Недетские проблемы

Дети, рожденные от ВИЧ-инфицированных матерей, первые полтора года являются «подозреваемыми», считает эксперт Фонда поддержки детей в трудной жизненной ситуации Ольга Будина

Дети, рожденные от ВИЧ-инфицированных матерей, в течение первых полутора лет являются «подозреваемыми». Такое определение их положению дала эксперт Фонда поддержки детей в трудной жизненной ситуации Ольга Будина на пресс-конференции, посвященной 20-летию ратификации Россией Конвенции о правах ребенка. Во время пресс-конференции много говорили о специфических проблемах именно этой категории детей.

92% подозреваемых
Только в 18 месяцев можно провести анализ, который точно даст ответ – получил ребенок вирус от матери или нет. И лишь у 8% детей подтверждается диагноз, остальные 92% страдают ни за что.

До точного установления диагноза ребенок и его семья испытывают сильнейший стресс. Кроме того, чтобы избежать заражения, невозможно грудное вскармливание. А сухие смести зачастую очень дороги для этих и без того бедных семей. «Почему бы государству не выделить на них средства?» — недоумевает Ольга Будина. По ее расчетам на год нужна всего 121 банка сухих смесей по 500 грамм.

Тем более государство выделяет средства на то же самое питание для детей, от которых отказались родители. В этом случае отказные дети ВИЧ-инфицированных родителей не могут быть усыновлены в течение полутора лет.

Один из немногих городов, где предусмотрена компенсация на молочные смеси – это Санкт-Петербург, об этом сообщила директор Петербургского фонда по защите ВИЧ-положительных граждан Александра Волгина.

Но этим проблемы матерей с ВИЧ не заканчиваются. Например, опыт научил многих мам тому, что надо вовремя потерять медицинскую карточку, потому что на ней крупными буквами обозначен статус «подозреваемого» ребенка, а соответственно разглашается диагноз матери, возможны проблемы при поступлении ребенка в детский сад, рассказала Александра Волгина. Правда, потом надо очень постараться, чтобы восстановить данные о прививках.

Сложностью являются и постоянные перебои с поступлением препаратов антиретровирусной терапии (заглушающих действие вируса). Сейчас предположительная длительность жизни человека с ВИЧ, принимающего соответствующие лекарства, достигает 70 лет. При этом необходимо избегать перебоев в лечении. В результате общественного мониторинга было выявлено, что в 12 из 20 городов, участвовавших в исследовании, не всегда есть лекарства.

Координатор мониторинга Петербургского фонда по защите ВИЧ-положительных граждан Евгения Марон также отметила сложности наркозависимых матерей. Если они хотят пройти наркологическое лечение, им необходимо написать временный отказ от ребенка, а вернуть его потом будет крайне сложно. Получается замкнутый круг. Чтобы разрешить эту ситуацию Евгения предлагает создать центры, в которых наркозависимые и ВИЧ-инфицированные мамы могли бы жить с детьми и проходить лечение.

Дети боятся дядю Степу
На пресс-конференции шла речь и о других проблемах. Как показали результаты опроса детей, сами они считают, что наибольшую угрозу для них представляют те социальные институты, которые должны их защищать: милиция, органы здравоохранения и образования. Семья в этом списке занимает четвертое место. Такие данные сообщила заместитель директора Независимого института социальной политики Лилия Овчарова, обращая внимание присутствующих на то, что вопрос жестокого отношения к детям не ограничивается семьей.

Ребенок, становящийся социальной сиротой, сталкивается именно с этими, более страшными для него, чем семья, институтами. Как сообщил президент региональной общественной организации содействия защите прав детей «Право ребенка», член общественной палаты РФ Борис Альтшулер, ежедневно сиротами в России становятся 314 детей, 138 из них по причине судебных решений о лишении родительских прав.

Борис Альтшулер раздал собравшимся заявление «Мы не подошли к краю, мы давно его переступили». Главной проблемой он обозначил сокращение числа российских детей. За 20 лет, прошедших со дня ратификации конвенции, количество детей, которые 1 сентября начали учиться в школе снизилось с 22 млн до 12,8 млн. «Материнский капитал – мера правильная, но недостаточная», — заявил Альтшулер. Подтверждением тому цифры: до введения «материнского капитала» количество школьников уменьшалось на 760 тысяч в год, после его введения – на 300 тысяч.

Любовь ПОПОВА

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.