Не путайте Красный Крест с Красным Крестом

Сколько денег для помощи беженцам и погорельцам собирает РКК и за сколько отчитывается? Представители разных отделений Красного Креста объяснили, почему у общества к ним столько вопросов

Здание штаб-квартиры Красного Креста в МосквеФото с сайта

Красный Крест и Красный Крест

На пресс-конференции в МИА «Россия сегодня» собрались руководители и представители сразу нескольких Красных Крестов. Ростовское, Белгородское, Крымское региональные отделения; глава представительства Международной федерации обществ Красного Креста и Красного Полумесяца в России; представитель Международного комитета Красного Креста; директор Международного департамента Российского Красного Креста. И все вместе они объясняли, что они – представители хотя и родственных, но совершенно разных организаций. У каждой, грубо говоря, свой банковский счет, свои полномочия и свой устав, и если вам отказала в помощи одна организация, то это вовсе не значит, что другая тоже откажет, и если одна собрала некую сумму денег, то странно ждать отчета от соседней по распределению этой же суммы.

Например, председатель Российского Красного Креста (РКК) Раиса Лукутцова сказала, что на счет РКК для помощи беженцам из Украины было собрано 121 млн 170 416 руб., на сегодня израсходовано 73 млн 125 295 руб. А председатель ростовского регионального отделения Российского Красного Креста Елена Хлиян называла другие цифры – собранные непосредственно на счет ростовского отделения 75 млн 121 000 руб.

– К сожалению, люди в России называют словами «красный крест» все организации – международную, российскую, московскую. Тем временем просто Красного Креста не существует. В интернете было много информации, когда Международный комитет Красного Креста отказался сопровождать гуманитарный конвой из России в Украину. Да, это так, они объяснили причины своего решения, проводили пресс-конференции. Однако несмотря на предельную ясность и информационную прозрачность ситуации, в Российский Красный Крест поступают звонки: почему вы не сопровождали гуманитарный конвой? Я всем журналистам объясняю, что РКК может сопровождать гуманитарный конвой только на территории РФ, но на территории РФ его движение и так совершенно безопасно, и его сопровождение не целесообразно. Что касается сопровождения конвоя на границе и на территории Украины – это мандат Международного Красного Креста. РКК, согласно мандату, уставу движения и нашим принципам, не имеет права работать на территории Украины. Но, к сожалению, наши правила не всегда понятны населению и гражданскому обществу, – сетовала Раиса Лукутцова.

Председатель Российского Красного Креста (РКК) Раиса Лукутцова

По словам Раисы Лукутцовой, РКК писал сопроводительные письма в таможенные органы на лекарства в составе гуманитарной помощи доктора Лизы Глинки. «И мне как председателю РКК очень больно слышать, что неизвестно какой Красный Крест “не работает, не сопровождает конвой”. Но история все расставит на места», – сказала Лукутцова. По ее словам, Российский Красный Крест сегодня – единственная организация, которая продолжает работать в Беслане. РКК продолжает оказывать помощь в Чернобыле. «А то, что мы сделали в Краснодаре, войдет в историю», – добавила председатель РКК, имея в виду помощь после наводнения в Крымске в 2012 году.

Отчеты и траты

Кстати о Крымске. В 2012 году волонтеры и благотворители просили Российский Красный Крест отчитаться о собранных на помощь пострадавшим от наводнения 877 815 852,85 руб. Тогда в РКК отвечали, что выложат отчет в 2013 году. В 2013 году представители РКК выступали в Общественной Палате, но не сумели утешить собравшихся ответами на вопросы. На пресс-конференции в октябре 2014 года на вопрос об отчетности отвечала финансовый директор Российского Красного Креста Алла Владимировна Симакина. С ее помощью удалось найти на сайте РККотчет по расходованию средств в Крымске. Конечно, он содержит цифры (например, «спальные принадлежности (комплекты постельного белья, одеяла, матрасы) для 30 000 чел., на общую сумму 82535947,80 руб.», при общем числе пострадавших 34 тыс. человек, а также размеры выплат инвалидам 1 и 2 групп, детям-инвалидам и многодетным. Но огромная часть отчета – помощь медицинским, образовательным и социальным учреждениям в покупке оборудования – не содержит ни одной цифры. Например, «для Крымской городской клинической больницы закуплены, смонтированы и установлены: передвижной флюорограф, аппарат ультразвуковой диагностический, рентгеновский комплекс, аппарат искусственной вентиляции легких, универсальный портативный вентилятор, наркозно-дыхательный аппарат, мониторы состояния пациентов, дефибриллятор (на сайте – «дефиблирятор»!), электрокардиографы, светильники хирургические». Таких пунктов – прекрасных, но оставляющих простор для выяснения, что и сколько стоило – десятки.

Алла Симакина сделала ударение на том, что любой донор может по запросу получить отчет до рубля о расходовании той суммы, которую он пожертвовал сам, в том числе до окончания программы в целом.

Видимо, отчеты по расходованию средств, собранных в помощь беженцам, воспоследуют в 2015 году. Будут ли они более конкретными, чем отчеты по Крымску?

На пресс-конференции финансовый директор РКК Алла Владимировна Симакина утверждала, что все отчеты по программам, в том числе по программе помощи перемещенным лицам из-за конфликта на Украине, публикуются по окончании реализации программ. В описании же программы помощи беженцам сказано: «Письменная отчетность о деятельности по реализации мероприятий, намеченных в рамках настоящей Программы (описательный и финансовый отчеты), составляется на ежеквартальной основе, в соответствии с установленными Российским Красным Крестом форматом и стандартами». Видимо, стандарты отчетности Красного Креста не предполагают изобилия цифр: пока отчеты показывают количество получивших помощь семей, а не суммы использованных средств.

Председатель ростовского регионального отделения Красного Креста Елена Хлиян рассказала, что ее отделение собрало 75 млн 121 000 руб. на помощь беженцам (на сайте ростовского отделения – информация от июня). Пожертвования составляли от копейки и до миллиона рублей. Ростовское отделение РКК распределяет помощь через 55 муниципальных образований, где размещены беженцы. Палаточных пунктов временного размещения (ПВР) в Ростовской области сейчас уже нет, тысяча человек остается в обогреваемых ПВР.

Председатель ростовского регионального отделения Красного Креста Елена Хлиян

– Первым делом мы закупили 163 тонны продуктов и раздали наборы семьям. Далее оказывали помощь в подготовке детей в школу – им оказывали денежную гуманитарную помощь по 5 тысяч на каждого из 2,5 тысяч приехавших с Украины детей, зачисленных в российские школы. На 21 млн рублей закупили теплой одежды для беженцев – ее раздают через муниципальные образования, и потребуется закупить еще. Мы не обошли вниманием инвалидов: покупали ортопедическую обувь, средства малой реабилитации (костыли, ходунки, коляски), – отчиталась руководитель Ростовского отделения РКК Елена Хлиян.

Говоря коротко, посыл Российского Красного Креста, множества департаментов Международного комитета Красного Креста и всех региональных отделений можно сформулировать в двух фразах. Первая: «не путайте нас!» Просто Красного Креста не существует, их много разных. Вторая: «доверяйте нам ради нашей великой истории!» Потому что на вопрос о том, что делает РКК даже сегодня, в октябре 2014 года, приводится примеры Беслана и Чернобыля.

Читайте также:

Игорь Трунов: «Красный крест в Москве умер»

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.