детский дом. Это был яркий пример неправильного прочтения нормы закона», – говорит Марианна Тимофеева.

«Я не могу оценить, сколько детей в детских домах или приемных семьях (в этой ситуации для них тоже предусмотрен упрощенный порядок получения гражданства) сталкивались с теми же проблемами, что и Олег. Но даже если это лишь сотни или десятки детей, да хоть один – это все равно имеет большое значение», – говорит Вадим Сергиенко.

Теперь, если возникнет такая же проблема, прецедент уже создан. МВД России и Минобрнауки РФ четко высказали свою позицию, грамотно истолковав нормы закона.

«Путь пробит, одно бесчеловечное препятствие снято. Конечно, одним лишь предоставлением гражданства не спасти детей, оставшиеся без попечения родителей, но когда они наделены правами граждан России, это делать легче, можно опираться на помощь государства, – замечает Вадим Сергиенко. – Кстати, насколько я знаю, наш детдом, уже направил обращение, чтобы нашего Олега поставили в очередь на получение жилья.

Так что справедливость и в этом вопросе восстановлена. Если в законодательстве закреплены какие-то гуманные нормы, то это ведь плод трудов и борьбы многих умных и сердечных, ответственных государственных служащих и представителей институтов гражданского общества, общественных организаций. И негоже чиновникам различных уровней, живущих стереотипами и желанием ограничить в правах детей, лишенных попечения родителей, пытаться исказить своим ошибочным прочтением законов эти достижения по гуманизации российского законодательства.

Я рад, что удалось пресечь это покушение на права Олега и продемонстрировать другим, как можно защищать таких детей с помощью закона. Для меня судьба одного человека имеет вселенский смысл. Давая шанс одному, ты пробиваешь дорогу другим. Надо всегда это помнить и не смущаться малых дел».