Удивительны результаты исследования круга подросткового чтения. Одни из самых читаемых авторов – Ремарк и Э. Асадов. Все более популярными становятся Хемингуэй и Сэлинджер

Какие книги читают подростки? Отличается ли круг подросткового чтения в Москве, Петербурге и в Челябинске?

Можно ли сказать об одном писателе, что он покорил сердца подростков из мегаполисов, а о другом — что им зачитываются девушки из малых городов? Тысячи раз школьники и студенты отвечали на вопросы социологических исследований.

Однако Любовь Борусяк, кандидат экономических наук, доцент факультета коммуникаций, медиа и дизайна НИУ ВШЭ, решила подслушать мнение самих подростков. Да еще в тот момент, когда они были убеждены, что взрослые их не слышат.

Они отобрала 630 тысяч личных карточек подростков и молодых людей сети «В контакте». Авторам этих высказываний не больше 23 лет, они учатся в школах, техникумах и вузах 34 городов России.

Главным было то, чтобы в карточках упоминалось о чтении, книгах и писателях.

Результаты оказались настолько необычными, что пришлось еще раз сверить их с теми ответами, которые школьники дают во время обычных социологических опросов.

Барышни и их кумир

— Все жалуются на то, что подростки сидят в интернете и ничего не читают. Возможно, не все знают, что «В Контакте» существуют более 50 тысяч сообществ, посвященных литературе и чтению, — объясняет Любовь Борусяк. – По результатам анализа 630 тысяч карточек и исследованию 400 таких сообществ, мы выяснили, что круг читаемых подростками писателей невелик: всего 1400 авторов. При этом треть упоминаний укладывается в 50 общеизвестных имен.

Вряд ли кто-то сможет угадать два самых популярных произведения, которые чаще всего называют подростки.

Это — «А зори здесь тихие…» Бориса Васильева (1969) и «Два капитана» Вениамина Каверина (1944).

Ни то, ни другое не входит в школьную программу, хотя оба могут разбираться на школьных уроках литературы. «Зори», к тому же, приходят к подросткам через кино (фильмы Станислава Ростоцкого 1982 года и Рената Давлетьярова 2015 года).

Неужели школьники – зачастую тайком от учителей и родителей- начинают увлекаться советской литературой?

«Я тщетно проверяла карточки «В контакте» и 400 литературных сообществ, пытаясь выяснить, что еще из произведений советской литературы они читают, — говорит Любовь Борусяк. — Но больше ничего не обнаружила. Возможно, потому, что не существует общественных институтов, которые поддерживали бы читательский интерес к советской литературе».

Одним словом, если из зарубежной классики, созданной до 20 века, кое-кто из подростков, зависший «В Контакте», припоминает Шекспира, то литература советского периода для них – черная галактическая дыра.

Из нее иногда выглядывают головы Вениамина Каверина и Бориса Васильева, да еще профиль Булгакова.

Но рождается на наших глазах новая (или новая старая) звезда. В сетях с каждый годом растет интерес к одному поэту. Не подумайте, что это – Пушкин или Булат Окуджава. Кумир девочек-подростков – советский поэт Эдуард Асадов (1923-2004).

Самое удивительное, что молодежная аудитория к поэтам в целом более чем равнодушна. Во всех городах России о поэзии упоминали не более 3% подростков. «Литература» для них в жанровом отношении понятие монолитное. Это — проза.

Читают Асадова обычно девочки (если кто-то из 630 тысяч мальчиков и упоминает поэтов, то – только Маяковского и Бродского).

Лидирует количество интернет-сообществ, посвященных Асадову.

«- В сообществах, посвященных Асадову, можно прочесть признания такого рода: мне было 12 лет, я увидела на полке у мамы эту книжку, а теперь рассказываю о ней подружкам. Затем стихи начинают циркулировать по сетям, и формируются сообщества Эдуарда Асадова. Кстати, это единственные интернет-сообщества, в которых можно прочесть, что книги стихов любимого поэта передаются от мамы к дочке».

Что привлекает современных барышень в этой поэзии?

Девушки отвечают, что из стихов Асадова узнают правду о жизни: что такое настоящая любовь, верность, дружба, честность в отношениях.

Любите ли вы Ремарка?

Для девочек в провинции Эдуард Асадов — такой же моральный образец, как для девочек в Москве – Ремарк.

Начиная свое исследование, Любовь Борусяк тщательно разделила все города России на четыре группы: с населением «миллион плюс…» «пятьсот тысяч плюс…» , «двести пятьдесят тысяч плюс», «менее двухсот тысяч…».

Но воспользоваться этим делением ей не пришлось: существенных различий (например, в именах писателей или в любимых подростками жанрах) между городами России не обнаружилось.

Только — между Москвой и всей Россией.

Топ авторов по числу упоминаний среди подростков и молодежи Москвы (по данным карточек «В Контакте») распределился так:

У девочек: Ремарк, Чехов, Булгаков, Пушкин, Брэдбери, Достоевский, Есенин, Лев Толстой, Стивен Кинг, Оскар Уайльд, Джоан Роулинг, Джон Грин, Николай Гоголь.
У мальчиков: Пушкин, Булгаков, Гоголь, Достоевский, Толстой, Чехов, Джек Лондон, Стивен Кинг, Ремарк, Джоан Роулинг, Лермонтов, Рэй Брэдбери, Дж. Толкин.

В провинции упоминаются авторы, мода на которых в Москве уже прошла: например, Пауло Коэльо, который в столице как-то тихо перешел в категорию устаревших.

Сегодня у столичных девушек самый читаемый зарубежный автор – Ремарк.

Интересно, что в читающих городах России с населением до миллиона человек Эрих Мария Ремарк в топ авторов не входит. Так же, как в столице не входит в топ Эдуард Асадов.

«- В свое время я удивилась возрождением интереса к Ремарку, утраченному в 70-80 годы, даже провела специальный опрос: «За что вы любите Ремарка?», — говорит исследовательница. – И поняла, что это – автор, который пишет на понятном для подростков языке. Всю проблематику, которая их волнует, старшеклассницы до сих пор находят у него.

Второй культовый автор девочек в провинции – Антуан де Сент- Экзюпери. Мальчики практически никогда не отмечают его в карточках «В Контакте», а у девочек даже сложились свои сообщества, посвященные «Маленькому Принцу». В них девочки выращивают свои розы!»

В подростковой среде становятся все более популярными литературные произведения, любимыми и считавшиеся культовыми среди их прабабушек и прадедушек. Это – Ремарк, Хемингуэй и Сэлинджер.

Новая волна поднимает пятьдесят лет спустя всех троих, доказывая, что они – вечные спутники юности.И внучка снимает с книжной полки ту книгу, которой увлекалась бабушка и даже прабабушка.

Может быть, потому что мама девочки никогда эту книгу не читала?

Что нравится

Больше всего им нравится зарубежная переводная литература.

Так ответили 85% участников опроса.

Набор современных зарубежных авторов, входящих в круг подросткового чтения, скучнейшим образом одинаков для любого города и региона России. И топ этого списка полностью совпадает с топом в интернациональном рейтинге Фейсбука. По всему миру циркулирует традиционный набор культовых авторов.

На вершине рейтинга Джоан Роулинг, Стивен Кинг, Дж. Р.Р. Толкин. Все города России насыщены их книгами. Подростки (если им приходит в голову что-то почитать) покупают или скачивают те же самые книги, что их сверстники в США, Европе, Австралии и даже Индии.

У мальчиков на четвертой позиции Джон Мартин, на шестой – Анджей Сапковский, на седьмой – Сьюзен Коллинз, на девятой – Дэн Браун, на десятой – Януш Вишневский. У девочек на второй позиции – Рэй Брэдбери, на третьей — Джон Грин, на девятой Стефании Майер, на десятой – Дэшнер Джеймс.

На шестой позиции у девочек и на восьмой у мальчиков – Сэлинджер.

Среди определений, которые подростки прикладывают к переводной литературе: «яркая, красочная, неожиданная, новая, классная, новая, свежая, веселая, жизнерадостная, свободная, правдивая, великая, гениальная…». Современную русскую литературу они такими эпитетами не наградили.

«Слабая, глупая и продажная»

На небосклоне современной российской литературы подростки различают всего несколько звезд. Для девушек это Стругацкие, Мириам Петросян, Пелевин, для юношей – Глуховский, Пелевин, Белянин, Стругацкие.

В последние годы в подростковых интернет-сообществах восходит звезда Захара Прилепина.

Обнаружилась закономерность: чем меньше город, тем больше мальчиков-подростков читают русские фэнтэзи. В этом сегменте лидирует Дмитрий Глуховский, вошедший в десятку самых популярных авторов по упоминаниям «В контакте». Девочки, впрочем, русские фэнтэзи (особенно антиутопии) не любят и считают единственным уважаемым автором этого жанра Дж. Р.Р. Толкина.

Из 630 тысяч посетителей « В Контакте» всего 3% упомянули о современной русской литературе. «Она не нужна», — заявили юные читатели. Две трети опрошенных не смогли назвать ни одного современного русского писателя.
Лауреатов престижных литературных премий для подростков не существует. Как и самих этих премий.

Почему?

Ведь каждый из этих писателей раздает интервью, появляется в СМИ и присутствует в сетях. Чтобы увидеть ситуацию глазами школьников, исследовательница попросила их подобрать 3-5 эпитетов для современной русской литературы.

И прилагательные хлынули, как из ведра. Из минусов современной литературы глазами подростка: «Скучная, слабая, жалкая, тупая, глупая, шаблонная, вторичная и…

— И продажная, — завершает фразу Любовь Борусяк. – В ходе исследования я проводила фокус-группы с библиотекарями. Они высказали мнение, что современная русская литература никому не нужна. Причины? Первая: такая заумная, что это — «вынос мозга», вторая: «продажная и коммерческая».

Так что современные подростки ничего не придумывают. Они только повторяют за взрослыми».

Что толкает взрослых на эти высказывания? Исследовательница считает, что такая картина мира сформирована страхом.

Читатель не решается сам определить уровень литературного произведения. Он не чувствует себя достаточно подготовленным, чтобы судить, хорошо это или плохо. И ему стыдно за то, что он может ошибиться. Взрослые (так же, как и школьники) хотят дождаться мнения авторитетных людей, которые скажут им: «Это – вечная книга». Или хотя бы: «Это – классная книга!»

Забавно, что жюри литературных премий, в представлении большинства россиян, к таким авторитетным людям не относятся.

Когда речь заходит о молодежных антиутопиях или литературе вымышленных миров, никому не приходит в голову потребовать печати «современная классика»: каждый покупает или скачивает книгу, потому что она ему нравится. А не нравится – пусть автор идет себе лесом.

Зато упоминание о каком-нибудь злободневном романе заставляет молодых читателей отвести глаза. « Сейчас, — уклончиво говорят они, — мы не можем определить, хорошая это или плохая литература, но… скорее всего, она плохая». Все ответили отрицательно на вопрос, хотели бы они читать в школьной программе современных российских авторов. Зато многие предложили ввести в курс школьной литературы «Гарри Поттера».

Можно знать, что харчо – острый суп, но есть его не обязательно

Кого же теперь удивит, что современные подростки с таким энтузиазмом превозносят русскую классическую литературу?

Они уверены, что наши классики несут читателям нравственные ценности высочайшей пробы. Отсутствие ценностей c большой буквы– одна из причин, по которой современная литература кажется школьникам безнравственной, аморальной и, в общем, неприемлемой.

Какие произведение школьной программы им понравилось?

Топ списка — «Преступление и наказание» и «Отцы и дети».

Если бы опрос проводился весной, в лидерах оказался бы «Мастер и Маргарита», но осенью роман Булгакова еще многие не прошли в школе.

Что понравилось участникам опроса из списка школьной классики (в порядке убывания)?

Девушки: «Преступление и наказание», «Отцы и дети», «Мастер и Маргарита», «Гранатовый браслет», «Война и мир».
Юноши: «Преступление и наказание», «Отцы и дети», «Война и мир», «Обломов», «Мертвые души».

А что не понравилось?

«Война и мир», пьесы Островского, «Обломов», рассказы Бунина, «На дне» — у девушек

«Все не понравилось», «Война и мир», Лесков, пьесы Островского, «Обломов» — у юношей.

Исследовательница отметила, что доверять этим мнениям не стоит: подростки говорят с чужих слов. Лишь 18,3% девочек и 14, 3% мальчиков ответили, что читают «практически все» из курса школьной литературы . 75,6% девочек и 76,1% мальчиков признались, что познакомились «только с некоторыми произведениями», а 6% девочек и 9,6% мальчиков ответили: «практически не читаю».

Почти половина участников исследования заявили о том, что русская классика не только современна, но останется такой навсегда. Треть девочек и 40% мальчиков предположили, что она «частично устарела». Лишь немногие сделали диссидентское заявление, что школьная программа по литературе устарела в принципе. Так высказались 1,6% девочек и…16% мальчиков из 700 школьников.

Возможно, мальчики более склонны привлекать к себе внимание.

Девочки обнаружили у русской классики множество плюсов.

Начнем. Во-первых, она — « красивая, изысканная, изящная, эстетически совершенная». Во-вторых, «обучающая, поучающая и познавательная, высокая, духовная, нравственная, глубокая, вечная, бессмертная…». Далее – везде.

«- Мальчики ответили, что «русская классическая литература — глубокая и бездонная». Но для них она еще и «широкая»…вот такой ширины! — смеется Любовь Борусяк .- В общем. такая огромная глыба, несущая детям высокие идеи…»

Когда же подросткам предложили написать, что лично им НЕ понравилось в школьной программе по литературе, 40% мальчиков дали два радикальных ответа.

Во-первых, в школьной программе по литературе им не понравилось все. Во-вторых, в курсе литературы им ничего не понравилось.

«- Налицо противоречие. С одной стороны, на уровне ценностей они признают, что русская литература — великая и могучая. А с другой – ее просто не читают, — говорит исследовательница. — Для того, чтобы знать, что харчо – это острый суп, не обязательно его есть. Да, у молодежи успешно формируется представление о важности чтения. Они убеждены, что надо читать правильную, образцовую литературу, отобранную для них взрослыми. Но как это часто бывает в жизни, ценности и практики между собой почти не связаны.

Более четверти подростков, которые считают русскую классику великой, ответили, что не читают ничего. Каждый шестой парень сказал: а ну ее на фиг, эту школьную классику, она уже никому не нужна. Каждый десятый мальчик, заполнявший анкету, не читает ничего даже дома».

Меняю «Грозу» на «Бесприданницу»

Когда самим подросткам задали вопрос, сложно ли им читать русскую классическую литературу, они заверили, что нет. Так ответили 58,3% девушек и 60,7% юношей.

Однако девочки признались: главный минус русской классики – она слишком трудная. Мальчики уточнили: слишком скучная.

Мальчики не любят признаваться, когда им что-то непонятно.

Для современных подростков чтение – процесс до прихотливости многослойный. Читать роман – это значит (среди прочего) прочесть его краткое изложение.

Сайт Брифли (предлагающий «2000 книг в кратком изложении»), насчитывает более 6 миллионов посещений в месяц! Иногда школьники слушают аудиокниги с записью классических произведений.

Чаще всего прочесть роман для них значит посмотреть снятый по нему фильм.

Почти 70% школьниц и 60,3% школьников признались, что время от времени так поступают. Только 15,3% девушек и 21% юношей ответили: «никогда». Зато 15, 7% их сверстниц и 18,8% сверстников заявили, что заменяют книгу фильмом или кратким пересказом «очень часто».

«- Меня больше всего поразило то, что среди подростков, которые назвали своими любимым произведением «Войну и мир», примерно 80 процентов смотрели только фильм. Я часто говорю спасибо Никите Сергеевичу Михалкову за фильм «Несколько дней из жизни Обломова» (1979). Практически все школьники, заявившие, что «Обломов» — замечательный роман, написали, что ознакомились с ним по фильму, который им ОЧЕНЬ понравился. Второе культовое произведение для школьников — фильм Эльдара Рязанова «Жестокий романс» (1984), снятый по «Бесприданнице» Островского. Ровно по этой причине подростки предлагают поменять в школьной программе «Грозу» на «Бесприданницу» – она интереснее, чем «Гроза». К тому же, по ней снят такой популярный фильм!

Но если русскую классику так сложно понять, для чего она нужна?

Первый по популярности ответ – для того, чтобы узнать нашу историю.

Подростки убеждены в том, что русская классическая литература – это релевантный учебник истории. Если кто-то верит, что все сказочные события произошли именно так, как описал их Дж. Р.Р. Толкин во «Властелине колец», почему бы не поверить, что война с Наполеоном проходила именно так, как описал в «Войне и мире» Лев Толстой?

В анкетах подростки объясняли: если бы не русская классика, мы не узнали бы, как все происходило на самом деле!

Стоит ли удивляться, что этим подросткам все равно, читать ли краткое изложение романа или посмотреть снятый по нему фильм? Взрослые убедили их, что курс школьной классики надо рассматривать не только как коллекцию литературных произведений. Он – больше чем литература. Он может сделать их лучше или хуже, дать им в жизни путеводную нить, изменить их самих и их будущее…

Они остановились в 1980 году

Что больше всего поразило исследователя?

— Я получила несколько анкет, в которых ребята выразили свое представление о том, что история движется по кругу. Они уверены, что ничего нового в человеческих отношениях и представлениях не появилось, а великие русские писатели уже все сказали, — говорит Любовь Борусяк. – Эти подростки ясно выразили мнение, которое меня пугает. Больше половины из них убеждены в том, что русская классика вечна. Школа и общество внушают им это вместе с тезисом, что человек меняется мало, и что в русской классике сказано «обо всем, что было и что будет». 40% из них считает, что ничего нового в мире не происходит!

Одно из следствий этого: им не приходит в голову, что современность можно осмыслять с помощью современной литературы.

Недавно я попросила сына открыть карточки своих друзей и проанализировала круг чтения молодых интеллектуалов (не филологов). У них – самое лучшее образование. Каждый второй пишет о ценности чтения: эту установку они получили в семье.

Но интереса к новому у этих образованных молодых читателей нет. Я посчитала лидеров их чтения и посмотрела, когда эти книги вышли. Выяснилось, что они не упомянули ни одной книги, вышедшей позже 1980 года! Вот портрет нашего идеального читателя: внимательный, понимающий текст, воспроизводящий ценности русской и советской интеллигенции и… останавливающийся там, где остановилась она!

Мой вывод: школа не стимулирует подростков к движению вперед. Она приучает их ориентироваться на проверенное и кем-то отобранное. Ориентация на традиции как на главную и едва ли не единственную ценность, формирует нас такими, какие мы есть: не стремящимся к изменениям. Это — то, о чем я еще буду думать и писать».

О результатах своего исследования Любовь Фридриховна Борусяк рассказала на семинаре Института образования НИУ ВШЭ «Актуальные исследования и разработки в области образования».