Обзор СМИ: социальная жизнь в социальных сетях и реальности

Наша страна в рейтинге по многим показателям занимает последние места. Но это не означает того, что гражданская жизнь у нас совсем отсутствует – об этом в обзоре СМИ

Социологическая компании Gallup опубликовала очередной индекс гражданской помощи (Civic Engagement Index). «Русский репортер» подготовил диаграмму, иллюстрирующую результаты исследования. Россия находится ближе к концу списка. У нас всего 5% населения (меньше только в Грузии) готовы пожертвовать деньги на благотворительность, 26% могут потратить свое время на волонтерство и 36% — помочь незнакомцу. Но общественная активность — это не только пожертвования и помощь, но и протест, замечает издание. В ходе Европейского социального исследования у респондентов спрашивали, доводилось ли им хотя бы раз за минувший год принимать участие в гражданских акциях. Впрочем, наша страна и в этом рейтинге занимает последние места по всем показателям. Но это не означает того, что гражданская жизнь у нас совсем отсутствует – об этом в обзоре СМИ. Многие из гражданских и социальных инициатив рождаются в социальных сетях.

Ночной дозор

Россияне готовы объединяться в ответ на беду. Например, в Санкт-Петербурге добровольцы поймали в метро маньяка, который колол девушек в затылок острым предметом, сообщает Gazeta.Ru. Сотрудники милиции на метрополитене проверили записи видеокамер и составили фотопортрет разыскиваемого. Тем временем к поиску маньяка подключилась группа активистов во главе с представителем организации «Молодежная служба безопасности» Леонидом Армером. Добровольцы создали группу в одной из социальных сетей и там координировали свои действия, договариваясь о дежурствах в метро. Они как раз и выследили подходящего под описание парня на выходе из станции «Садовая».

На успех рассчитывает и московская стихийно образовавшаяся общественная группа «Патруль». Добровольцев сплотили интернет и личные связи: «Когда поползли слухи, что в районе появился маньяк с молотком, мы решили собраться, – рассказала «Известиям» активистка волонтерского движения Мария Маханькова. – Списались по интернету. В основном мы все друг друга знаем. Кто-то с кем-то учился в школе, кто-то с кем-то рос в одном дворе». «С тех пор как ребята начали патрулировать, ходить по улицам стало безопасно», – сказала одна из прохожих.

Свобода выбора и ЕГЭ

Образовательный стандарт для старшеклассников остается горячей темой в обществе, блогах и СМИ. «Русский репортер» попробовал внимательно прочитать обсуждаемый законопроект и развеять 8 самых популярных страхов.

Журнал «Коммерсант-Власть» откликнулся серией публикацией на эту тему. Поскольку многие называют новый стандарт американским (в отличие от советского «прусского» варианта), издание попросило людей, учившихся в США, рассказать о своем опыте получения выборочного школьного образования. В материале «В Америке вообще нет единой системы образования» директор фотослужбы ИД «Коммерсантъ» Эдди Опп, выросший в США, признается, что всегда удивлялся тому, насколько российское школьное образование качественнее американского, и наоборот, насколько университетское образование в Штатах лучше, чем в России.

Его ответ дополняет выпускница Московского государственного лингвистического университета Елена Коновалова, учившаяся во второй половине 90-х в американской школе в Вашингтоне. После возвращения в Россию в середине шестого класса, ей пришлось много заниматься, чтобы нагнать одноклассников. Это связано с разностью в подходах к обучению, например, на американских уроках естествознания ее класс не учил таблицу Менделеева и основные законы, а ставил интересные опыты — например, нужно было определить, как загрязняется атмосфера.

Впрочем, если не реформа, то наведение порядка и модернизация российской системы образования необходимы, – с таким утверждением согласны почти все участники медийного обсуждения. О проблемах российской школы и о том, с чем столкнутся учителя, ученики и их родители при введении предложенного стандарта, на страницах этого же издания рассуждают один из самых жестких оппонентов проекта, автор текста открытого письма учитель московской школы N 57 Сергей Волков и директор той же школы Сергей Менделевич, настроенный к предложенному проекту гораздо лояльнее.

Сергей Менделевич полагает, что предоставление школьникам возможности выбора позволит избежать образовательного лицемерия: «Главным достоинством советского образования считалось всеобщее полное среднее многопредметное образование, которое вроде бы всем давали. Хочешь, не хочешь — получай. В советское время было положено считать, что выпускник не только «получил» знания, но и владеет ими. Но в действительности этого и тогда не было, и сейчас нет. В старших классах толковый ученик честно занимается тремя—пятью выбранными науками, а на остальных уроках делает вид, что учится. Не говоря уж о бестолковом. Давайте дадим подростку право выбирать, а не врать и притворяться», – говорит в интервью журналу «Коммерсант-Власть» директор школы.

В существующем проекте он видит и проблемы: «Мне кажется, разработчики неминуемо придут к пониманию, что четырех общих для всех предметов, которые предлагаются в стандарте старшей школы,— несуществующего курса «Россия в мире», непонятного «индивидуального проекта», ОБЖ и физкультуры — недостаточно для объединения образовательного пространства страны. И что уж во всяком случае столь же необходимыми являются математика и русская классическая литература. Не менее странной кажется идея, что из каждой образовательной области можно взять только один предмет. Хотя бы, например, потому, что для поступления в технический вуз надо иметь три ЕГЭ по естественнонаучным предметам, так что ж, выходит два из них надо изучать самостоятельно или за свой счет?!»

Сергей Волков также не понимает, как сочетается предлагаемый стандарт с ЕГЭ. И в интервью изданию отмечает кроме всего прочего еще одну проблему, которая из Москвы не видна: «Есть малые народы со своими родными языками. И представители этих народов могут добавить к спектру гуманитарных предметов «на выбор» свой родной язык. То есть им надо будет выбрать из русского языка, русской литературы, родного языка и родной литературы. Из общих соображений — карьеры и прочего — дети, скорее всего, не станут выбирать родной язык. И это колоссальный удар по малым языкам, которые в России и так стремительно вымирают».

Родная речь

Лингвисты из Санкт-Петербургского университета завершили проект «Один речевой день», изучающий как говорят россияне, сообщает журнал «Огонек» . Специалисты отметили некоторые тенденции и попытались их осмыслить. Например, самым распространенным словом оказалась частица «не». «Дискомфорт, который мы испытываем, связан с тем, что мы просто скучаем друг по другу, – говорит о проблеме безликих, клишированных фраз, руководитель проекта филолог Александр Асиновский. – Чем общительнее, открытее человек, чем шире его сердце, тем больше он нуждается в том, чтобы мир вокруг был богат людьми. Открытость, реализованная в речи, надежнейший способ установления контакта. Сегодня мы с такой манерой почти не сталкиваемся, сегодня все наоборот. В клише самих по себе ничего плохого нет — если бы эти клише были клише открытости, доброжелательности. А наши люди, наоборот, используют клише для того, чтобы, не дай Бог, не раскрыться. То, что контакт не возникает или натыкается на стену, и почти уже неприлично вступить с незнакомым человеком в глубокий контакт — это веяние сегодняшнего дня. Замечу, что это мое личное предположение, которое не следует рассматривать как прямой результат нашей профессиональной деятельности».

Ткань жизни

На сайте «Православие.Ру» Сергей Чесноков, руководитель направления защиты материнства и семейных ценностей Отдела по церковной благотворительности и социальному служению Русской Православной Церкви поделился некоторыми теоретическими и практическими соображениями по поводу организации работы центров по защите материнства в епархиях, о насущной необходимости создания которых говорил на открытии Архиерейского Собора Святейший Патриарх Кирилл. Деятельность такого центра он сравнивает с тканью: «Если представить это в виде схемы, то направления и методы работы можно обозначить в виде горизонтальных линий, а цели и задачи – в виде вертикальных, спускающихся сверху и как бы прошивающих друг друга. Так в технологии ткачества нити разной направленности при соединении дают крепкую и надежную ткань, защищающую и сохраняющую наше тепло – нашу жизнь. И чем больше людей пройдет, как через ткацкий станок, через такой центр, который имеет идеологию защиты жизни, материнства, семьи, тем больше людей будет вовлечено в эту деятельность, станет тканью живого организма».

Благотворительный спам

Все более популярным путем распространения информации о благотворительных проектах становится интернет и социальные сети. Если официальные сайты известных фондов не вызывают вопросов, то среди многочисленных сообщений в социальных сетях иногда попадаются мошеннические. «Получаете ли вы благотворительный спам и что с ним делаете?» – спросил «Филантороп» известных людей.

Терпение и Любовь

О малоизвестной доброй детской книжке про заболевшую девочку «Что Кэти делала» Сьюзан Кулидж пишет «Татьянин День» . С Кэти секретами преодоления болезни делится ее кузина Элен. Они вместе учатся в Школе Страдания, изучают главные ее урок Терпения и трудятся над тем, чтобы в ней воцарилась Любовь.

Прессу читала Ирина РЕДЬКО

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Для улучшения работы сайта мы используем куки! Что это значит?

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться