Болен, но не тем. Не-ковидные пациенты боятся обращаться к врачам

Как действовать, чтобы в условиях пандемии COVID-19 не запустить онкологическое или сердечно-сосудистое заболевание

Россия. Омск. Жители города во время посещения поликлиники при Городской больнице №2. В связи с пандемией кронавируса увеличилось количество обращений граждан в медицинские учреждения. Евгений Софийчук/ТАСС

Смертность от сердечно-сосудистых заболеваний с января по октябрь 2020 года выросла на 25%, сообщил на пресс-конференции в ТАСС ведущий научный сотрудник НМИЦ кардиологии Минздрава РФ Роман Шахнович.

Один из факторов, повлиявших на рост смертности в нынешнем году, – боязнь посещения поликлиник, отметил в интервью «Известиям» генеральный директор НМИЦ им. В.А.Алмазова, академик РАН Евгений Шляхто.

Стало ли больше пациентов с запущенными онкологическими заболеваниями из-за того, что люди опасаются обращаться к врачам? Такие данные пока не публиковались.

«Но я слышал мнение коллег, которые занимаются онкогематологией, – говорит профессор Александр Кочатков, заведующий отделением общей онкологии, колопроктологии КБ №1 ГК МЕДСИ в Отрадном, – Их опыт достаточно негативен.

У 37% больных была отложена терапия гематологического заболевания на срок от трех до двенадцати недель. В течение первых трех месяцев наблюдения случаи прогрессирования или рецидива (возвращения) основного заболевания зарегистрированы у 11% больных».

Он советует не откладывать общение со специалистами, но консультироваться с ними, по возможности, дистанционно.

При этом надо учитывать, что по закону, врач может устанавливать диагноз и назначать лечение только очно. На «телемедицинском» приеме можно лишь корректировать назначения и принимать решения о необходимости очного осмотра.

«Пациент не может самостоятельно оценить, насколько опасно его состояние. Для этого существует врач, – подчеркнул Михаил Ласков, онколог, гематолог, руководитель «Клиники доктора Ласкова» в интервью “Милосердию.ru”. – Если что-то беспокоит, например, появилась какая-то шишка на теле, лучше всего обратиться к хорошему врачу общей практики или терапевту. Только он сможет понять, что делать дальше. Нет такого симптома, который на 100% показал бы, что у человека рак».

«Продолжить прием лекарств, назначенных кардиологом»

Россия. Омск. Жители города во время посещения поликлиники при Городской больнице №2. В связи с пандемией коронавируса увеличилось количество обращений граждан в медицинские учреждения. Фото Евгений Софийчук/ТАСС

Людям с сердечно-сосудистыми заболеваниями, которые опасаются идти к врачу и предпочитают оставаться в самоизоляции, нужно обращать внимание на новые симптомы.

«Если появились жалобы, с которыми пациент ранее к доктору не обращался, лучше все-таки проконсультироваться, – советует Дарья Новикова, врач-кардиолог Клинико-диагностического центра МЕДСИ в Грохольском переулке. – Зачастую человек может считать, что у него одно заболевание, а на самом деле развивается совершенно другое».

Она тоже считает, что в условиях пандемии имеет смысл консультироваться с врачами дистанционно. (Когда есть такая возможность: у МЕДСИ есть эта услуга, а вот московский городской телемедицинский центр консультирует лишь пациентов с COVID-19).

«Если новых симптомов нет, пациент ранее посещал врача, у него есть установленный кардиологический диагноз, назначена терапия, то нужно и дальше следовать рекомендациям своего доктора, – добавила она в интервью “Милосердию.ru”. – Препараты, которые мы назначаем, влияют на медицинский прогноз, на продолжительность и качество жизни. Их регулярное применение обязательно».

Ранее высказывались предположения, что некоторые из препаратов, назначаемых кардиологами, могут приводить к риску более тяжелого течения COVID-19.

На Европейском кардиологическом конгрессе в сентябре были представлены убедительные доказательства, что пользы от прекращения терапии нет, и все прежние рекомендации должны оставаться в силе,

сообщила в интервью интернет-порталу «Доктор Питер» Светлана Виллевальде, заведующая кафедрой кардиологии НМИЦ им. Алмазова.

«Не все опухоли агрессивны»

Опухолевые клетки рака молочной железы в окуляре микроскопа. Фото Егор Алеев/ТАСС

Пациенты с онкологическими заболеваниями должны соблюдать как общие, так и особые меры предосторожности. Общие – это маска и сокращение контактов. Особые – это перенесение в некоторых случаях обследования или лечения на более поздние сроки.

«Только что выявленный неагрессивный рак простаты можно и не бросаться сразу лечить.

Другой пример: женщина с раком молочной железы окончила лечение два года назад и теперь раз в год делает маммографию. В этом случае, если нет никаких симптомов рецидива, обследоваться можно и после эпидемии», – пояснил Михаил Ласков.

Александр Кочатков дает следующие советы:

  • по возможности, проводить консультации со специалистами заочно: по телефону, через медицинские приложения, по электронной почте;
  • попросить врача помочь в составлении такого графика обследований, который позволил бы сократить число посещений медицинских учреждений;
  • обсудить с врачом риски своего заболевания: не все опухоли очень агрессивны, иногда лечение можно немного отсрочить или сделать в нем паузу, продолжая наблюдаться у онколога;
  • попросить врача выработать по возможности тактику лечения, совместимую с самоизоляцией: например, перейти на домашний прием таблеток вместо использования инвазивных методов, требующих госпитализации;
  • уточнить риски послеоперационных осложнений при необходимости операции, отдельное внимание во время консультации уделить сопутствующим заболеваниям;
  • расспросить о возможностях предоперационной химиотерапии, если онколог сказал, что заболевание имеет высокий риск.

Ни в коем случае нельзя приходить на прием к онкологу с симптомами COVID-19 (кашель, температура и т.п.), добавил Александр Кочатков. «В очереди у кабинета будут ожидать приема другие пациенты с онкологическими заболеваниями. Тем самым вы подвергните таких же пациентов опасности заражения!» – сказал он.

«Основная рекомендация – пользоваться здравым смыслом, – подчеркнул врач. – Принимать взвешенные решения, иметь конструктивную жизненную позицию. Выполнять рекомендации специалистов».

Рисков от диспансеризации больше, чем пользы

В отделении лучевой терапии Московского международного онкологического центра. Фото Михаил Джапаридзе/ТАСС

В октябре и в начале ноября во многих регионах вновь было приостановлено оказание плановой медицинской помощи и проведение диспансеризаций.

Например, в Ростовской области перестали проводить диспансеризацию лиц старше 65 лет и граждан, имеющих хронические заболевания. Людям оказывают плановую медицинскую помощь только в том случае, если промедление создает угрозу для их жизни и здоровья, передает местное издание.

В Новосибирской области оказание плановой медицинской помощи остановили со 2 ноября. Ограничения не коснулись пациентов с онкологическими и сердечно-сосудистыми заболеваниями, а также с диабетом, пишет «Новосибирск онлайн».

В Тюменской области с 19 октября прекращен амбулаторный прием «узкими специалистами», а в стационарах переносятся на более поздний срок плановые госпитализации и операции, сообщил региональный департамент здравоохранения. Исключение делается лишь для пациентов с травмами, кардиологическими, онкологическими и гематологическими заболеваниями.

Однако лечить рак можно лишь тогда, когда он диагностирован. Приостановка диспансеризации приводит к снижению числа выявляемых онкобольных, отметил еще в конце апреля главный внештатный онколог Минздрава РФ, академик РАН Андрей Каприн в интервью «МК».

По мнению Михаила Ласкова, в условиях распространения коронавирусной инфекции рисков от диспансеризации больше, чем пользы. «Медицинские учреждения – это действительно одно из основных мест, где можно заразиться COVID-19», – отметил он.  

В то же время, «если появились грозные симптомы заболевания, например, кровь в кале, запоры или вздутие живота, желтушность склер и кожного покрова, необходимо обращаться к врачу незамедлительно, – сказал Александр Кочатков. – К счастью, в России не прекращены коммуникации между регионами и городами. Найти клинику, где окажут помощь, вполне возможно. Нужно только немного оглядеться».

По наблюдениям других врачей, в апреле-июне этого года некоторые пациенты отказывались от посещения иногородних клиник из-за двухнедельного карантина, введенного в ряде регионов.

Пройдя обследование в Москве и вернувшись домой, житель, допустим, Кемеровской, Свердловской или Брянской области должен был две недели соблюдать самоизоляцию: он не мог работать, ходить по аптекам, магазинам и т.п. В октябре такие правила продолжали действовать, в частности, на Ставрополье, в Ненецком АО.

Если клинику перепрофилировали, пациенту придется ждать

В период пандемии оформление направлений на обследования, а также талонов на высокотехнологичную медицинскую помощь (ВМП) нередко замедляется из-за того, что многие медики и служащие департаментов здравоохранения сами болеют или соблюдают карантин после контакта с заболевшим.

Например, по данным на 19 октября, в Тюменской области на больничном находились около 30% сотрудников медицинских учреждений.

Многие медицинские центры и больницы перепрофилируются на лечение COVID-19. Даже в тех клиниках, которые продолжают принимать пациентов с хроническими заболеваниями, часть персонала «перебрасывают» на борьбу с коронавирусной инфекцией.

Так происходит в Пермском крае, где с 27 октября некоторые отделения больниц занимаются исключительно пациентами с COVID-19, пневмонией и ОРВИ (по информации местного издания). В Москве на лечение коронавирусной инфекции ранее перепрофилировали 37 федеральных, городских и частных стационаров.

В экстренных ситуациях пациентов госпитализируют в любом случае, уверена Дарья Новикова. А вот если человек хочет получить плановую помощь в определенном стационаре, который временно перепрофилирован под COVID-19, ему придется подождать.

Даже если он попробует получить направление в другую клинику, он окажется в очереди на госпитализацию, где предпочтение будут отдавать тем людям, у которых болезнь протекает более тяжело, отметила она.

«Страховая компания обязана защищать права пациента»

Если человек нуждается в срочном лечении, он вынужден постоянно преодолевать какие-то препятствия. Взял направление на госпитализацию – больницу перепрофилировали, и нужно оформлять направление в другое учреждение. Начал проходить обследования перед операцией – приходится долго ждать своей очереди, потому что теперь меньше поликлиник и врачей занимаются «плановыми» пациентами.

Есть ли способы получить медицинскую помощь быстрее?

Варианта два, сказал Михаил Ласков. Первый – выбрать частную клинику и лечиться за деньги. Второй – обратиться в страховую компанию, которая выдала полис ОМС. Представители таких компаний в регионах обязаны следить, чтобы застрахованным лицам предоставлялось лечение в рамках полиса.

Они должны защищать права своих клиентов, это их работа, подчеркнул Михаил Ласков. Люди часто жалуются в прокуратуру, территориальные органы Росздравнадзора, местные департаменты здравоохранения.

Впрочем, в ходе «борьбы с системой» человек может получить не тот результат, который ему нужен на самом деле, считает Михаил Ласков. «Я часто слышу жалобу: “Меня не кладут в больницу”. Но на самом деле многим пациентам гораздо больше подходят дневные стационары или амбулаторные обследования, – сказал он. – Допустим, пожилой человек в случае госпитализации может подхватить внутрибольничную инфекцию, или дезориентироваться в незнакомом месте, упасть, получить травму. Больница – небезопасное место».

Вместо жалоб в надзорные органы лучше получить качественную консультацию у платного специалиста, добавил Михаил Ласков.

Тест на COVID-19: лишние хлопоты или гарантия безопасности

Фото Сергей Савостьянов/ТАСС

Результаты ПЦР-теста на COVID-19 стали дополнительным документом, который необходим при госпитализации в любое медицинское учреждение.

«Для медикаментозного лечения злокачественных новообразований используются сильнодействующие химиопрепараты, которые снижают иммунитет. А развитие пневмонии чревато серьезными осложнениями при проведении хирургических вмешательств. Из-за этого совмещать лечение от коронавируса и онкозаболевания не рекомендуется.

В таком случае сначала больного лечат инфекционисты, и после купирования симптомов коронавируса мы возвращаемся к лечению злокачественного новообразования», – объяснил в интервью «КП» в конце октября Александр Лисутин, заместитель главврача НМИЦ онкологии (Ростов-на-Дону).

Тест на коронавирус перед госпитализацией – это только дополнительные хлопоты и расходы для пациентов, считает Михаил Ласков.

«Предположим, тест сделали за три дня до стационара. А на следующий день человек заразился. Есть ли смысл в таком анализе? Тем более, его точность составляет не более 70%», – отметил он.

Александр Кочатков считает обследование на коронавирус необходимым перед началом лечения онкологических пациентов, тем более перед госпитализацией.

«Человек должен быть уверен, что у его соседей по палате и у других людей, с которыми он потенциально может встретиться в отделении, есть два отрицательных мазка на COVID-19 и отсутствуют признаки вирусной пневмонии по КТ.

Я бы на месте пациента однозначно сделал выбор в пользу клиники с наиболее жесткими правилами эпидемиологической безопасности», – сказал он.

«Тест на COVID-19 при госпитализации нужен для того, чтобы инфекция не попала в клинику, – пояснила Дарья Новикова. – Если в отделении заразится большая группа пациентов и врачи, которые там работают, эта проблема будет несопоставима с затратами времени и сил на сдачу анализа ПЦР одним человеком».

По правилам плановой госпитализации, утвержденным Минздравом летом этого года, больницы должны обеспечивать поступающих пациентов консультацией терапевта (или педиатра), бесконтактной термометрией, пульсоксиметрией (определение степени насыщения крови кислородом), а при необходимости – обзорной рентгенографией или компьютерной томографией легких.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.