Планировала сделать аборт накануне родов: как чудом спасли ребенка и будущую маму

Сентябрь, Москва, глубокая ночь. Обращение на горячую линию фонда «Женщины за жизнь» поступило в 4:30. Звонившая сообщила, что она беременна и не хочет оставлять ребенка. Ее уже ждали в клинике, где за 500 тысяч обещали «решить вопрос». Срок беременности – восьмой месяц. «Скажите, что мне делать?»

N. просила не раскрывать своего имени и других личных подробностей: женщине, которая оказалась в такой сложной ситуации, страшно, стыдно и очень тяжело. Поэтому историю этой оказавшейся в кризисе мамы рассказывают люди, которые ей помогли и спасли ребенку жизнь: психолог горячей линии Ольга Нацветова, акушер-гинеколог Павел Елисеев и глава фонда «Женщины за жизнь» Наталья Москвитина.

«Аборт на восьмом месяце – это ЧП»

«Я целенаправленно пошла работать именно в ночную смену: ночью поступают самые „горячие“ звонки. Женщины, бывает, днем себя так накрутят, что не могут спать, и тогда начинают искать телефоны экстренной помощи, находят нас», – объясняет психолог Ольга Нацветова.

Когда позвонила N., сразу стало понятно, что женщина находится в крайне неустойчивом состоянии: у нее была сбивчивая речь, она нервничала и поначалу даже не могла толком объяснить, какая помощь ей требуется.

То, что она планирует совершить, N. не называла абортом, используя максимально обтекаемые формулировки.

Говорила, что не хотела ребенка и желала бы как-то «решить вопрос». Женщина призналась, что в Москву специально приехала издалека, потому что некая клиника пообещала ей полную конфиденциальность. И добавила, что срок беременности составляет больше 30 недель (восьмой месяц).

«У меня сердце чуть не выпрыгнуло из груди», – признается Ольга Нацветова. «Это ЧП», – промелькнуло в мыслях у психолога. (Аборт по решению женщины, без медицинских и социальных показаний, в России на таком сроке незаконен.)

Взяв себя в руки, Ольга начала выяснять у своей собеседницы подробности. N. призналась, что малыш зачат вне брака, от случайной связи. Сама она живет в небольшом населенном пункте. Должность у нее высокая, с деньгами проблем нет, а вот личная жизнь не заладилась. Когда узнала, что беременна, женщина испугалась, решила, что все, кто ее знает, осудят. Свое положение смогла скрывать очень долго, особенности фигуры позволяли. На учет не становилась, наблюдалась у платных врачей. Когда прятаться больше не получалось, купила билет на самолет и отправилась в Москву.

«Не стоит ее осуждать, – говорит психолог. – Эта женщина живет совсем в мире маленького городка, где все друг друга знают, где общественное мнение давит слишком сильно. Она даже не могла обсудить свою проблему с родителями или друзьями, все эти семь с небольшим месяцев оставаясь наедине с собой. Очень страшное и всепоглощающее одиночество».

В ходе ночного разговора постепенно стало ясно: беременная запуталась до такой степени, что аборт казался ей единственным решением проблемы. Других способов она просто не видела. То, что ей предстоит убить здорового и в целом сформированного, жизнеспособного ребенка, эта женщина не вполне понимала: предстоящая процедура казалась ей неким волшебным действом, которое поможет устроить «все как раньше». Просто врачи вколют наркоз, что-то сделают, а когда она проснется, от беременности не останется и следа.

«Главное – дотянуть до утра»

Рисунок. Планировала сделать аборт накануне родов: как чудом спасли ребенка и будущую маму

Психологи горячей линии фонда «Женщины за жизнь» не имеют квалификации для работы с угрозой суицида и другими экстренными ситуациями – в этом случае они обязаны передать звонящего компетентным коллегам. Однако ситуация с N. и ее нерожденным ребенком сильно напоминала картину, когда некто стоит на краю пропасти и уже почти готов прыгнуть, но все-таки просит о помощи. Задача психолога – медленно и очень аккуратно вытянуть его обратно «на сторону жизни», не совершая при этом фатальных ошибок. Как это сделать? Прежде всего – выслушать.

«Тогда я думала, что главное – дотянуть ее до утра, когда будет светать: при свете дня на все проблемы можно взглянуть немного иначе», – объясняет Ольга Нацветова. С N. они беседовали три с половиной часа, разговор несколько раз прерывался, но собеседница всегда перезванивала, а Ольга только повторяла: я вас слушаю, я буду ждать вашего звонка.

Уже потом выяснилось, что линия фонда «Женщины за жизнь» была третьей или четвертой, куда в ту ночь обратилась беременная, помочь ей сразу никто не смог. Но она упорно искала помощи, хоть и не могла до конца сформулировать, что именно ей необходимо: сочувствие, совет или просто возможность выговориться.

Психолог вспоминает, что разговор шел крайне сложно: у N. была масса нелогичных убеждений, с которыми трудно спорить. Она боялась обращаться в Москве в государственные медицинские учреждения, опасаясь, что оттуда информацию о ней сразу же передадут на родину. Боялась, что родители крайне негативно отреагируют на известие о ее беременности. Кроме того, на нее постоянно давили нечистые на руку врачи из медицинского центра, требуя немедленно принять решение: либо уже утром она приезжает и тут же ложится на аборт, либо они снимают с себя всякую ответственность и больше не будут помогать «решить вопрос».

N. долго избегала того, чтобы назвать свое намерение четко. «Я говорила: вы понимаете, что вы собираетесь сделать? – Нет, я не понимаю», – вспоминает Нацветова.

Постепенно психологу удалось добиться того, чтобы женщина сформулировала: я хочу сделать аборт. Когда это слово прозвучало, сразу изменилось многое.

А к утру стало ясно, что планы будущей мамы уже не столь четкие, она засомневалась. Ольга передала ее коллеге по фонду, акушеру-гинекологу Павлу Елисееву для консультации. Однако еще не было уверенности в том, что N. не совершит непоправимого.

«Я объяснил: может погибнуть не только ребенок, но и вы»

Рисунок. Планировала сделать аборт накануне родов: как чудом спасли ребенка и будущую маму

Павлу пришлось сосредоточиться на чисто медицинских аспектах: нужно было объяснить, как может проходить аборт на позднем сроке и какие риски несет для здоровья матери. «Она не осознавала, что с ней будет происходить, если все-таки будет принято решение о прерывании беременности. В этой клинике, где совершенно противозаконно и за большие деньги N. пообещали помочь избавиться от ребенка, ей толком ничего не объяснили. Сказали, мол, ляжешь, мы тебя обезболим, проснешься, и все будет хорошо», – рассказывает доктор Елисеев. Сам он все еще пребывает в шоке от того, что в Москве его коллеги могут совершать такие противозаконные действия.

Гинеколог стал объяснять, что речь идет о развитом и жизнеспособном ребенке: на таком сроке дети рождаются и их выхаживают, а тут стоит вопрос о том, чтобы его убить просто по желанию матери. Павел попытался объяснить N., что в ее случае речь будет идти о полноценных родах, в ходе которых малыш может погибнуть, либо его лишат жизни уже после рождения. Могут и ввести в матку какое-либо отравляющее вещество, чтобы вызвать гибель плода.

В ходе беседы выяснилось, что у женщины тяжелая наследственность: в ее семье часто случались послеродовые маточные кровотечения. Павел Елисеев предупредил, что во время аборта риск такого кровотечения возрастет многократно, поскольку речь идет не о естественном процессе, как роды, а о грубом вмешательстве. «Я объяснил ей: может погибнуть не только ребенок, но и вы», – рассказывает доктор. N. выслушала и взяла паузу.

Несколько часов в фонде «Женщины за жизнь» не знали, как дальше будет развиваться ситуация: беременная не выходила на связь, а сотрудники сделали все, что могли и что реально от них зависело. Оставалось только ждать, молиться и надеяться на чудо.

Позднее оказалось, что в это время N. бесцельно бродила по городу и думала, что ей делать дальше.

После прогулки у нее сильно заболел живот, и она сама вышла на связь с гинекологом и психологом, которые ее консультировали. Оба специалиста посоветовали немедленно обратиться в роддом, благо, он оказался всего в двух кварталах от гостиницы, в которой женщина снимала номер. Ольга Нацветова по телефону сопроводила N. до машины скорой помощи, а в приемном отделении у женщины отошли воды.

«Наверное, этот ребенок очень хотел появиться на свет и отчаянно боролся за жизнь!» – говорит Ольга.

«Привезите памперсы, я оставляю ребенка себе»

Рисунок. Планировала сделать аборт накануне родов: как чудом спасли ребенка и будущую маму

Малыш появился в тот же день, ближе к ночи. Девочка. Она была здорова, но, поскольку родилась раньше срока, врачи поместили кроху в кювез, чтобы дать ей возможность дозреть и подготовиться к большой и трудной жизни. Чудо ли это, стечение обстоятельств или слаженная работа профессионалов, сказать сложно. Скорее всего, сыграли все эти факторы одновременно.

«Моей главной целью было попытаться сохранить ребенку жизнь», – объясняет Ольга Нацветова. Она говорит, что предлагала своей собеседнице рассмотреть разные варианты, в том числе и отказаться от малыша после родов. Но на следующее утро сотрудников фонда «Женщины за жизнь» ждал еще больший сюрприз: N. сообщила, что оставляет дочь себе, и попросила привезти в роддом все необходимые для нее мелочи, которых у нее, конечно, не было запасено заранее. Попросила консультацию юриста, чтобы оформить свидетельство о рождении.

С момента родов N. продолжает получать помощь от фонда и сопровождение психолога. Не все ее проблемы решились сразу, но некоторые последствия женщина представляла себе совсем не так, как это произошло в реальности.

Например, родители, ставшие бабушкой и дедушкой, обрадовались появлению внучки.

После нескольких недель, в течение которых ребенок находился в перинатальном центре на дохаживании, N. смогла забрать его и уехать с малышкой домой. Провожала их глава фонда «Женщины за жизнь» Наталья Москвитина, которая так же приняла эту историю близко к сердцу.

В выписной N. сказала: «Мне очень стыдно, что я так думала. Я очень счастлива с малышкой». По словам Натальи Москвитиной, когда все испытания остались позади, N. даже не смогла вспомнить подробности своего первого обращения в фонд, не осознавала, что искала помощь глубокой ночью, не могла описать своего состояния. Память как будто стерла все нечеловеческое, все страшное.

«Совершенно очевидно, что эта женщина была в состоянии аффекта, потому и позвонила в 4:30 утра. Именно ночные звонки наиболее искренние. И если бы этого обращения не было, утром она бы, скорее всего, не позвонила», – говорит Москвитина.

Наталья вспоминает, что в истории фонда «Женщины за жизнь» это уже второй случай, когда маму и ребенка удалось спасти от аборта на таком позднем сроке беременности. В первый раз общаться с беременной, которая планировала подобный шаг, пришлось лично Наталье, которая за полтора часа, прямо у частной клиники, смогла убедить женщину отказаться от страшного намерения. Сейчас этому ребенку уже пять лет, семья счастлива.

Фонд «Женщины за жизнь» помогает женщинам в ситуации репродуктивного выбора, беременным и матерям, оказывает поддержку беженцам. Помочь фонду можно, оформив пожертвование на сайте фонда.

Иллюстрации Екатерины Ватель

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться

Для улучшения работы сайта мы используем куки! Что это значит?