Нужны ли школе реформы

Почему-то принято считать, что у нас хорошее школьное образование, но по результатам известного международного рейтинга PISA мы много лет подряд занимаем 45-ое место из 60-ти возможных

Почему-то принято считать, что у нас хорошее школьное образование, но по результатам известного международного рейтинга PISA мы много лет подряд занимаем 45-ое место из 60-ти возможных.

Стимулирующий процент

Последнее время наше общество, так или иначе, обсуждает «школьную тему», а поскольку близка она, практически всем – даже если никто из твоих близких никак со школой не связан (не учится там, и учится не будет) сам-то ты провел в ней десяток лет, уже поэтому тебе есть о чем здесь говорить.

До 1 февраля мы обсуждали новый законопроект «Об образовании», и он отправлен теперь на доработку. Но некоторые нововведения уже коснулись школ. Во-первых, школы будут финансироваться по новой схеме – лицеи и гимназии лишатся доплат, школы должны будут искать «внебюджетные» источники дохода. Во-вторых, с 1 января вступил в силу 83-й федеральный закон, по которому все государственные школы России делятся по степени экономической свободы на три группы: казенные, бюджетные и автономные. Казенные будут на полном гособеспечении, бюджетные и автономные — жить за счет отдельных субсидий государства, при этом автономные станут наиболее финансово свободными. В-третьих, учителя должны будут сдавать экзамены по своему предмету, так как вводится новая система аттестации учителей. Их зарплаты также претерпят существенные изменения – с 1 июля 2011 года постоянными у учителя будут только 70% зарплаты, а 30% — «стимулирующими». Стимулировать учителя будет или не будет директор.

Самое же бурное обсуждение вызвал проект нового образовательного стандарта. Против него выступили десятки тысяч человек, подписавших «Открытое письмо» Сергея Волкова – учителя русского языка и литературы московской школы №57.

Медленно и осторожно

Итак, нужны ли школе реформы. Принято почему-то считать, что у нас хорошее школьное образование, но это не так. По результатам известного международного рейтинга PISA, позволяющего сравнивать системы образования разных стран, мы занимаем много лет 45-ое место из 60-ти возможных, что говорит о слабом школьном образовании. О необходимости реформирования школы говорят действительно многие уважаемые учители и преподаватели вузов.

Так, Сергей Волков считает, что реформы в школе, конечно, должны быть: «Жизнь идет вперед, развивается, придуманные когда-то человеком формы должны меняться. Не было компьютеров, потом они появились – нужно реформировать старую систему, изучать компьютерную грамотность. Но реформы нельзя проводить бездумно: рубить то, что вполне себе жизнеспособно и взамен этого предлагать что-то непроверенное, потому что кажется, что от этого будет польза. Реформы надо проводить медленно, осторожно».

Отказ от ЕГЭ

Учитель математики Свято-Димитриевской общеобразовательной школы Татьяна Казарихина считает, что реформировать школу можно лишь отменив ЕГЭ и вернув традиционные выпускные экзамены. «Необходимо отменить нижнюю границу количества школьников в классах, и не закрывать классы с небольшой наполняемостью (оптимальный объем класса – около 10 человек), вернуться к старым стандартам в плане содержания дисциплин, увеличить количество учебных часов на изучение основных предметов – русского языка, литературы, математики, истории. Лишь в этом случае можно рассчитывать на подготовку интеллектуальной элиты, которую в противном случае придется завозить из-за рубежа в Сколково».

Вспомним, что введение Единого Государственного Экзамена было попыткой преодолеть разрыв между школьной программой и вузовскими требованиями. По мнению высокого образовательного руководства эксперимент удался на славу, ЕГЭ был внедрен повсеместно, но ничего хорошего не получилось. «Разрыв после введения ЕГЭ усилился. Сейчас наши студенты первокурсники просто «плачут», потому что в течение последних лет их в школе не учили думать и учиться, а натаскивали на типовые задания ЕГЭ, – мнение Татьяны Николаевны тем более ценно, что она работает помимо школы еще и в МПГУ (Московском Педагогическом университете). – Они совершенно не имеют базовых знаний».

Профильное образование

В основу нового образовательного стандарта была заложена идея профильного обучения. Помимо просто обязательных предметов («Россия в мире», ОБЖ, физкультура) школьник должен выбрать 7 предметов, которые ему хотелось бы изучать. Мы сейчас не касаемся системы выбора этих предметов, речь о другом – изучать их можно на разных уровнях сложности: профильном (то есть углубленном), базовом или «интеграционном» (то есть элементарном).

Московский преподаватель литературы Лев Соболев (гимназия №1567, бывшая 67-я школа) считает, что реформы необходимы и если последовательно обеспечат возможность выбора изучаемых предметов, уменьшив количество обязательных, если поддержат профильное обучение (там, где есть возможность его вводить) — в этом нет ничего плохого: «Вообще, чем больше свободы будет у школы (учителей и учеников) — для составления учебного плана, например, тем лучше».

Но благое намерение уменьшить нагрузку детей и предоставить им возможность выбирать столкнется, по мнению Льва Иосифовича, с подчас неразрешимыми проблемами: «Я имею в виду расписание и кадры. Представим себе: вот два десятых класса по тридцать человек. Посчитайте, сколько там будет предметов трех сортов. Это как же надо составлять расписание? Тогда отменяется само понятие класса как коллектива. У них не будет ни одного общего предмета. Получится поточная система, когда у тебя твое индивидуальное расписание, например: первая — профильная литература, потом базовый русский, интеграционный курс по химии, затем базовая математика и ОБЖ. И может выйти, что ни у кого второго в школе такого расписания нет. Я не очень себе это представляю. В итоге получится так: «Ребятки, выбирать вы ничего не можете, потому что у нас один химик и одна географичка на всю школу. И если вы выберете химию, называйте это как хотите, но это будет просто химия».

Время смерти или зачем нужна математика

Новый стандарт в том виде, в котором он был представлен на суд общественности, делал необязательными многие предметы, в частности, математику. Действительно ли она нужна всем поголовно на том уровне, на каком проходят ее в старшей школе, применяем ли мы потом в жизни эти знания и как или они удел узких специалистов. Татьяна Николаевна не согласна с утверждением, что большинство людей, учивших математику в 10-11 классах, не использует свои знания.

Например, психологи используют для обработки своих данных математический аппарат, там надо «чувствовать», как на показатель повлиял какой-то фактор, а это – математическая зависимость. Другой пример: экономист прогнозирует вложение средств, то есть пытается минимизировать риски, а это решение математической задачи, в чистом виде математическое прогнозирование, где все основывается на производной. Третий пример: социолог проводит опрос в нескольких областях, как проверить данные, когда разные области, разные социальные, экономические, географические факторы влияют на ответы, как узнать какой фактор оказал существенное влияние, а какой нет. Это опять – математическая задача.

Агрономы, имея данные прошлых лет, могут решить математически, что влияет на всхожесть и как спрогнозировать урожайность и т.д. Математика нужна медикам и юристам, скажем, надо узнать время смерти человека, животного, на определение времени влияют температура окружающей среды и прочие внешние факторы и опять же мы решаем математическую задачу. К слову, при определении времени смерти используют производную и интеграл, а эти темы как раз проходят в 10-11 классах.

Гладко было на бумаге

Нынешняя реформа школьного образования просто не имеет права на существование, – считают десятки тысяч людей, подписавших «Открытое письмо» Сергея Волкова. После шума, поднятого общественностью, после того, как на пресловутый стандарт обратили внимание первые лица государства, его отправили на доработку, но возможно ли вообще воплотить эту утопию в жизнь?

«Результатом внедрения стандарта, – считает Т.Н.Казарихина, – будет общее падение образования и образованности, частичные эксперименты, касающиеся ЕГЭ, это подтверждают, мы готовим сейчас не мыслящих людей, а пользователей, которые могут кое-как работать по инструкции, а что-то придумать сами, вряд ли. Настроение наших первокурсников совпадает с нашим, они понимают, поступив к нам на факультет, что «не дотягивают», они стараются, но время в школе упущено, им надо обучиться следующей ступени – профессиональной, а они еще не обучились на предыдущей, они имеют некоторые, совершенно поверхностные представления, а копнешь, даже совсем неглубоко, а там – белые пятна повсюду».

Такого же мнения придерживается и Л.И.Соболев: «В том виде, в котором он предлагается, он воплощен быть не может: большая, если не большая часть школ не может обеспечить трехуровневое преподавание по всем предметам. У Льва Толстого есть замечательные стихи: «Гладко было на бумаге, да забыли про овраги, а по ним ходить» («Солдатская песня»). Посмотрим, как это будет. Предлагается сделать меньше предметов. Это, конечно, делается не для того, чтобы разгрузить детей, хотя эта благая цель прокламируется. Более важно, что это освободит бюджетные деньги. Меньше часов — соответственно меньше зарплата учителей. Однако неслучайно все написано очень общо. Если оставить школе некоторую свободу, то она как-нибудь приспособится, как мы всегда приспосабливались. Боюсь, что покойный Виктор Степанович опять будет прав: «Хотели как лучше, а получилось как всегда».

Казнить нельзя помиловать

Окончательный приговор стандартам объявили математики – 8 февраля на мехмате МГУ состоялось очередное заседание Московского математического общества, на котором обсуждался проект стандарта старшей школы. В оживленной дискуссии приняли участие академик РАН, президент ММО Виктор Васильев, профессор мехмата МГУ Владимир Зорич, ректор Независимого московского университета, профессор мехмата МГУ и Корнельского университета США Юлий Ильяшенко, директор Московского центра непрерывного математического образования Иван Ященко и др. Результатом заседания Московского Математического Общества явилась Резолюция, которая констатирует:

«Возмутительным посягательством на право ребенка получать широкое образование является однозначно вытекающий из нынешней формулировки документа (стр. 56) запрет выбрать для изучения одновременно физику, химию и биологию, или русский язык, литературу, алгебру и геометрию. Появившиеся недавно объяснения разработчиков, сводящиеся к якобы неправильным запятым в этом ключевом месте, очевидно убийственны для их деловой репутации. Будучи оставлены без внимания, эти запятые могли произвести эффект не менее сокрушительный, чем в пресловутой фразе «казнить нельзя помиловать» или чем одна-единственная неправильная цифра в инструкции по заливке топлива в ракету».

Полный текст резолюции можно прочитать здесь.

Анастасия ОТРОЩЕНКО

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Для улучшения работы сайта мы используем куки! Что это значит?

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться