«Отдельные случаи снижения количества» или аптечная катастрофа?

О том, что я скоро останусь без необходимого лекарства, мне сообщила писательница Татьяна Толстая. Ну, не лично мне, а всем френдам и подписчикам, которых Татьяна Никитична попросила раздобыть препарат для щитовидной железы L-тироксин производства фирмы «Берлин-хеми». «Заказывали, приходишь – уже нет. По одной пачке дают, и кто-то уже тебя обогнал», – сетовала Толстая

Мне понадобилось совсем немного времени, чтобы сообразить: если именитая писательница, живущая в Москве, не может купить препарат, еще недавно спокойно лежавший в каждой аптеке, то у меня – неименитой и провинциальной – шансов куда меньше. И то, что я неделю назад свободно купила большую упаковку, ничего не значит.

Десятиминутный поиск по аптечным справочным и интернет-аптекам подтвердил: выметают остатки. Ровно пять интернет-заказов были приняты и тут же отменены с формулировкой «Данный товар отсутствует у поставщиков».

Наконец повезло: нашлась одна пачка на западной окраине города, еще одна – на северной. Не в той дозировке, но тут уж не до капризов: таблетку можно разломить и сложить свой пазл. И, конечно, производитель – не привычный «Берлин-хеми», а отечественный «Озон», но и за то спасибо.

Кстати, «Озону», в отличие от нас, потребителей лекарств, неожиданно повезло:

«Мы за месяц отгрузили его столько, сколько раньше за год», – сказал «Самарскому обозрению» глава холдинга «Озон Фармацевтика»  Андрей Горшков.

Кто не в курсе: если регулярно принимать гормон щитовидки L-тироксин, а потом резко прекратить, то через два дня будет неважно, а через три-четыре – очень плохо. Проверено на себе. Поэтому при отсутствии привычного импортного препарата берешь то, что есть.

К середине апреля L-тироксин стал возвращаться в продажу, но в целом конца аптечной эпопее пока не видно: что-то уже пропало из продажи, а главное, совершенно непонятно, что пропадет завтра. Отсюда и невиданный ажиотаж, которым в значительной степени объясняется возникший дефицит.

Ажиотаж, кажется, понемногу спадает, а вот цены… По данным Росстата, в течение марта медикаменты в среднем подорожали на 10,3%. Как свидетельствуют данные системы цифровой маркировки «Честный знак», в марте 2022 г. россияне оставили в аптеках более 134 млрд рублей – в 2,6 раза больше, чем год назад, сообщают «Известия» со ссылкой на Центр развития перспективных технологий (ЦРПТ).

От печенки, селезенки, от полипа и от гриппа

Западные фармацевтические компании не стали покидать Россию с началом спецоперации на Украине, по крайней мере, действовали не столь решительно, как ИКЕА или «Макдональдс». Однако уже в марте многие из них объявили об изменениях в работе на российском рынке.  

Первой крупной фирмой, объявившей о том, что она «меняет направление бизнеса в России», стала американская Eli Lilly. Руководство компании заявило о том, что приостанавливает все инвестиции, рекламную деятельность и новые клинические испытания в России, а также экспорт неосновных лекарств, но продолжит поставлять лекарства для людей с такими заболеваниями, как рак и диабет.

О приостановке инвестиций в России сообщили немецкая Bayer и американская Pfizer. Johnson & Johnson пообещала снабжать россиян лекарствами, но не кремами и шампунями. В общем, фармкомпании наложили на нас свои санкции – разной степени жесткости.

В штатном режиме пока обещают работать Gedeon Richter, Merck, AstraZeneca и еще некоторые производители, но все может измениться в любой момент.

В конце марта профессиональное сообщество «Врачи РФ» провело опрос среди 3317 российских медиков. Оказалось, что доктора столкнулись в своей практике с дефицитом более чем 80 препаратов, сообщили «Ведомости».

Проблемы обнаружились с противовоспалительными, гастроэнтерологическими, противоэпилептическими, противосудорожными препаратами, антидепрессантами, антипсихотиками, оральными контрацептивами, препаратами менопаузальной гормональной терапии, инсулинами и лекарствами для терапии сахарного диабета, щитовидной и паращитовидных желез.

Глава Росздравнадзора Алла Самойлова сформулировала это весьма оптимистично: «Есть отдельные случаи снижения количества некоторых лекарств в аптеках, но данные препараты имеются у производителей и скоро поступят в продажу».

Было 800 – стало 1500

По словам Анны, фармацевта одной из ростовских аптек, самым драматическим моментом в ее работе стало исчезновение уже упомянутого L-тироксина, поскольку его принимают довольно многие:

– И, конечно, в марте началось просто сумасшедшее подорожание. Цены на препараты из списка ЖНВЛП (жизненно необходимые и важнейшие лекарственные препараты – прим. авт.) регулируются государством, поэтому они выросли не так сильно – может быть, процентов на 10. А вот биодобавки, витамины, лекарства, не входящие в список…

Я иногда смотрела прайсы – просто приходила в ужас. Популярные витамины супрадин стоили около 800 рублей, а в марте дошли до 1500. Сейчас, правда, немного упали в цене и стоят около 1000. Или вот фенюлс – препарат для восполнения дефицита железа: был 300 рублей, сейчас – около 700. Нолипрел – лекарство, понижающее давление, подорожало примерно с 700 до 1000 рублей. Причем цены взвинчивают поставщики, а люди ругают нас, фармацевтов.

– А что вы им можете посоветовать, если нет нужного лекарства?

– Заменять на аналоги – мы подсказываем, на какие именно. Сейчас много хороших дженериков, я сама часто их покупаю из экономии. Правда, их часто производят из импортного сырья, так что предсказать, будут ли они постоянно в продаже, невозможно.

Сегодня ситуация понемногу стабилизируется, считает Анна:

– Постепенно возвращается L-тироксин – начали поступать небольшие партии. Правда, таких востребованных препаратов, как нурофен и стрепсилс, больше не будет – нас уже предупредили. После мартовского подорожания, к нашему удивлению, цены немного отыграли назад, хотя к прежнему уровню, конечно, не вернулись.

Запас на два месяца

53-летняя Инна (имя изменено) из Санкт-Петербурга страдает от депрессии больше 15 лет. После долгого периода, «о котором вспомнить страшно», врачи наконец подобрали антидепрессант, который вывел ее из тяжелого состояния, – французский препарат иксел.

«Если до этого я могла неделями лежать, отвернувшись к стенке, то на икселе я вернулась к работе и более или менее нормальной жизни, – говорит Инна. – Бывают срывы, конечно, но никто из моих новых коллег даже не знает, что я больна, если прихватило, говорю, что простудилась или давление подскочило: у нас бюллетени не требуют».

Сейчас у нее есть запас иксела на два месяца – как сама она говорит, «ухватила две последние упаковки в городе». Что делать, когда они закончатся, непонятно: иксела нет по всей России, официально зарегистрированных в России дженериков тоже нет. Возобновятся ли поставки – неизвестно.

«Мой доктор успокаивает: «Подберем замену». Но я очень хорошо помню, что такое подбор антидепрессанта: у многих из них очень тяжелые побочки – тошнота, тревожность, ночные кошмары…

Иногда они со временем проходят, а иногда, наоборот, усиливаются. И чтобы выяснить, подходит тебе препарат или нет, мучаешься месяц или больше. Порой просто на стенку лезешь», – рассказывает Инна.

Соседи, а как у вас?

Форум пациентов, страдающих диабетом, читается как драматическое произведение – правда, вроде бы наметился хеппи-энд. Тема – «Инсулина (импортного) в аптеках нет».

Мартовские сообщения тревожны:

«Муж использует хумалог и тресибу (названия импортных инсулинов – прим. авт.). В аптеках Москвы этого ничего больше нет (на поиски потрачено два дня уже). Запас совсем небольшой остался. Кто-то уже столкнулся с проблемами?»

«Ну, в общем, кое-как, играя в приложения Горздрава и “Столички”, удалось за три дня наковырять хумалог и тресибу в другом конце Москвы. Это, конечно, дурдом полный».

«Сегодня столкнулась с ситуацией: у нас в Екатеринбурге нет никакого импортного инсулина в продаже в аптеках. Как-то слабо верится, что это ажиотаж».

«Производители просят правительство об увеличении цены, а мы, получается, заложники их торга. Соседи по областям, отпишитесь у всех такая ерунда с инсулином?» (Самара).

«Да». (Кемерово).

В апреле жизнь вроде бы начала налаживаться:

«Сегодня в Самаре хумалог был в продаже в двух аптеках, я проверил. Ценник правда 2027 руб.,  но, главное, есть».

«В Москве тоже ситуация улучшилась. Появились хумалог, новорапид и прочие инсулины».

Ситуацию комментирует Михаил Галичаев, заместитель председателя Общественного совета при министерстве здравоохранения Ростовской области, председатель Ростовской региональной общественной организации инвалидов «Ростовское областное диабетическое общество»:

– Что для нас главное? Есть инсулин или нет инсулина – вот наша «красная линия». Сейчас никакой катастрофы нет: закуплены все диабетические препараты и средства самоконтроля. Инсулины, таблетки для пациентов с диабетом II типа, глюкометры, тест-полоски – все это есть в достаточном количестве. Во всяком случае, жалоб на их нехватку в нашу организацию не поступало.

Насколько мне известно, ситуация в нашей Ростовской области более или менее благополучная по сравнению с другими регионами России, хотя и в них, судя по информации от руководителей общественных организаций, серьезных кризисных ситуаций нет.

– У многих пациентов вызывает беспокойство дефицит импортных инсулинов…

– Как следует из приказов Минздрава РФ, препараты с одним международным непатентованным наименованием (МНН) взаимозаменяемы, но практика показывает, что не в полной мере. По мнению ведущих эндокринологов России, такая замена препаратов может вызвать индивидуальную побочную реакцию, поскольку действие их не совсем одинаково – и дело даже не в том, какой из них импортный, а какой – отечественный.

Перевод на аналогичный препарат нуждается в дополнительном наблюдении врача и корректировках терапии, чего в подавляющем большинстве случаев не бывает. Сейчас на эту тему идут дискуссии среди пациентов. Хорошо, что в России работает такое предприятие, как «Герофарм», которое выпускает качественные препараты инсулина из отечественного сырья. То есть даже в случае полного исчезновения импортных инсулинов мы подстрахованы.

Бегаешь по всему городу, ищешь

По кому аптечный дефицит ударил с особой силой – это родители детей с «ограниченными возможностями здоровья». Им и тогда несладко жилось, а теперь…

Вот что рассказывают мамы из Ростовской области (Ростов-на-Дону, Шахты, Таганрог и т. д.):

Дарья:

– Лекарства подорожали прямо наполовину, а то и в разы. Депакин хроно 100 мг был по 144 рубля, сейчас в некоторых аптеках стал 680 руб. Кеппра (раствор) пропала, топамакс не достать. А у нас эпилепсия ночная, два синдрома. Противоаллергический препарат эриус тоже подорожал.

Светлана:

– У моего сына пожизненная гормонозависимая форма гипотиреоза. А из аптек пропал эутирокс 137, сложная дозировка. Нам подходит только такой, не L-тироксин, на тироксине он не компенсируется.

Наталья:

– Депакин хроно 500 мг просто невозможно купить, а у меня ребенок с эпилепсией на этом препарате 11 лет. Плюс второй препарат файкомпа вообще пропал из аптечной сети, пришлось под контролем эпилептолога его менять на другой – ламиктал, что спровоцировало серию серьезных приступов.

Софья:

– Я не могу найти польский клоназепам, только российский. А российский нам не подходит, он не так очищен.

Наталья:

– Ситуация – ужас. Лекарства есть, но не всегда. И бегаешь по всему городу ищешь. Еще и не все количество дают, что выписывает врач.

«Это искусственно созданный дефицит»

Иван Рачкован, руководитель АО «Ростовоблфармация»:

– Я бы не сказал, что лекарства «исчезли» из аптек. Есть некие перебои с товарами, связанные с несколькими причинами. Такое бывало и раньше: препарат раз в пять лет проходит  перерегистрацию, и его может не быть в продаже до полугода. Но сейчас народ в конце февраля – начале марта резко начал выметать товары из аптек.

Вот смотрите: у нас есть двух-трехмесячный запас медикаментов. Но аптеки стали брать в три-четыре раза больше, чем обычно. Я делаю увеличенный заказ дистрибьюторам – у них тоже кончается товар. А у производителя также расписаны все сроки поставок. Так и возникает искусственно созданный дефицит, как было с сахаром. Мы сейчас видим спад по выручке в апреле: народ затарился на несколько месяцев вперед.

– Но многие зарубежные фармкомпании ограничивают поставки в Россию.

– У меня такой информации нет. Мы не дистрибьюторы, мы покупаем товар не непосредственно у производителя, а у оптовых фирм. Да, были перебои с L-тироксином, но сейчас он уже появился.

– Михаил Мишустин на днях заявил, что из-за давления на нашу страну и нарушения логистических цепочек могут возникнуть перебои с доставкой лекарств.

– Правильно, если Европа не пропускает к нам груз, то путь лекарства до аптеки удлиняется. Это еще одна причина сложностей.

– Как вы считаете, скоро ситуация вернется к норме?

– Я считаю, что да. В аптеках сейчас большие остатки; все группы товаров закрыты либо оригинальными товарами, либо дженериками. Пока не наладится логистика, возможны перебои, но я не думаю, что какие-то товары исчезнут с рынка.

– А что с ценами?

– Товары из списка жизненно важных подорожали в среднем на 7–8%. А, скажем, памперсы – на 60 с лишним процентов. Но я думаю, что с падением покупательского спроса все будут хотя бы немного снижать цены. Снизится курс доллара – упадут и цены. 

Найди свой дженерик

Подбор замены для привычного лекарства – дело индивидуальное: организмы и кошельки у всех разные. И все-таки – несколько советов.

1. В Государственном реестре лекарственных средств найдите свое лекарство (введите его торговое название) и узнайте его действующее вещество, международное непатентованное наименование (МНН). Там же можно найти названия лекарств, содержащих это вещество. Пользоваться многочисленными интернет-списками вроде «Дешевые аналоги дорогих лекарств» не рекомендуется. 

2. Если вам нужно выбрать из нескольких дженериков, найдите информацию о производителях, например, в популярном медицинском справочнике Vidal. При прочих равных стоит выбрать крупную зарубежную фирму – больше шансов, что там соблюдают все требования.

3. На сайте Минпромторга вы можете найти Государственный реестр сертификатов GMP в России, то есть список предприятий, соблюдающих стандарты «надлежащей производственной практики».

4. В справочнике Vidal есть сервис подбора аналогов, ему можно доверять. Хотя лучше все-таки посоветоваться с врачом.

Коллажи Татьяны Соколовой

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Поможем тяжелобольным старикам приобрести средства ухода

Участвовать в акции

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться

Для улучшения работы сайта мы используем куки! Что это значит?