Поехать отдохнуть в Норильск

Таймыр и Кольский полуостров достойны внимания туристов. Но, что бы их привлечь, нужно не только развивать инфраструктуру, но и изменить отношение местных сообществ к туризму

D4C_9852

Норильск — самый северный город мира, в котором живет более 150 тысяч человек. Он похож на индустриальный остров в море природы. Вокруг города есть уникальные природные пространства и места, романтизированные в советское время. Еще интереснее – судьба города и особый заполярный уклад. Но – может ли город стать одним из центров внутреннего туризма?

DSC02916

С участием «Норникеля» в городе запускается Агентство обновления Норильска.  И одной из стратегических задач работы Агентства – в том числе способствовать развитию здесь этой сферы. Виктор Матасов, директор «Объединенной дирекции заповедников Таймыра», отмечает, что это важно в том числе и для самих норильчан. По его мнению, стоит обратить внимание на такие местные достопримечательности, как Красные Камни, озеро Лама, озеро Мелкое и Глубокое. «Надо завлечь в Норильск людей, чем-то их заинтересовать. Привлечь людей с «материка», — так считает Александр Рюмин, директор Заполярного филиала «Норникеля».

994C0057 Panorama

Но такие задачи решаются не быстро и не просто. Во-первых, для развития туризма на любой территории нужна инфраструктура. Это, в первую очередь, гостиницы. В планах развития Норильска уже есть строительство отеля. Татьяна Веллер, эксперт международного уровня в гостиничной отрасли на рынках России и СНГ, в рамках встреч представителей Агентства уже подчеркивала, что появление сетевого отеля в городе сразу придает ему иной вес. Город становится интересным с точки зрения делового или рекреационного туризма. И это сразу привлечет к нему внимание со стороны международных операторов.

Стоит также задуматься и над второй проблемой — это дороги. Ну а начать можно и с отдыха норильчан – и уже для них строить комфортные точки размещения, площади для палаточных лагерей или даже стационарные домики для стоянки, полагает Вадим Мамонтов, генеральный директор компании Russia Discovery.

Затерянный город

unnamed (2)

Владислав Толстов, журналист, родившийся в Норильске и проработавший на «Норникеле» более 10 лет

Норильск — действительно оторванный от страны город, полагает Владислав Толстов, журналист, бывший главный редактор телекомпании «Северный город», родившийся в Норильске и проработавший на «Норникеле» более 10 лет.

Тем не менее, в Норильск будет любопытно приехать тем, кому хочется посмотреть на индустриальный город, например, посмотреть, как добывается руда. «Гостей комбината опускают на отметку 1200 метров, и это действительно вызывает удивление: перед тобой открывается целый подземный город», — рассказывает Владислав Толстов.

siyanie (002)

Кстати, в Норильске есть даже здания, занесенные в книгу рекордов Гиннесса – например, мечеть Нурд-Камал. Ее строили пять лет в 90-х годах, мечеть стоит на сваях, как и многие здания в городе вечной мерзлоты. Но и вокруг Норильска хватает достопримечательностей. Интересна и сама история города, и природа вокруг него.

DSC_7423

Вячеслав Шут, известный фотограф, автор фоторабот по Норильску и Таймыру, и его коллега Максим Шаповалов много путешествовали по здешним местам. «Мы болеем за страну, поэтому снимаем наш город. Я вижу красоту и в индустриальных пространствах, и в природе. В нашей стране столько красивого! И невозможно это упустить», — говорит Вячеслав.

Вячеслав советует путешествовать по здешним местам с местными гидами. «Если вы хотите познакомиться с тем, что происходит вокруг Норильска, можно отправиться на турбазы. Из Норильска есть маршруты на ближайшие озера . Например, озеро Лама – потрясающее место. На берегу озера есть турбазы. Но турист все же не попадет в дикие места, если у него мало средств. Когда мы делали альбом о Таймыре и плато Путорана, то ходили в места, где не ступала нога человека».

Обязательно стоит побывать на настоящем эвенкийском стойбище.  Туда можно попасть из Норильска или из Дудинки. «Нет ничего красивее, чем когда цветет тундра. Я был на Майами, на Бали, в Индии, я объехал полмира, но с тундрой на Таймыре ничто не сравнится», — говорит Вячеслав Шут.

Осколок Атлантиды

Plato Putorana_5140_00039

Плато Путорана находится в Среднесибирском плоскогорье, недалеко от полуострова Таймыр.  По территории оно занимает площадь больше, чем Румыния или Белоруссия. И на всем этом просторе находится только одно маленькое поселение. Это край дикой первозданной природы.

Плато Путорана — уникальный памятник природы, входящий в список Всемирного наследия ЮНЕСКО

Реки расходятся от центра плато во все стороны, как лучи солнца. А еще плато Путорана называют страной водопадов. Зимой они замерзают – и это тоже очень красивое зрелище. Еще одна достопримечательность плато – обилие озер – их почти 25 тысяч! Географы отмечают, что ни на одной возвышенности мира нет такого количества и разнообразия озер. Вода в них кристально чистая. И если посчитать вместе количество этой воды, то озера Путорана – второй по объему резервуар пресной воды в России после Байкала.

Многие туроператоры уже осваивают это направление. Они честно рассказывают клиентам, что попасть на плато Путорана сложно. Нужно будет пересекать озера, преодолевать довольно крутые подъемы, здесь ветрено и холодно. Но эти трудности окупаются невероятными впечатлениями. Стоит же такая поездка примерно 90 тысяч рублей за неделю путешествия, не считая дороги.

Вячеслав Шут называет плато Путорана самым необыкновенным местом на Земле. «Это осколок Атлантиды. Невероятное по силе место».

Plato Putorana_0290 Panorama_00007

Туристическая привлекательность у Таймыра, конечно, есть.  Нетронутая природа –тундра, лесотундра, реки… «Если люди хотят отправиться в место, где не ступала нога человека, то это для таких туристов. В свое время геологи говорили, что степень исследования территории полуострова Таймыр сегодня составляет лишь 2 процента. 98 процентов —девственные пространства», — отмечает Владислав Толстов. В основном в такие места и приезжают те, которые любят отдыхать от цивилизации в диких местах.

Биосферный заповедник «Путораны» сравнивают с затерянным миром, описанным в своем романе Конан-Дойлем.  Там водится знаменитый толсторог – снежный баран. Охота на него разрешена лишь несколько раз в год, и раньше совокупные расходы на приобретение лицензии на отстрел, доставку охотников на Таймыр достигали 50 тысяч долларов, рассказывает Владислав Толстов. Разумеется, позволить себе такое могли единицы, и сама охота заключалась в том, чтобы отсеивать старых и больных животных. Подобное развлечение, разумеется, никогда не станет массовым.

_MG_2252 Panorama

Озеро Лама  — еще один любопытный объект для туристического интереса, на который обращает внимание Владислав Толстов. Оно находится в 120 километрах к востоку от Норильска. Это озеро с чистейшей водой. Протяжённость озера — 80 километров, максимальная ширина — 8, площадь — 318 кв. км. Озеро отличается большой глубиной (свыше 300 метров, в некоторых местах, возможно, до 600 метров). «Там замечательная рыбалка. Есть несколько видов рыб, например, знаменитый ламский голец, которых можно найти только здесь», — говорит Владислав.

Как добраться до места силы

unnamed

Станислав Стрючков, историк, краевед Норильска, автор книг и очерков о городе и его героях

«Говорить о том,  поедут сюда туристы или нет, поздно — уже едут. Едут и со всей страны, и из-за рубежа», — замечает Станислав Стрючков, историк, краевед Норильска, автор книг и очерков о городе и его героях.

А вот инфраструктуры не хватает. «Инициативу надо поддерживать не только деньгами, сколько организационно-разрешительно, — считает Станислав Стрючков. — В регионе сейчас есть несколько десятков фирм, которые возят туристов. В том числе и сертифицированные операторы, например, «Путорана.ру». Но поскольку добираться до наших реликтовых мест трудно, нет дорог, то все упирается в наличие транспорта. Это водный транспорт, что дорого сегодня, либо это вертолет – а это запредельно дорого. Еще варианты – квадроциклы или снегоходы, в зависимости от времени года».

994C1839

Инфраструктура отдыха на местах пока самодеятельная. Чаще это домики, построенные по берегам озер. Туда можно добраться на лодке или катере, но не каждый год — пути могут пересыхать. Или это бывшие советские рыболовные точки – туда тоже возят туристов на частную рыбалку.  Хорошо подготовленных для приема туристических баз крайне мало. «Было бы правильно, если бы какая-то мощная организация взялась за строительство опорных туристических баз на плато Путорана, тогда, может быть, это войдет в упорядоченное русло», — полагает Станислав Стрючков.

И это реально! Например, напоминает эксперт, когда-то Красная поляна около Сочи в 50-ые годы была диким курортом. Там были турбазы, но даже еще в начале 90-ых годов там был примитивный подъемник и полная самодеятельность. А к Олимпиаде в городе построили всю инфраструктуру, в том числе отели, рассчитанные на любой кошелек. Курорт «Роза Хутор» сегодня – визитная карточка России. Все это, убежден спикер, можно осуществить и на Таймыре.

Портрет заполярного туриста

Plato Putorana_2924_00026

Кто он — турист, который едет в такие места? В первую очередь, он турист опытный.  «Ведь Таймыр это самая труднодоступная точка нашей страны. Последнее географическое открытие было сделано именно здесь в 1932 году – был открыт архипелаг Северная Земля, — напоминает Станислав Стрючков. — И это интересно туристу».  В первую очередь, такие путешественники отправляются на запад арктической зоны — в Мурманск, Архангельск, затем на Чукотку, на Дальний Восток. И уже потом появляется желание отправиться на Таймыр.

Куда едет турист? 90 процентов отправляются на плато Путорана – потому что это реликтовые леса, водопады, деликатесная рыба. Есть часть туристов, которые через Норильск едут дальше – они хотят попасть в арктические зоны. Тогда это Диксон, побережье Северного Ледовитого океана, мыс Челюскин. Некоторые туристы едут на Енисей, им интересно посмотреть маленькие самобытные поселки. А другие увлекаются интеллектуальным туризмом, им интересно найти исторические артефакты.

994C1474

Как ни странно, это не только турист-одиночка. Едет много организованных групп, например, корпоративных. «Недавно приехали 16 аудиторов из одной компании. И они заказали и экскурсию по городу, и отправлялись на плато Путорана», — рассказывает Станислав Стрючков.

Казалось бы, отдых в таких местах дорогой – за счет билетов, проживания. Но, к примеру, на Камчатке отдых в два-три раза дороже, отмечает эксперт. Так что у Таймыра — все возможности развития туристической зоны. «Если бы на правительственном уровне эта точка роста, или  территория опережающего развития, получила бы такой статус, то интерес бы к ней возрос в разы. А пока туризм здесь полудикий».

Вячеслав Шут, в свою очередь, рассказывает, что для таких путешествий нужна сила воли, хорошая физическая подготовка и, все же, финансы. Полет на вертолете может обойтись в 150 тысяч рублей за час. «Можно также зафрахтовать лодку, которая отвезет тебя к границе заповедника. Местные проводники могут помочь обследовать территорию. Лучше собраться группой туристов, до 8 человек, и отправиться в сплав. Пороги на местных реках примерно третьей сложности – это довольно опасное экстремальное путешествие. Не все с этим могут справиться, но знатоков эта сложность и привлекает».

А всегда ли туристы нужны местным сообществам?

Plato Putorana_4760_00002

Древний Мурман – теперь это Кольский полуостров – не менее волшебное место. Здесь можно побывать сразу в трех природных зонах — лес, лесотундра и тундра.  Сплавы по рекам, рыбалка, путешествия на джипах летом или на снегоходах зимой, интересные лыжные маршруты — все это предлагается сегодня туристам в этих местах. Туроператоры приглашают своих клиентов увидеть Лапландский заповедник со старинными деревьями, которым не менее 600 лет, или отправиться в Хибинские горы, увидеть заливы-фьорды, созданные ледниками. Ну и конечно, полюбоваться Северным сиянием – это редкая возможность.

На Кольском полуострове, например, в Хибинах, туризм развит гораздо активнее, чем на Таймыре. Все дело в готовности территории туристов принять. В Хибинах количество туристов превышает в сто раз количество оправляющихся на Таймыр.

В середине августа на берегу Баренцева моря прошел уже Второй арктический фестиваль развития территорий «Териберка. Новая жизнь». Когда-то этот поселок был никому не известен – пока не вышел прогремевший фильм Андрея Звягинцева «Левиафан», который снимали в Териберке. И сюда поехали туристы. Место сразу стало модным. Организаторы фестиваля, а также фонд «Перспектива», который выдал президентский грант фестивалю в Териберке, считают, что таким малым территориям нужно дать толчок к возрождению, и развитие туристической их привлекательности как раз работает на эту идею.

IMG_9396 Panorama

Однако местные жители, как признаются участники фестиваля, не проявляют пока большой радости по поводу такого наплыва туристов в Териберку. Что это – ревность или желание обособиться? Хотя, казалось бы, здесь уже открылась небольшая гостиница, а еще есть гостевые домики, и эта самая начальная туристическая инфраструктура уже приносит поселку деньги и кормит его.

Владислав Толстов полагает, что недовольство местных жителей наплывом посторонних, — нормальное явление. «Пока еще нет привычки принимать у себя массовых гостей, и такое внимание к Териберке воспринимается ими неоднозначно. Но у местной администрации восприятие явно совсем иное: власти заинтересованы в туристе. Власть связывает бизнес-надежды с этим направлением».

IMG_8273 Panorama

Фестиваль в Териберке привлекает большое количество экспертов. Здесь запускаются социальные инициативы, которые потом работают в течение года на территории Мурманской области. В планах – систематизировать этот опыт и передавать его другим территориям. Как считает Александр Свинин, президент фонда «Перспектива», выдавшего грант фестивалю, местные жители должны быть вовлечены в этот проект. «Без этого въездной туризм невозможен. Но и насильно нельзя заставить людей принимать гостей. Индустрия гостеприимства должна развиваться. Для Териберки въездной туризм — один из немногих способов сохранить территорию, создать рабочие места и привлечь средства». По мнению эксперта, нужно более активно работать с местным населением. Вовлекать в работу фестиваля местных жителей, — пусть они ставят свои палатки, продают свои товары. Нужно обучать их этому и объяснять выгоду – а это значит работать с местным сообществом.

Александр Свинин приводит в пример деревню Кинерма в Карелии. Это самая аутентичная деревня в этой местности, настоящий музей под открытым небом. И она уже стала крупнейшей этнографической достопримечательностью региона. А ведь там живет всего 5 человек! Когда-то это место было совершенно не известным. Но эти пятеро смелых решили развить у себя туризм, поднять интерес к своей деревне – и теперь сюда приезжает 3,5 тысячи человек в год: любоваться уникальной природой и узнавать местные традиции.

«Чтобы развивать такие проекты, в любом случае нужно выстраивать отношения с местным населением, — если проект привносится извне. Если он рождается на месте – другое дело, тогда местные жители сами заинтересованы в его раскрутке», — отмечает Александр Свинин.

IMG_9595

Вопрос транспортной доступности, конечно, существует и здесь. «Но к этому готовы все больше людей, особенно молодые, 25-30 лет, —подчеркивает Александр Свинин. — Они хотят не просто лежать на пляже, а что-то узнавать. На таких туристов и надо рассчитывать. Они готовы перетерпеть какие-то трудности, но это все равно переключение внимания, отдых, за который стоит заплатить деньги. Кстати,  это не так уж далеко от Москвы. Лететь 2 часа и час ехать — и вы на месте, на берегу Северного Ледовитого океана. Съездить на пару дней посмотреть на эти красивейшие места вполне можно. Авиабилеты до Мурманска вполне доступны, дальше треть пути вы едете по асфальтированной дороге, любуетесь на тундру, потом грунтовка. Все вполне реально». Таких Териберок, замечает эксперт, в России тысячи. И другого пути развивать их нет. 90 процентов территории в России не освоены, и нужно этим заниматься.  Да, мы не найдем там нефть или газ. Но здесь другие ценности. Природа и люди.

Мифология места

Plato Putorana_3340_00003
Во всем мире арктический туризм сейчас процветает. Емкость этого рынка –   100 млн долларов в год.

«И Россия  могла бы себе забрать половину этого рынка, если бы взялась за реальную работу по развитию этого сектора внутреннего туризма. Возить людей на Северный Полюс, забрасывать в какие-то неизведанные места. Но это действительно не семейный или романтический туризм, а экстремальный», — замечает Владислав Толстов. Действительно, это не массовая история, а индивидуальные туры – а они всегда стоят дорого.

siyanie_ (002)

Но при этом важно, конечно, и отношение самого местного населения к развитию туризма. По мнению Владислава, норильчане радуются изменениям в своем городе и окрестностях. Комбинат «Норникеля» обновляется, экология стала лучше. Но важна еще и организация процесса.

«Одно время была идея  устроить для зарубежных туристов в окрестностях Норильска постановочный лагерь и бараки, как бы адресуясь к прошлому этих мест, — эта тема их все время живо интересовала. К слову, эта идея «исторического туризма» обыгрывается и в других регионах, —говорит Владислав Толстов. – Но возникает серьезная моральная сложность: норильчане хотят изжить образ Норильска как лагеря. Поэтому эта идея, даже если она найдет каких-то инвесторов, будет трудновыполнима: с общественным мнением вряд ли удастся договориться. Хотя с точки зрения маркетинга это и было бы перспективно, но трудно сделать аттракцион из страданий прошлого».

_MG_0882 Panorama

Вообще без серьезных инвестиций развивать туризм в этих местностях сложно. Дорог за пределами Норильского промышленного района на Таймыре почти нет.

В этих регионах нужно готовить инфраструктуру. «Это, конечно, опять же недешево, потому что если, условно, на Байкале гостиницу можно построить за 40 млн рублей, то строительство такого отеля в Норильске обойдется в несколько раз дороже. Это дорогие стройматериалы, все везется с материка, дорогое содержание самого отеля», —поясняет Владислав Толстов.

А не махнуть ли нам в Норильск?

DSC_7062

Однако готов ли среднестатистический турист, находясь в Москве и обдумывая, куда ему потратить отпускные деньги и отпускное время, ехать не на Черное море, не в Крым, не на Байкал, а на Таймыр? По мнению Владислава Толстова, это направление еще ждет популяризации. Пока более реально, к примеру, обратить внимание на это туристическое направление жителей Красноярска. «Норильск находится в Красноярском крае. А Красноярск – город-миллионер, там большая прослойка среднего класса, которая патриотично настроена и благосклонно относится к отдыху у себя в регионе. Люди ездят в Саяны, в Хакасию. От Красноярска до Норильска лететь всего два часа. Возможно, жителям этого края будет проще принять решение об отдыхе в окрестностях Норильска. В Москве пока на такие далекие путешествия решаются немногие».

21_город 10

Другой вариант – привлекать на Таймыр иностранных туристов. «Я встречал много немцев в Эвенкии, им это интересно, —рассказывает Владислав. – Это экзотический этнотуризм. Они возвращаются с массой впечатлений. Хотя там ничего не обустроено».

Что касается Териберки, то она более перспективна, полагает Владислав Толстов, хотя бы потому, что более раскручена. «Там уже создаются какие-то сервисы, в том числе и туристические. Для них туристы – это спасение. Если нет туризма – то нет ничего. Если у Норильска нет туризма – то есть никель, палладий и так далее, город не пропадет. Териберка же ни на что не опирается. Я предполагаю, что Териберка к развитию у себя туризма отнесется заинтересованно. Найдутся льготы, найдутся волонтеры».

D4C_9734

В любом случае, нужно, чтобы государство проявило интерес к развитию туризма в этих местах. «Это то, что называется «институциональные инвесторы», — говорит Владислав Толстов. – Который не заинтересован в скором возврате своих вложений и, по сути, не заинтересован в прибыли. В такой роли государство выступало в отношении Норильска, например. Оно строило дороги, аэропорты, прекрасно понимая, что это никогда не окупится, но понимая, как это важно. Комбинат стал приносить реальную прибыль в государственный бюджет только после открытий богатых рудных месторождений Талнаха, до этого над Норильском постоянно висела угроза закрытия города и консервации производства. Может быть, тут сработала бы также и кооперация малых бизнесов, которые бы получали скидки на билеты, поддержку от местных властей и точечно бы работали с какими-топроектами».

Например, напоминает Владислав, в Норильске остались со времен войны захоронения японских военнопленных. Японская традиция – навещать могилы своих предков. И туда приезжали семьи из Японии. Можно было бы работать, допустим, с этим контингентом туристов. То есть всегда можно найти какую-то нишу развития туризма в этом регионе. Но стоит помнить, что русский Север не принесет больших доходов.

_MG_2029 Panorama

«Среднестатистический человек поедет туда, куда смогут убедить поехать, — так считает Станислав Стрючков. — Когда у Таймыра появится настоящий интерес в привлечении туристов, то москвич поедет на Таймыр с удовольствием».

Фото Сергея Горшкова, Вячеслава Шута, Максима Шаповалова, Алексея Арлюкова, Андрея Кийко предоставлены ГМК «Норникель»

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.