Общая беда, и как с ней бороться

Двенадцать лет назад с одной из семей города Новокузнецка Кемеровской области случилась беда – дети «встретились» с наркотиками. Родители, конечно, делали все, чтобы спасти их, но ничего не помогало. И когда, казалось, все способы уже были испробованы, проблема начала решаться

Двенадцать лет назад с одной из семей города Новокузнецка Кемеровской области случилась беда – дети «встретились» с наркотиками. Родители, конечно, делали все, чтобы спасти их, но ничего не помогало. И когда, казалось, все способы уже были испробованы, проблема начала решаться – помочь семье смогли в душепопечительском центре св. прав. Иоанна Кроштадского на Крутицком подворьев Москве, которым руководит иеромонах Анатолий Берестов. Чтобы быть поближе к детям, родители даже отправились жить в столицу… А потом их посетила мысль: а почему бы не открыть нечто подобное в родном Новокузнецке? Ведь к тому времени в городе уже пятый год действовало сестричество во имя святых преподобномучениц Княгини Елисаветы и инокини Варвары, люди, готовые заниматься проблемой были! Со своим предложением мать семейства пришла в Спасо-Преображенский собор Новокузнецка. Его настоятель протоиерей Александр Пивоваров дал добро и поручил заниматься новым направлением духовнику сестричества протоиерею Алексею Шульгину. Отец Алексей приступил к созданию душепопечительского центра.

Потребность рождает способность

Родители детей-наркоманов помогли отцу Алексею съездить в Москву, чтобы он смог перенять опыт этого и других центров. Хотя, учиться, искать информацию, изучать методики реабилитации ему предстояло еще долго. А главное – впереди была огромная, разнообразная работа: от бытового обустройства центра для реабилитируемых, до, собственно, борьбы за их жизни и души. Работа, которая продолжается до сих пор. Но главное он знал уже тогда: невозможно помочь человеку вернуться в нормальную жизнь, если в этом не участвует его семья. И невозможно сделать это без Бога. Со временем сестричество и душепопечительский центр вышли из структуры Спасо-Преображенского собора, и теперь у них есть свой храм, освященный в честь преподобного Серафима Вырицкого. Сейчас уже можно говорить о целом комплексе, состоящем из храма, сестричества свв. Елисаветы и Варвары и ДПЦ.


Практика

На вопрос о том, сколько всего людей за прошедшие годы обратилось за помощью, в Центре отвечают не сразу. Слишком много их было, слишком много остается «на учете» и теперь. Листая журнал обращений, сестры называют примерную цифру: за десять лет в центре побывало почти 2000 человек, около пятисот из них проходят стационарную реабилитацию и сейчас, еще примерно 1000 человек находится под постоянной опекой центра. Остальные уже смогли вернуться к обычной жизни. Большинство реабилитантов – это, конечно, ребята, страдающие наркоманией, но приходят сюда и игроманы, и больные алкоголизмом.

Правда, к любым количественным показателям здесь относятся скептически: «Мы не лечим наркоманию, – объясняет отец Алексей Шульгин, – мы приводим людей ко Христу. А как можно подсчитать, на сколько процентов человек приблизился к Богу? С таким подходом мы быстро превратимся в еще одну контору, работающую на статистику, а не ради людей».

К тому же, сама методика, которую используют в ДПЦ, не позволяет точно подсчитать, сколько людей реабилитировалось в центре, а сколько – просто обращалось за советом, разграничить, кто уже прошел курс и просто «дружит» с родным центром, а кто все еще находится на лечении. Ясно одно – эта методика действует! Сестра милосердия Лидия Воробьева, отвечающая в Сестричестве за работу Центра, объясняет: «Мы работаем по пятиступенчатой схеме, основанной на концепции Тамары Флоренской».

Реабилитация по методике Флоренской отличается тем, что людей не только «избавляют от…». Священники и сестры милосердия постепенно, поэтапно освобождают людей из неверия и ведут в Церковь – это само по себе и есть лечение. При этом в Центре реабилитанта «ведут» столько времени, сколько это нужно. Путь к Богу должен длиться всю жизнь, но с определенного момента человек перестает нуждаться в помощи реабилитационного центра – ведь здесь не подчиняют его волю, не зомбируют. Поэтому на каждую из пяти ступеней реабилитации ребята переходят только в том случае, если предыдущей оказалось недостаточно

А начинается все со знакомства с храмом, с первой исповеди как самого наркозависимого, так и для его родных. С того, что человек осознает: в его жизни не хватает главного – Истинного Бога. «Иногда, – говорит Лидия Ивановна, – людям хватает уже этого, первого этапа. На поверку часто оказывается, что человек физически вовсе не болен. Просто у него пусто на душе, и он обращается к наркотикам, чтобы эту пустоту чем-то заполнить. Хотя многие попадают к нам и уже на последних стадиях». Вторая ступень – это врачебная помощь наркоману, когда его помещают в специализированную больницу. К медицинской помощи прибегают тогда, когда она требуется, только в самых тяжелых ситуациях.

Большинство реабилитантов переходят с первого сразу на третий этап и попадают в загородную здравницу ДПЦ в поселке Кедровка. Там наркозависимые продолжают молитву, чтение духовной литературы, общаются со священником и сестрами милосердия. Кроме того, к реабилитации присоединяются труд и свежий воздух. В общем, здесь продолжается воцерковление человека. «А без воцерковления нет выздоровления», – единогласно утверждают сестры. Нуждающиеся, а лучше сказать, наверное, желающие, после такой реабилитации переходят на четвертую, заключительную ступень – уезжают вместе с родителями в какой-либо монастырь. Пятая ступень – это возвращение реабилитанта в социум.

Деятельность православного сестричества сейчас практически полностью сосредоточена на душепопечительском центре. Сестры не столько занимаются реабилитантами, они и работают с их семьями. Вернее, прежде всего, работают с семьями, потому что здесь уверены: именно в семье кроется причина того, что случилось с человеком, и только с нее нужно начинать реабилитацию. Это становится понятным, если принять во внимание то, что в новокузнецком ДПЦ доказали практически, что наркомания – это в большей мере духовная болезнь: физическую сторону преодолеть легко, но от этого мало толку, если ничего больше не предпринимать. Если не обращать внимания на свою душу, то и тело не будет находить поддержки, а значит, станет «срываться» на наркотики снова и снова…


Личный пример

В день своего приезда в Новокузнецк, еще во время Литургии я обратила внимание на пономаря – человека явно с тяжелой судьбой: это было буквально «написано» на его молодом, но явно усталом, даже изможденном лице. И вместе с тем, это лицо не выражало уже ни страдания, ни страха, а напротив, светилось радостью и уверенностью. У меня появилась мысль о том, что этот человек – «местный», то есть, бывший реабилитант.

– Дмитрий, – представился пономарь, когда я попросила его уделить мне пару минут, – и, предвосхитив мой вопрос, начал рассказывать, – Колоться я начал еще в девяностые. Почему? Да потому, что это было модно! Это сейчас кругом говорят, что если ты наркоман – то это плохо, а тогда все было наоборот. Последовал этой «моде» и я, начал с малого. Дальше-больше, наркотики перестали приносить радость, но при этом превратились в необходимость.
– А что ощущает человек при приеме наркотиков? – не удержалась я от вопроса, – что в них такого уж привлекательного?
– Наркотики обостряют чувства. Но за счет этого они и порабощают, ведь без них человек практически перестает что-либо чувствовать. Например, ем я яблоко – если я при этом «уколотый», то яблоко становится ну таким вкусным! Но от дозы к дозе это чувство неминуемо притупляется. И потом уколоться уже просто надо. А зачем – непонятно, ведь радости это не приносит…
– Как Вы поняли, что попали в беду?
– Вот так и понял, когда потребность в наркотиках стала постоянной. Но помочь мне тогда уже никто не мог. Что я только не перепробовал! Уже стал терять надежду, когда случайно попал к отцу Алексею. Здесь тогда все еще только начиналось – собственно, у храма тогда не было этого здания, и сестричество работало в другом месте. Получив первоначальную помощь и поддержку, я уехал в Екатеринубрг. Там реабилитировался в аналогичном центре: нам помогали воцерковиться, с нами работал очень хороший психолог, который помог нам выработать устойчивость к искушениям, подобным наркотикам… А потом вернулся сюда!
– Что страшнее: физическая зависимость, или духовная?
– Конечно же, духовная! Для того, чтобы избавиться от физической зависимости уже придумано много медицинских средств, и они действительно работают. Да и сама ломка не так страшна, как о ней говорят.
– Ломка не так страшна? Тогда в чем же она заключается? И вообще, пережить ломку – это значит уже избавиться от физической зависимости?
– Ломка – это, конечно, тяжелое состояние, но пережить ее вполне можно. Ну, представьте себе гриппозное недомогание, боль в мышцах, как после чрезмерной тренировки, в сочетании с глубокой депрессией. Ничего приятного в этом нет, но потерпеть можно. Можно даже лечь в больницу, где болезненные ощущения снимут с помощью лекарств. А можно попробовать перетерпеть. Кстати, «сухую» ломку (пережитую без лекарств) наркоманы считают более полезной. Некоторые даже думают, что после нее можно совсем избавиться от наркотической зависимости. Но это не так. После нее действительно «держатся» какое-то время, так как ценят свои усилия и помнят пережитое. Но зачастую все же возвращаются к старому!
– Почему же?
– Да потому, что человек не находит альтернативы наркотикам. Наркотики меняют мировоззрение человека, и тогда ему становится ничего ненужно. Вот с этим бороться гораздо сложнее. Как бывший наркоман скажу: мне избавиться помогло только воцерковление, стремление к Богу, осознание того, что Он есть, что ты Ему нужен. Если это есть, то и ломку можно пережить, практически не заметив ее! Вроде бы, недомогаешь – и недомогаешь… Последнюю ломку я вообще пережил дома. Читал Евангелие и пил святую воду. Первые три дня были тяжелыми. На четвертые сутки вернулся сон, а потом все прошло.

«Мы вынуждены бороться со стереотипами, сложившиеся вокруг наркомании – продолжает протоиерей Алексей Шульгин, – многие приводят к нам своих чад, как в очередной разрекламированный медицинский центр. Мол: вот, возьмите, лечите, мы вам заплатим! Но наркотики – это не физическая болезнь. Это признак очень серьезных духовных проблем. И если человек рос и жил в своей семье двадцать-тридцать лет, и именно в этой семье стал наркоманом, то начинать надо с родственников». По словам отца Алексея, у большинства неверующих наркоманов есть иллюзия, что у них все в жизни хорошо, нужно только от наркотиков избавиться. А на самом деле, наркоманами просто так не становятся.

Уже уходя, я разговорилась с одной женщиной – сестрой милосердия. Весь день она попадалась мне на глаза – уже не молодая, но энергичная, бодрая, успевающая и пол протереть, и в трапезной убрать, и нового человека принять и направить, куда нужно. Да еще и его родителям позвонить – попросить, чтобы не выгоняли, все-таки, сына наркомана, а лучше бы пришли завтра в храм вместе с ним… Удивительно! Спрашиваю: «А как Вы сами в сестричество попали?». «Да, через собственную беду, – женщина опускает глаза, – ребенок у меня стал наркоманом, а отвадить его от этого не было ни сил, ни денег. Хотя мы пытались, конечно, но безуспешно – до тех пор, пока не узнали о душепопечительском центре. Пришли сюда, и все, вроде бы, стало налаживаться. Сейчас сын живет со своей семьей, а я здесь осталась, помогаю другим. У нас половина сестер пришли вслед за своими больными детьми».

Техническая сторона

Надо сказать, что храм прп. Серафима Вырицкого в незнакомом районе Новокузнецка я нашла на удивление быстро. Но еще больше меня удивило то, что он находится в подвале обычного жилого дома. И с этим связаны определенные проблемы. Например, у прихода есть задумка открыть свой столярный цех, чтобы был хоть какой-то постоянный доход. Но в жилом доме это невозможно, а за аренду нового помещения нужно платить.

Между тем, лишних средств нет. Не хватает даже «нелишних» – дальняя «здравница», расположенная в Кедровке, не действует практически с начала зимы, потому что непривычно обильные снегопады занесли пятьсот метров ведущей к ней дороги, которую вручную расчистить было невозможно. Обращались за машинами в соседние поселки, но оттуда пришел отказ: зима, вся техника в ремонте… Можно было бы, конечно, «тормознуть» трактор на проходящей рядом трасе. Но оттуда «во славу Божию» точно никто не поедет, а заплатить не чем. Сестры плачут: если в ближайшее время в здравнице не будет восстановлена нормальная жизнь, то живущую там скотинку придется забить. А чем тогда будут питаться, и чем будут заниматься приезжающие туда ребята-реабилитанты?

В общем, жизнь у общины трудная. И само служение – реабилитация наркоманов – не из легких, да и создать условия для такой реабилитации тяжело. Но люди стараются и добиваются результата – причем речь идет о добровольцах, которые не получают зарплату за свою работу. Они просто жертвуют собственным свободным временем, отдыхом, зачастую – собственными средствами.

Как раз в день моего приезда в Новокузнецк в ДПЦ проходило собрание по созданию братства. В число братьев вошли бывшие реабилитанты, их родственники, и волонтеры, желающие просто помочь людям. Они избавят сестер от тяжелой мужской работы по хозяйству, возьмут на себя решение организационных вопросов. «Братство не только будет выполнять «мужскую работу», – говорит пресс-секретарь Центра Татьяна Негода, – это совсем иная идеология, это ступень выше. Главные молитвенники и соработники Богу – мужчины. А женщины – в помощь. Так было задумано Богом». Уже на первом, можно сказать, «учредительном» собрании обсуждались вещи вполне конкретные: кто приведет в порядок гараж? Как оборудовать погреб на кедровской здравнице? А ведь дополнительно к нему планируется строительство еще одной здравницы – женской. Решение этим вопросам находилось быстро: рабочие руки есть, есть и готовность потратить на доброе дело законные выходные. Не хватало, в принципе, только одного: денег – ведь натуральным хозяйством и собственными умениями все равно не обойтись.

Впрочем, есть уверенность, что в душепопечительском центре при храме прп. Серафима Вырицкого выход из ситуации найдут. Здесь люди привыкли трудиться – и сами реабилитанты, и сестры, и новоиспеченные братья. Таков избранный ими Марфо-Мариинского пути – сочетание духовных трудов с житейскими, в помощь ближнему… Тем более, что иначе никак. Ведь наркомания и сродные ей страсти нещадно душат город, так же, как и душат всю нашу страну. Эта беда может постучаться в любой дом, даже если он закрыт надежной дверью, или спрятан за дорогим красивым забором. А значит, каждый должен найти возможность поучаствовать в борьбе с этой бедой. Как бы трудно это ни было.

Вера ШАРАПОВА

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться

Для улучшения работы сайта мы используем куки! Что это значит?