«Обменяли пулеметы на доски для серфинга». История реабилитации бывших детей-солдат в Либерии

Французские серферы Дэмиен Кастера и Артур Бурбон — о программе реабилитации для бывших «детей-солдат» в Либерии. Бандиты похищали 8-9-летних мальчиков, накачивали наркотиками и заставляли убивать родных

Фото с сайта theconversation.com

Можно ли начать все заново после кромешного ада и передать младшему поколению надежду на лучшую жизнь? Может ли общение с океаном исцелить ужасы прошлого, указать дорогу к взаимному прощению? Это тема документального фильма Дэмиена Кастера и Артура Бурбона «Water Get No Enemy» («У воды нет врагов»).

Профессиональные серферы, писатель и кинооператор, они отправились в Либерию – страну на западе Африки, на берегу Атлантического океана, чтобы встретиться с бывшими детьми-солдатами, которые участвовали в гражданской войне 1989 – 2003 годов и рассказать, что стало с этими детьми и какую роль сыграл в их жизни океан и серфинг.     

Дети — грозное оружие, когда взрослые потеряли все человеческое  

Дети имеют право быть. Из инстаграма @Damiencastera

Во время гражданской войны в Либерии тысячи детей были завербованы воюющими группировками. Их использовали как солдат, слуг, поваров, в качестве живого щита, секс-рабов. Людоедство, выпотрошенные трупы, отрезанные головы – пытать и убивать террористы «дрессировали» мальчиков, многим из которых не было и 10 лет.

От того, что сотворили с детьми взрослые в Либерии, мир буквально вывернуло наизнанку от ужаса и отвращения.

Ребенок проходил чудовищный обряд инициации, когда его «принимали» в воюющую группировку — его заставляли убить, чтобы доказать лояльность, продемонстрировать, что он будет надежным бойцом. После этого ребенка принимали в новую «семью» — командир отныне считался отцом, а члены группировки — братьями.

Настоящие родные должны были быть забыты, а вместе с ними – отброшены все запреты и нравственные нормы. Детей лишали прошлого, памяти, а значит – чувства самих себя. С автоматом Калашникова в руках, который новоявленный боец подчас с трудом удерживал в руках, дети получали власть, ощущали себя всемогущими и неуязвимыми.

После окончания Гражданской войны появилось мнение, что эти дети не в силах были осознать, что делают, путали жизнь с игрой. Но психологи, работающие с бывшими детьми-солдатами, говорят, что это не так. Теперь 25-30-летние мужчины, они чувствуют свою вину, их преследуют кошмары от совершенных злодеяний. Именно с ними в 2018 году встретились французы-серферы.

Отверженные

Фото с сайта cdnuploads.aa.com.tr

Их нелегко было разговорить — для многих, несмотря на то, что война давно закончилась, внутри по-прежнему кровоточащая рана, и она не спешит затягиваться. Эти молодые люди пережили такие травмы, что, чем меньше говорят об этом, тем им легче.

«Мы поняли, что война там вообще табуированная тема, — говорит один из французских серферов, Кастера. — Международного трибунала в стране не было, многие военные преступники как занимали должности в правительстве, так и занимают, убийцы живут рядом с родными тех, кого они убили, и не понесли наказания».

Многие семьи отказывались принимать бывших детей-солдат обратно из-за страха и презрения.  Процесс воссоединения проходит очень тяжело и медленно.  Во время войны они вынуждены были совершать жуткие вещи, о чем сегодня многие сожалеют, раскаиваются, но изменить прошлое не могут.

Августину Трегби, одному из героев фильма, было 15 лет, когда ополченцы вошли в его родную деревню Робертспорт. Он – один из поколения детей-солдат, которых ненавидят в стране. Многие из них так и не нашли себе место в обществе и стали маргиналами, живут одни, некоторые на стоянках супермаркетов, употребляют наркотики.

Они отверженные.           

Вернуть к жизни человека, у которого искалечена душа

Первая жертва ребёнка-солдата — детство. Постер Рафаелы Таско и Карлоса Латуффа. С сайта wikimedia.org

«Мы понимали их боль, сразу сказали, что не хотим делать кино-сенсацию, подчеркивая жестокость, рассказывая о людоедстве», — говорит оператор фильма «У воды нет врагов» Артур Бурбон.

Вы не увидите леденящих кровь кадров. Они — в душах тех, кто пережил насилие и тех, кто его совершал. Напротив, война в фильме показана в виде анимационных рисунков. Нестрашно. И это контрастирует с реальностью и воспоминаниями. «Они хотят выбраться из этого, они стараются быть оптимистами. Они хотят перевернуть страницу», — говорит Дэмиен Кастера.

Бывшие дети-солдаты мечтают, чтобы их детям никогда не пришлось проходить через то, что прошли они.

Они видят спасение в… серфинге. Среди них Бенджамин МакКрумада, бывший ребенок-солдат и «старейший серфер» страны. Вокруг него сформировалось небольшое сообщество из примерно шестидесяти человек.

Почему именно серфинг? Все просто. Разве можно увлечь детей и подростков, привыкших жить на грани своих эмоциональных и физических возможностей, например, игрой в гольф? «Экстремальные виды спорта — всегда ни с чем не сравнимое чувство опасности внутри. Адреналин зашкаливает. Лавины, волны-убийцы, прыжки в пустоту», — говорит Дэмиен Кастера.

Именно в таких видах спорта человек получает возможность испытать себя, понять, кто он есть на самом деле, почувствовать свободу. Спорт создает надежду там, где раньше было только отчаяние.

Приди, большая волна!  

Из инстаграма @arthurbourbon

Серфингист-самоучка Бенджамин МакКрумада опускает ладони в воду и, обращаясь к океану, кричит «Куэй-пу на!», что означает «Приди, большая волна!». И на горизонте появляются волны.

Океан, живой, дышащий, теплая вода, заросли манговых деревьев, экзотические джунгли. А вокруг ужасающая бедность — домики, похожие на птичьи гнезда, из смеси прутьев и глины. Красота природы и нищета людей, которые и спустя 15 лет не могут оправиться от ужасов Гражданской войны.

Именно здесь, в рыбацком поселке Робертспорт на берегу Атлантического океана, в 2012 году появилась Школа серфинга. Ее назвали «Приди, большая волна». Студенты проходили бесплатное обучение и получали сертификаты спасателей.

Этот вид спорта требует большой физической силы и выносливости, невероятной концентрации внимания — невозможно лавировать среди волн и думать о чем-то постороннем. Это шанс забыть хоть на время о том, что бесконечно крутится у тебя в голове. Серфинг — это взаимодействие с водой, океаном: мощное, символическое омовение, возрождение духа.

Со временем местечко стало образцом устойчивого серф-туризма в Либерии. Здесь побывали серферы-путешественники из более 40 стран, а у местных жителей появились рабочие места – чудо в стране, где безработица больше 85%.

Серфотерапия шесть раз в неделю

Из инстаграма организации Waves for change. @wavesforchange

Целительные свойства серфинга — как способ справиться с социальными и психологическими проблемами — задействуют и в других странах Африки. Серфотерапией в «постконфликтных зонах» занимается некоммерческая организация Waves for change (W4C). 

Организация создала программу серфинг-реабилитации на основе трех принципов: построение позитивных и здоровых отношений, поощрение независимости, возрождение чувства надежды и безопасности.

От бывших детей солдат здесь не отворачиваются, над ними не издеваются, к ним проявляют внимание, о них заботятся.  Сеансы серфотерапии проводятся шесть раз в неделю. Наставники и волонтеры обучают своих подопечных навыкам, позволяющим справится со стрессом, регулировать поведение, строить человеческие отношения и делать правильный жизненный выбор.            

Реабилитация бывших детей-солдат, страдающих от симптомов посттравматического стрессового расстройства, бессонницы, кошмаров, ночного недержания мочи — очень сложная проблема. Как бороться с их гневом, истеричностью, экзальтированностью? Они ничем не отличаются от обычных детей, за исключением того, что пережили кошмарный период жизни, спровоцировавший в них темную сторону их личности.  

Например, есть занятие, на которых участники программы учатся просить помощи, если она необходима. Совместное погружение — это взаимная ответственность за безопасность друг друга. Если кто-то боится или чем-то недоволен, вся группа останавливается и разбирается в проблеме. Так отрабатываются навыки человеческого общения.  Молодые люди, среди которых многие были очень жестокими детьми, взращивают в себе утерянные понятия — доверие и сочувствие.  

Двигайтесь вперед, не сдавайтесь

Бывший ребенок-солдат передает доску своему сыну. Фото из инстаграма @damiencastera

Ученый из Кейптауна и тренер по серфингу Нил Зитсман изучил взаимосвязь между серфингом и преодолением травм. Серфинг — спорт смелых людей, отличающихся повышенным самообладанием и крепко стоящих на ногах, в прямом и переносном смысле.

Травмированный ребенок — неважно было ли насилие совершенно в отношении него или им, — пережив подобный опыт, чувствует, что способен столкнуться с еще большей опасностью, поэтому он бессознательно «практикует рискованное поведение», его тело требует выброса адреналина. Когда вы много лет пребываете в состоянии «не ты, так тебя», любое неосторожно сказанное слово, взгляд, жест может послужить мощным спусковым крючком гнева, и человек, не задумываясь о последствиях, ввязывается в конфликт. 

Серфинг в океане, «пропитанный» опасностью другого рода, — отличная сублимация. Вы учитесь бросать себе вызов, рисковать в естественной, природной среде, в окружении людей, разделяющих ту же любовь и страсть, что и вы. И, конечно, подчеркивают участники программы, эти занятия дают чувство передышки от стресса, негативных мыслей и эмоций, благодаря сосредоточенности, которой требует серфинг.

Наставники, а чаще всего это молодые люди, пережившие тот же травмирующий опыт, уверены — если участники программы научатся уважать друг друга на пляже, если освоят серф-культуру, они перенесут эту практику и в обычную жизнь, в ежедневные отношения. И будут передавать эту культуру взаимоподдержки и уважения по цепочке — родным, соседям.     

В фильме есть потрясающий эмоциональный эпизод. Бывший ребенок-солдат, сейчас ему 30 лет, передает свою доску для серфинга сыну. Для него огромное счастье видеть, как его мальчик рассекает волны: «Сегодня, когда я занимаюсь вместе с детьми серфингом, я забываю ужасы войны, лица мертвых, замученных людей, и призраки прошлого уходят. Океан изгоняет демонов. Здесь я обретаю покой».

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.