34 часа продолжалась голодовка слепых и слабовидящих сотрудников московского call-центра – инвалидов по зрению. Так они выразили протест против невыплаты зарплаты в течение полугода

34 часа продолжалась голодовка слепых и слабовидящих сотрудников московского call-центра – инвалидов по зрению. Так они выразили протест против невыплаты зарплаты в течение полугода. 16 июня мэр Москвы Сергей Собянин поручил незамедлительно выплатить зарплату и разобраться с работодателем, и в 18 часов голодовка была прекращена.

Проект по обучению слепых людей профессии оператора информационного центра и трудоустройству по специальности реализуется с 2009 года при поддержке правительства Москвы. 20 апреля в РИА «Новости» состоялась пресс-конференция «Создание новых рабочих мест в Москве для инвалидов по зрению», на которой директор call-центра Алексей Денежкин говорил, что планирует погасить задолженность по зарплате к началу лета. По его словам, финансовые проблемы компании связаны с тем, что после смены московской власти несколько месяцев не проводились тендеры, но в апреле они возобновились. В пресс-конференции также предполагалось участие трех руководителей подразделений call-центра, они сидели на сцене, но слова им не предоставили – после выступления Денежкина перешли к вопросам журналистов.

Между тем, уже тогда в Интернете было размещено открытое письмо сотрудников call-центра в правительство Москвы с многочисленными жалобами на руководство. Алексей Денежкин сказал, что все в этом письме вранье. Однако события последних дней заставляют усомниться в его словах. С самим Денежкиным нам связаться не удалось, но заместитель директора ЗАО ФинКомПром, входящего в структуру call-центра, Алексей Романов (до недавнего времени – директор по персоналу) – один из молчавших участников апрельской пресс-конференции, прокомментировал письмо и сегодняшнюю ситуацию:

— Я категорически не согласен со словом «вранье». Многие факты, изложенные в письме, отражают реальную ситуацию. И если мне тоже там достается, в этом есть доля моей вины, которую я с себя не снимаю. Надо было настойчивей отстаивать свою позицию. Но когда авторы письма утверждают, что все перечисленные ими сотрудники ответственны за кризис компании, это голословные обвинения.

Я 5 мая назначен заместителем генерального директора ЗАО «Финкомпром», и только с этого момента в мои служебные обязанности входит также решение коммерческих вопросов. До этого я два года был директором по персоналу. Занимался подбором кадров, обеспечивал работу людей на проектах, но не только не подписывал никаких финансовых документов, но даже ни разу не участвовал в принятии решения по договорным отношениям и финансовым сделкам.

А как может быть виновен в кризисе директор учебного центра Дмитрий Анатольевич Буров? Он просто готовил операторов, учебное подразделение вообще не влияет на стратегию коммерческого развития предприятия. А центр он создал уникальный, хотя работали они далеко не в идеальных условиях: не хватало технического обеспечения, они сами писали программы, создавали сайты. Талантливые подобрались ребята, творческие.

Но менеджмент проекта был крайне слабым, что и предопределило сегодняшний кризис. На проходившей в апреле в РИА «Новости» пресс-конференции генеральный директор сильно сгладил масштабы кризиса. Я, Дмитрий Анатольевич Буров и замдиректора по работе со СМИ Леонид Александрович Шорохов, также приглашенные на эту пресс-конференцию, собирались озвучить другую точку зрения, но, к нашему изумлению, нам не дали выступить. После выступления Алексея Денежкина модератор конференции предложил перейти к вопросам журналистов. Не знаю, сам он так смодерировал конференцию или его «научили», но получилось, что сидели мы там для декорации. И за это выслушали много резких слов от наших сотрудников.

В любой коммерческой компании возможны конфликтные ситуации, а во время экономических трудностей они неизбежны. Но если проблему открыто обсуждать, ее можно решить. Увы, данный проект был очень закрытым, никогда реальные проблемы не освещались, только сами себя хвалили безудержно. На самом деле на всех стадиях его развития (а он уже около двух лет реализуется) возникали разные проблемы. В 2010 году заказов хватало. Мы обслуживали такие объемные проекты, как «Одно окно» (по этой системе в Москве работают 94 учреждения), доставка продуктов питания и питьевой воды в городе Москве (только на нем работало около трехсот операторов). Но 29 октября открылся второй офис на 1650 рабочих мест, то есть число сотрудников в одночасье увеличилось втрое. Естественно, уже тогда я понимал, что кризис неизбежен, неоднократно предупреждал об этом, а 5 декабря даже направил в приемную Путина аналитические записки со сценарием именно такого развития событий.

Абсурдно было в считанные недели подготовить 1650 операторов. Ни одна компания так не поступает – везде обучение ведется планово, в зависимости от потребностей компании и в соответствии с графиком. И я не раз говорил руководству, что целесообразней растянуть эту подготовку специалистов хотя бы на полгода и планово набирать потоки. Но сделали по-своему, а количество заказов осталось прежним. К концу 2010 года так и не смогли сформировать заказы на 2011, и с января начался кризис. Ну а поскольку проблема широко не обсуждалась, 15 июня наши сотрудники вынуждены были пойти на крайнюю меру — в 8 утра объявили голодовку. А что оставалось делать людям, если им полгода не платят зарплату? Я как только узнал о голодовке, присоединился к ней. Нас было около 60 человек, но на ночь оставалось 25. Голодовка проходила под наблюдением врачей и сотрудников милиции и завершилась в 6 часов вечера 16 июня.

Мы благодарны правительству Москвы за то, что они обязали руководство погасить задолженность перед сотрудниками. Это основная проблема, решив которую, можно будет стабилизировать обстановку в коллективе, чтобы люди спокойно приступили к работе. Сейчас надо максимально сосредоточиться на заключении новых контрактов, которые обеспечат людей работой. А для этого необходим штат менеджеров, имеющих опыт работы в сфере продаж услуг call-центров. Думаю, на такое количество операторов (2,5 тысячи) человек 150, причем это должны быть люди зрячие.

Я наемный работник, поэтому не вправе решать, нужна ли смена руководства. Это в компетенции инвесторов, московского правительства. И дело не в том, кто виноват, а в констатации факта: менеджмент надо менять.

Леонид ВИНОГРАДОВ