В какой-то момент я потерял все. Музыка перестала быть частью моей жизни, она была далеко, я не мог ухватиться за нее. Я играл и плакал. Так я узнал, что могу обходиться без нее

Выступление Эцио Боссо на сцене театра «Аристон» в Сан Ремо завершилось овацией: зрители аплодировали ему стоя. Публика открыла для себя музыканта и композитора, которого видели на сценах всего мира, но мало знают в Италии, писала на следующий день La Stampa, одна из крупнейших газет страны.

Боссо исполнил на фортепиано композицию Following a bird (отрывок из его сольного альбома The 12th room). «Нужно заблудиться, чтобы научиться двигаться вперед, лишиться предрассудков, страхов и боли, которая к нам приближается», – так интерпретируется смысл произведения Боссо.

По поводу альбома в целом композитор сказал: «Мы, люди, склонны считать красивые вещи чем-то самим собой разумеющимися… Но когда-нибудь все оказываются в маленькой и темной комнате. У нас 12 комнат, в последней из них мы вспоминаем первую; когда мы рождаемся, мы не можем ее вспомнить, потому что не видим, но в последней мы ее видим, потому что готовы начать все с начала».

Музыкант болен боковым амиотрофическим склерозом (БАС), диагноз ему поставили в 2011 году. БАС – редкое заболевание, которое приводит к поражению двигательных нейронов, параличу и дистрофии мышц. Самый известный пациент с этим заболеванием – физик Стивен Хокинг.

«Каждый день я должен заново узнавать свое тело и понимать, как приспособиться к нему», – признался Эцио Боссо в одном из интервью.

Он родился в 1971 году в Турине, занимался музыкой с четырех лет с теткой своего отца. По его словам, ноты он начал читать раньше, чем буквы. Получил образование в Вене, где изучал дирижирование под руководством маэстро Людвига Штрайхера. Дебютировал в качестве солиста в 16 лет во Франции, затем выступал с такими коллективами, как Венский камерный оркестр и Камерный оркестр Европы.

В качестве солиста и дирижера или же в составе камерных ансамблей, он участвовал в крупнейших международных концертных программах, проходивших на сценах Королевского Фестиваль-холла (Лондон), Сиднейского оперного театра, Дворца изящных искусств в Мехико, Театра «Колон» в Буэнос–Айресе, Карнеги-холла в Нью-Йорке, Королевского театра Турина и др.

«Музыка – это счастье, – считает Эцио Боссо, – и, как говорил великий маэстро Клаудио Аббадо, – это наше настоящее лечение».

Свою первую музыку для кино он сочинил в 1989 году. С тех пор он написал множество мелодий для фильмов. В Италии Боссо даже считают композитором саундтреков, но его это расстраивает, поскольку он писал также оперы, симфонии, балеты, фортепианные трио, сонаты и т.д.

Произведения Боссо широко востребованы ведущими хореографами, такими как Кристофер Уилдон, Эдвард Лианг, Рафаэль Бончела. В театрах его музыку используют такие режиссеры, как Джеймс Тьерре. А самым популярным саундтреком Боссо в кино стал тот, что звучал в фильме Габриэле Сальватореса «Я не боюсь».

Вот уже несколько лет Боссо живет в Лондоне, где является главным дирижером и художественным руководителем оркестра The London Strings.

По мнению Боссо, музыку невозможно создавать и воспринимать в одиночестве. «Музыка меняется, если меняется свет и атмосфера. Это не может быть эмпатический опыт, потому что он существует только в тот момент, когда есть двое, – говорит он. – Каждый из нас может узнать свою мелодию. Я стараюсь дать людям стимулы для поиска своего собственного рассказа, разделить уникальность каждого, думая об отдельном человеке, а не о публике в целом. Я считаю себя проводником: я никогда не могу знать, как будет интерпретирована моя музыка».

«Музыка – как жизнь, ее можно создавать лишь одним способом – вместе», – сказал Эцио Боссо, покидая сцену Сан Ремо.

Стиль Боссо как композитора достаточно необычен. Как объясняется на сайте музыканта, он основан на исследовании синестезии (нейрологический феномен, при котором раздражение в одной сенсорной или когнитивной системе ведет к автоматическому отклику в другой сенсорной системе), уникальной работе со струнными инструментами, использовании агогики (небольшие отклонения от темпа ради художественной выразительности), а также на его концепции эмпатической музыки.

Вот как рассказывает об этом сам Боссо: «Для меня каждый звук переводится в изображение или цвет. И таким же образом изображения порождают для меня звуки…» Для него в музыке, как в кино, образ становится клеткой, которая развивается, принося другие образы, становясь последовательностью, которая, в свою очередь, превращается в композицию. «Музыка… заставляет выйти за пределы себя и двигаться дальше. Она лечит, и никто не знает это лучше меня», – говорит композитор.

После операции на мозге в 2011 году музыкант по-настоящему почувствовал себя «человеком с ограниченными возможностями». «В какой-то момент я потерял все – и язык, и музыку: я ее помнил, но не понимал. Я играл и плакал, в течение нескольких месяцев я не мог сделать ничего. Музыка перестала быть частью моей жизни, она была далеко, я не мог ухватиться за нее. Так я узнал, что могу обходиться без нее. И это было не плохо. Это было по-другому, это был другой опыт. Я узнал, что музыка – это часть меня, но не я сам. Максимум, я нахожусь на службе у музыки», – вспоминал он.

Очень медленно, «благодаря помощи друзей и собственной зрелости», как рассказывал Боссо, он смог добиться «координации между телом и мозгом, необходимой для того, чтобы вернуться за фортепиано».

Композитор открыл для себя новые истины: «Что мы красивы. Мы, люди, прекрасны, но часто, неизвестно почему, склонны забывать об этом. Что не существует плохих историй, а есть только грустные и веселые истории. Мы же должны бояться только скучных историй.

Теперь я говорю с трудом и больше не могу бегать, но я все еще могу играть. И в тот момент, когда я кладу руки на клавиши, я улетаю от любых проблем. Если раньше я репетировал по десять часов в день, то теперь через два часа мне приходится останавливаться…»

Его игра на фортепиано в Сан Ремо поразила многих людей. Ролик, выложенный в Facebook, собрал более десяти миллионов просмотров.

Following a BirdQuesta è l’unica cosa che sento di condividere su Sanremo. Ezio questa sera sei andato oltre l’immenso…

Опубликовано Francesco Taskayali 10 февраля 2016 г.

 

«Очевидно, что ему приходится прилагать огромные усилия, чтобы контролировать движения мускулов. Именно поэтому контроль, который он демонстрирует во время игры, ошеломляет. Трагедия в том, что это прогрессирующее заболевание, которое может привести лишь к дальнейшему ухудшению, – пишет американский журналист. «Я поражаюсь бескрайним ландшафтам эмоций, которые его музыка открывает для меня. Слов недостаточно, чтобы описать его музыку, его легкие и мощные мелодии, его руки обладают магией», – признается галерист Венеция Капертекас.

Вскоре после выступления в Сан Ремо Эцио Боссо дал концерт в своем родном городе Турине. Первой прозвучала та же композиция, которую музыкант исполнил на сцене театра «Аристон». «Похоже, я даже немного смущаюсь исполнять ее теперь здесь, – сказал он в шутку публике. – Но это я, и для меня создавать музыку означает делиться с вами этой радостью. Я счастливый человек, потому что получил в дар музыку».

БАС (боковой амиотрофический склероз) — редкое нейродегенеративное заболевание. Согласно последним исследованиям, на 100 тысяч человек приходится от 1 до 3 больных БАС. В России нет государственной программы, призванной помочь больным БАС. В Москве действует служба помощи больным БАС — один из благотворительных проектов православной службы помощи «Милосердие», который оказывает бесплатную комплексную помощь таким больным. Поддержать проект можно на специальной странице.