«Около тюрьмы»: портреты современных «жен декабристов»

Кто позаботится о заключенном? Мама, жена. Как живут эти женщины? Зачем жены заключенных покупают постельное белье «Свадебное» и отпарывают кружева? В издательстве «Алетейя» вышла книга «Около тюрьмы: женские сети поддержки заключенных»

Кто позаботится о заключенном? Мама, жена. Как живут эти женщины? Где черпают силы, на что надеются? Заинтересовавшись этой темой, социологи узнали немало интересного.

Фото с сайта publications.hse.ru

Книга «Около тюрьмы: женские сети поддержки заключенных» вышла в издательстве «Алетейя» (Санкт-Петербург) под редакцией Елены Омельченко и Джудит Пэллот. Книга посвящена женщинам, близкие которых находятся в местах лишения свободы. Эта научная монография – результат работы двух международных социологических проектов.

Изучение воздействия тюремного заключения на членов семьи было начато в США и Великобритании в 60-е годы прошлого века. Российские исследователи взялись за эту тему гораздо позже, отечественных работ пока немного. Первая книга о женщинах в тюремной системе «До и после тюрьмы: женские истории» была издана в 2012 году под редакцией Елены Омельченко. Вторая книга продолжает исследования, но посвящена она не тем, кто сам пережил тюремный опыт, а тем, кто поддерживает заключенных.

Численность осужденных в России по данным УФСИН на 1 октября 2014 года составила 671, 4 тыс. человек. Находясь за пределами тюремных стен, родственники заключенных обычно не попадают в фокус исследований социологов, но они страдают от социальной изоляции не меньше, чем сами заключенные, на них тоже ложится тень отверженности. А ведь именно родственники являются той системой, которая может помочь заключенному вернуться в социум.

Те заключенные, кого поддерживают с воли, находятся в лучших условиях по сравнению с одиночками, от которых близкие отказались. Дело не только в материальной поддержке, но и в информации о том, что происходит на воле, человек, который прожил в изоляции несколько лет, выйдя на свободу беспомощен, ему приходится начинать с нуля. Многие заключенные знают об этом, есть и те, кто использует женщин как ресурс, в конце большого срока знакомясь с «заочницами», которые помогут прожить конец срока и адаптироваться на воле, об этом тоже говорится в книге.

Пускай горька моя судьба – я буду ей верна

Книга состоит из нескольких исследований, объединенных общей темой. Открывает ее работа Елены Кац и Джудит Пэллот «Жены заключенных в постсоветской России: “Пускай горька моя судьба – я буду ей верна”», рассказывающая об отношений общества к родственникам заключенных в разные исторические периоды России. Исследователи не обошли вниманием и феномен «жены декабриста». Жены заключенных, готовые поддерживать своих мужей, до сих пор ассоциируют себя именно с этими дворянками, которые решились последовать за своими мужьями в сибирскую ссылку.

В статье Натальи Гончаровой «И в горе и в радости» рассматриваются жизненные стратегии женщин, точнее – стратегии ожидания. Наталья Гончарова сосредоточила свое внимание на регулярном взаимодействии женщин с членом семьи, отбывающим наказание. Как эти женщины общаются со своими близкими? Как видят себя и свое предназначение? Как относятся к своей жизненной роли? Свои выводы исследовательница делала на основе интервью, которые взяла у таких женщин.

Женщин, так или иначе подчиняющих свою жизнь ожиданию мужа, исследователь в своей условной классификации называет «женами декабристов» или «солдатками» в зависимости от их эмоционально отношения. «Декабристки» – героини и борцы, в то время как «солдатки» скорее жертвы обстоятельств, безропотно терпящие и «тянущие» то, что на них свалилось. И те и другие жалеют своих мужей, чувствуют, что должны заботиться о них, как бы сложно это ни было. Даже те, кто готов развестись, говорят о том, что сделают это после освобождения мужа.

В семье, оставшейся без кормильца, содержать еще и мужа бывает непросто. По оценке информанток, одна поездка «в зону» обходится не менее 10 тысяч рублей, а ведь есть еще посылки и денежные переводы. Даже моральная поддержка в наши дни обходится недешево, ведь многие из этих женщин созваниваются со своими мужчинами несколько раз в день.

Некоторые женщины, таких исследователь называет «жена моряка дальнего плавания», сознательно дистанцируются от мужей, попавших за решетку. Они их тоже ждут, но сосредотачивают свои ожидания на моменте, когда муж вернется домой, воспринимая срок как перерыв в отношениях, отказываясь от краткосрочных свиданий и передач. Ответственность за дальнейшую жизнь такие женщины возлагают на супруга, в мирной жизни они готовы его поддерживать, но не хотят, чтобы вернувшись муж «сел им на шею».

Многие женщины, особенно те, кого исследователь отнес к группам «солдатка» и «жена моряка» понимают, что время пребывания мужа «за колючкой» – не самый плохой период их отношений, пока муж был на воле, они успели от него натерпеться.

«Каждая из этих женщин делает свой выбор», – резюмирует исследователь. «Как сказала одна из информанток: “Люди делятся на тех, кто способен, и тех, кто не способен”. Способен принять и вынести груз проблем, способен на поступок, способен в итоге сохранить или обрести свою идентичность».

Очеловечивание зоны

Гюзель Сабирова, написавшая работу под названием «Очеловечивание тюремной зоны», обратила внимание на специфику российской системы исполнения наказаний и то, как женщины с ней взаимодействуют. В статье рассказывается о том, как российские женщины поддерживают своих близких, о том, каким образом удается им смягчить и действие «тюремной машины», и немного очеловечить места лишения свободы.

Начиная с момента ареста, когда человек, который впервые сталкивается с этой системой, оказывается в состоянии шока и дефицита информации, до отправки своих близких на зону женщины поддерживают не только своих мужей, но и друг друга, становясь для сестер по несчастью своеобразным ликбезом и группой поддержки.

Количество сложностей и даже странностей, с которыми сталкиваются такие женщины, огромно. О том, что продукты для передач нужно упаковывать особым образом, в России слышали многие. Но из этой главы можно узнать, например, о том, что во многих колониях принимают постельное белье только белого цвета, поэтому жены заключенных покупают у ивановских «коробейниц» комплект «Свадебный» и отпарывают кружева маникюрными ножницами, потому что иначе не пропустят. Отдельный навык – построение отношений с начальством колонии. Тех, кто им обладают, в социальных сетях, где общаются такие женщины, особенно ценят.

Совместными усилиями женщинам удается не только помочь своим близким, но и несколько смягчить, даже очеловечить строгость российских тюрем. «Женщины – связисты и мостики между этими двумя мирами», – говорит одна из них.

«Заочницы» как феномен

Интересный факт – для женщин, попавших за решетку, единственным источником поддержки зачастую остаются матери, российские мужчины очень редко ждут своих жен и подруг, попавших в места заключения. С мужчинами ситуация иная, многим из них помогают жены, а тот, кому не повезло, может без труда найти «заочницу».

Почему женщины, зачастую совсем молодые, из всех возможных вариантов выбирают мужчину «из-за колючки»? Исследование этого феномена стало одной из тем книги. Елена Омельченко рассказывает о нем в работе «Заочные подруги сидельцев», которая вошла в книгу.

Жизненный выбор женщин, особенно молодых, которые предпочитают строить отношения с незнакомым мужчиной, находящимся в заключении, нельзя не назвать специфическим. Многие из них после нескольких месяцев переписки оформляют брак со своими «возлюбленными». Таких женщин довольно много.

Что они получают от таких отношений, на что надеются? Кто-то таким образом получает «тепло и ласку», кто-то «мужское плечо», а кто-то – наоборот реализует себя в качестве сильной женщины, помощницы и «добытчицы». Даже «папа», проверяющий по телефону уроки у ребенка, которого ни разу не видел, оказывается, обычное дело.

Если женщины, ждущие мужей из колонии, участницы предыдущего исследования, говорили, что самое важное – понять, что тюрьма – это не настоящая жизнь, то большинство «заочниц» считают жизнь в тюрьме не только настоящей, но и максимально «мужской», извлекая из рассказов своих мужчин уроки силы и независимости. Для многих из них тот факт, что отношения с «сидящим» мужчиной лучше, чем с освободившимся, оказывается серьезным ударом. Но есть и те, кто смог помочь своему близкому человеку адаптироваться к жизни на свободе.

Вторая часть книги – «Женские истории» – довольно необычна, непривычна для массового читателя, но привычна для социолога. Она состоит из восьми интервью, собранных и подготовленных к публикации Надей Нартовой. На подобных рассказах построена и первая часть, но здесь они даются полностью, в том виде, в котором их услышал интервьюер. Героини очень разные – учительница, домохозяйка, предприниматель, инженер. Каждое интервью читается как небольшой роман.

В том, что семейные узы могут влиять на снижение уровня преступности, уверены многие ученые. В чем же практическая ценность этой книги? Российских заключенных поддерживают женщины, именно они могут помочь своим близким адаптироваться к жизни на воле и не попасть снова в тюрьму. Такие женщины – незаменимый ресурс для социальной работы. Но для начала нужно узнать – кто они.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Для улучшения работы сайта мы используем куки! Что это значит?

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться