Необычная монахиня лечила прокаженных в джунглях Индии

Земля была полна змей и скорпионов, служебных собак часто похищали ночью голодные тигры. Но больница строилась

«Здесь я не разговариваю, но больных, похоже, это не трогает… Потому что я прикасаюсь к ним. Прикасаюсь к людям из касты “неприкасаемых”. И когда я отрезаю ножницами гангренные пальцы их, то славлю Бога, что у них бесчувственные члены. По вечерам, когда я читаю Священное Писание, порой в мою комнату заползают змеи, скорпионы и ящерицы… И тогда нужно прерывать чтение, вставать и выбрасывать их вон…» 

Так писала о своей жизни в Индии греческая монахиня, геронтисса (старица) Гавриилия (Папайяни) (1897-1992 гг). Это была очень почитаемая и довольно необычная старица, путешествующая по всему миру и помогающая людям, в том числе и как медсестра. Закончила свои дни мать Гавриилия в монастыре святых Ангелов на острове Лерос (Греция).

Еще до пострига, после смерти своей матери, в 1954 году Гавриилия отправилась в Индию, решив полностью предать судьбу в руки Божии. Она занималась лечебным массажем, сопровождала бесчисленных больных к месту лечения.

Когда матери Гавриилии уже самой было немало лет, она возвратилась в Грецию, и с 1978 по 1989 гг. жила в Афинах. Ее крохотную квартирку на первом этаже называли «Домом ангелов» — здесь матушка принимала тех, кто оказался в трудной ситуации, искал поддержки.

Мы расскажем, пожалуй, о самом поразительном эпизоде ее жизни — о том, как Гавриилия жила в индийском селении для прокаженных Ананд Ван, основанном общественным деятелем Баба Амте, ставшим затем ее близким другом.

В больнице для прокаженных Баба Амте

Геронтисса Гавриилия. В Европе, Азии, Африке она помогала больным. Ее чудодейственные руки лечили тело, а ее молитва, беседа — прогоняли одиночество, давали уверение, что: «И меня тоже любят!» Фото: en.wikipedia.org

«Любопытно, что в то время как человек часто разыскивает Божественное Вдохновение в разрушенных или древних храмах, он не может его найти в человеческих душах… Как жаль!» Об этом думала она, когда в жгучий, пронизывающий до костей мороз, повозка, запряженная волами, везла ее ночью в джунгли Центральной Индии, в местечко Варора. На ней была единственная одежда, белое летнее платье, похожее на медицинский халат, которое стало ее нарядом в эти пять лет в Индии.

Индус, молча управлявший волами, не говоря ни слова покрыл ее ноги толстым шерстяным одеялом. Может быть, он часто так делал с обитателями селения прокаженных, когда доставлял их в Ананд Ван. Дорога была очень непривычная и ночь очень черная. Шел новый 1956 год, и начиналось новое служение ее с прокаженными Индии.

В первый раз она пробыла в Ананд Ван два месяца.

«Но в эти два месяца, — писала она своей подруге Елене Вырву, — я поняла, что в человеческих руинах существует гораздо больше того, чем восхищаешься, что сохраняешь и любишь, нежели то, что находишь в величественнейших каменных руинах…

Мужество, Вера, Терпение, Выдержка и, сверх всего, Надежда и Радость могут укорениться и расцвести в разрушенном человеческом сердце, если ему будут даны благоприятные условия, если ему будет дана Любовь».

Далее читаем: «Многочасовое путешествие поездом меня очень утомило. Поездка на воловьей повозке, несмотря на ночной холод, не ободрила меня.

Но в тот момент, как я вошла в сделанный на скорую руку дом Баба Амте усталость моя прошла, и дух мой возвеселился в атмосфере простого теплого домашнего уюта. Не было официального приветствия и классического западного рукопожатия… Но добрейшая улыбка на лице Баба Амте, при встрече, говорила сердцу моему гораздо больше, чем горячее «добро пожаловать».

Все это время госпожа Ка Амте стояла молча сзади него, держа на руках младенца, который, как я узнала позже, не был ее, но одной прокаженной женщины из поселения. Они растили его в своем доме вместе со своими детьми, чтобы уберечь от заражения.

Все началось с уборки общественных туалетов

Больные проказой. Недавно в Индии принят закон, по которому проказа перестала быть причиной для развода супругов. Фото: dnaindia.com

На следующее утро Баба Амте водил меня вокруг поселения и рассказывал, как оно создавалось. На самом деле это была история его жизни. В качестве адвоката его направили в местечко Варора. Все время, пока он там был председателем муниципального совета, он интересовался общественной деятельностью.

Чтобы лучше узнать образ и условия труда рабочих муниципалитета, Баба Амте работал в течение многих месяцев в общественных туалетах уборщиком.

Однажды, спустившись в туалет для уборки, Баба Амте увидел человека, лежащего на полу. Он был на последней стадии проказы и тело его было покрыто язвами. Несмотря на то, что Баба Амте чувствовал сострадание, он ничего не мог сделать. И прошел мимо, как проходило мимо многих других. Но в противоположность всем остальным, Баба Амте не мог выкинуть прокаженного из головы, забыть то чувство, которое он ощутил при этой встрече.

Лицо этой человеческой развалины преследовало его день и ночь, пока он не понял, что душа не успокоится, если он не сделает чего-либо для облегчения боли тысяч жертв этой страшной болезни. Так родилось поселение, названное «Ананд Ван» – «Дом радости».

Правительство предоставило ему достаточное количество земли в джунглях, и с помощью пожертвований друзей и знакомых дело пошло.

Началось все с нескольких больных, которых он разместил в одной палатке, и с хромой коровы. Казалось бы, ничего ободряющего…

Прежде, чем начать борьбу с проказой, Баба Амте боролся со стихиями природы. Земля здесь полна змей, скорпионов и всякого рода пресмыкающихся. Собак его часто похищали ночью голодные тигры. Нужно было рубить деревья, кусты, удалять огромные камни. Здесь поистине было Дело, которое требовало мужества, веры и терпения в чрезвычайной степени. Но у Баба Амте и его сотрудников были эти три добродетели.

Дом радости

Баба Амте, друг старицы Гавриилии, индуист, в кастовом обществе прикоснувшийся к неприкасаемым. Фото с сайта thebetterindia.com

Сегодня здесь вместо джунглей простираются зеленые поля, которые содержат и питают селение прокаженных. Вместо палаток и бараков — дома. В коровниках у них теперь 40 коров и 60 волов, и они приносят селению хороший доход, так как жители Ананд Вана торгуют молоком.

В первое время сам Баба Амте и его жена ухаживали за животными. Сейчас уже о скотине заботятся двое излечившихся прокаженных. Теперь Ананд Ван находится под протекторатом махараджи Сева Самити и имеет филиал в местечке Варора и окрестностях. В Ананд Ване нашли приют 112 больных.

Но Ананд Ван — не просто больница для прокаженных. Здесь больные лечатся не только от болезни тела, но в равной степени от страшной болезни души, которая столь часто ее сопровождает — чувства одиночества, которое является результатом общественного изгнания и которое, в свою очередь, рождает отчаяние… Очень часто случается, что выздоровевших прокаженных отвергает их семья. Так произошло с медсестрой, которая помогает Баба Амте.

Для всех этих несчастных и отверженных существует только один дом — Ананд Ван. Здесь они возрождаются к жизни. Это видно по их улыбающимся лицам и радостным песням, которые слышны весь день… Все это показывает, что Ананд Ван — это действительно «Дом Радости», как переводится с хинди это словосочетание».

Как именно любовь уничтожает страх

Слева – геронтисса Гавриилия ухаживает за больным проказой. Справа – жители Ананд Вана занимаются обустройством лепрозория, 1960-е годы. Фото с сайта: anandwan.in

В Ананд Ване Гавриилия увидела в прокаженном Христа. Каждый день она с любовью заботилась о больных и молилась. Каждый день, когда она очищала разъеденную гангреной плоть, Он давал ее рукам силу исцеления. Те, кто встречался с матушкой в те дни, брали нечто от ее Веры и становились оптимистичными и более смелыми, потому что Вера ее передавалась и уничтожала всякий страх, беспокойство и сомнение, всякое оспаривание Промысла Божия.

Из письма к другу Йехуде мы узнаем подробности относительно жизни матушки в больнице для прокаженных: «Ананд Ван, 10 января 1956 года. Здесь я не разговариваю (мать Гавриилия хранила обет молчания во время своего пребывания в селении – прим. авт.), но больных, похоже, это не трогает… Потому что я прикасаюсь к ним. Прикасаюсь к людям из касты «неприкасаемых». И когда я отрезаю ножницами гангренные пальцы их, то славлю Бога, что у них бесчувственные члены.

По вечерам, когда я читаю Священное Писание, порой в мою комнату заползают змеи, скорпионы и ящерицы… И тогда нужно прерывать чтение, вставать и выбрасывать их вон…

Поднимаюсь в пять утра и выхожу из комнаты в шесть, чтобы встретить солнце. Потом пью стакан воды с лимоном и съедаю один банан. Затем принимаюсь за работу. Удивляешься, что может сделать массаж и простое смазывание вазелином! Очищаю язвы прокаженных. Ночью приходят мыши и грызут нечувствительные ткани больных конечностей и поэтому утром нужно делать повязку.

После этого иду к источнику и таскаю воду или стираю одежду. В полдень обед и молчание до трех. Потом час английского языка с двумя сыновьями Баба Амте. Это единственный час в сутки, когда говорю. Потом в течение двух часов работаю в молочном отделении. Потом иду в свою комнату. Ужин. Чтение Священного Писания, молитва. Сон. Кончилась бумага и нет места. Напишу тебе другое письмо. Пишите мне».

Мать Гавриилия постепенно стала широко известной. В Индии она занималась, главным образом, язвами прокаженных и преподаванием физиотерапии больничному персоналу многочисленных больниц. Ее приглашали из города в город, из учреждения в учреждение. Она пересекла Индию из края в край. Путешествовала при помощи любых средств передвижения — поездами (всегда третьего класса), автобусами, воловьими повозками. Без отдыха, без мысли об усталости. Потому что, как она говорила «тот, кто любит, не устает».

Остается только удивляться ее силе, жизнестойкости и вере, каковой одарил ее Бог. И подумать только, что тогда ей был 61 год.

Текст с небольшими изменениями печатается по книге: «Монахиня Гавриилия «Подвиг любви». Перевод с новогреческого. Свято-покровская монашеская община, 2000 год.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.