Трагедия на карельском Сямозере, где погибли 13 детей и один ребенок до сих пор считается пропавшим без вести, заставила говорить о безопасности детского летнего отдыха. Как ее обеспечить?

Байдарочные весла, найденные в ходе поисково-спасательной операции в районе озера Сямозеро в Карелии, на котором в туристическом походе во время шторма погибли дети. Фото Ильи Тимина / ria.ru

18 июня около 11 часов вечера 49 детей, воспитанников оздоровительного лагеря «Парк-отель Сямозеро», в сопровождении 4 взрослых на трех лодках оправились в плавание по холодному северному озеру. Попали в шторм (о штормовом предупреждении МЧС рассылало предупреждения заранее).

Две лодки из трех перевернулись. Кто-то из детей смог добраться вплавь до берега, предположительно 14 — утонули. Ни один из взрослых не пострадал. Погибшие дети были примерно 2002-2003 года рождения, из Москвы. Некоторые из них являлись воспитанниками столичных детских домов.

ua4jc8jm3ru

Сямозеро, Республика Карелия. Фото с сайта http://ptzgovorit.ru/

В данный момент Следственный комитет РФ проводит расследование уголовного дела по ч. 3 ст. 238 УК РФ (оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности и повлекших смерть нескольких человек). Задержано пять человек: руководитель лагеря, его заместитель, три воспитателя.

«Главное — слово “нет” и очень толстая шкура»

KMO_111307_11699_1_t218_204024

Наталья Лосева, стратегический директор ГУАК «Мосгортур».. Фото с сайта mosgortur.ru

Пока расследование ведется, общественность интересуется: были ли инструкторы и дети подготовлены к сплаву, почему никто не обратил внимания на штормовое предупреждение, почему детей не искали после того, как произошло крушение, как обеспечивалась безопасность детей?

И вообще, как нужно ее обеспечивать, чтобы таких трагедий не было?

«Неделю назад у нас закончились внутренние бои — разрешать экскурсии в аквапарки или не разрешать. Решили — нет», — пишет на своей странице в социальной сети Наталья Лосева,  стратегический директор ГУАК «Мосгортур».

По словам Натальи, десять дней назад в одном из лагерей Кавказских Минеральных Вод, где отдыхают дети от «Мосгортура», была остановлена экскурсия — нельзя было выпускать автобусы с детьми на серпантин в ливень. Несмотря на то, что серпантин — широкий и безопасный, ливень создавал рискованную ситуацию.

За излишнюю перестраховку «Мосгостур» критикуют родители, подрядчики, партнеры. Однако «перестраховка», по мнению Лосевой, оправдана:

«Детский отдых — одна из самых стрессовых индустрий… Нет дня, в котором бы не было проблем. У нас десятки тысяч детей в разных концах страны: подрались мальчики, заболели вожатые, отряд опоздал на ужин, еда была холодной, сломали москитные сетки, дети свернули все краны, не пришли вовремя автобусы, вши на проверке.

Но есть вещи, в которых ты должен быть как скала. Как упертый рогом бык. Как бездушная гадина, которой «жалко ребенка пустить в море».

Индустрия детского отдыха — это место, где главное — слово «нет» и очень толстая шкура».

Если ваш ребенок жалуется — прислушайтесь

Ни один детский лагерь не может начать свою работу, если не пройдет проверку Роспотребнадзора, МЧС и других ведомств, ответственных за безопасность детей.

На предмет безопасности рассматриваются территория лагеря, жилищный фонд, инфраструктура, организация питания, программа пребывания, персонал.

Об этом нам рассказал Сергей Лапшин, начальник управления организации работы с вожатыми ГАУК «Мосгортур».

«Но обычному человеку, родителям, например, трудно будет сразу с ходу понять, все ли в порядке в целом. Родителям я советую начать собственную проверку безопасности лагеря с визуального осмотра, — говорит Сергей. — Если на территории лагеря чисто, аккуратно, есть ограждения, охрана, если все руководители на месте и готовы отвечать на все возникающие вопросы (о том, где ребенок будет спать, где есть, чем заниматься), то уже это говорит о том, что безопасности в данном лагере уделяется большое внимание».

Но вот ребенок уже в лагере, сезон открыт. Тут нужно помнить, что детский лагерь постоянно меняется, он как живой организм: ведь дети никогда не сидят на месте.

«Если ребенок звонит родителям и жалуется на что-то, причем происходит это постоянно, — это симптом того, что что-то неблагополучно. На это важно обращать внимание», — советует Лапшин.

На 100 детей — 13 вожатых

Детский летний лагерь — уникальная социальная среда. Здесь ребенок оказывается в незнакомом месте, среди незнакомых сверстников и взрослых, заново выстраивает свою жизнь. Успех этого предприятия во многом зависит от профессиональности сотрудников лагеря, в том числе вожатых.

Сергей Лапшин объяснил, что вожатых в «Мосгостуре» готовят очень тщательно: «Хороший вожатый — это не просто студент, который школьником весело проводил время в летнем лагере и теперь желает повторить. Это подготовленный сотрудник, который несет ответственность за жизнь и здоровье детей».

При отборе вожатых обязательно учитывается эмоциональное состояние претендента на должность вожатого, его способность общаться с детьми, реагировать на экстраординарные ситуации типа детского плача, какие-то спорные моменты.

Будущего вожатого обучают в течение 72 часов, просят сдать зачет, проверяют на практике. Обязательно наличие медицинских справок от нарколога, психиатра, справки об отсутствии судимости.

«У нас вожатый сопровождается от первого собеседования до возврата из лагеря. И если вдруг уже в лагере становится понятно, что что-то идет не так, вожатого заменяют — у нас обязательно в лагере есть и подменные вожатые», — объясняет Сергей Лапшин.

В детских лагерях, с которыми работает «Мосгортур», на 100 детей приходится 13 вожатых.

Как обеспечить безопасность на воде

О том, как обеспечить безопасность детей на воде, мы попросили рассказать Александра Мясникова, директора детского лагеря «Алые паруса», Тюмень. Этот лагерь входит в рейтинг лучших российских детских учреждений летнего отдыха и лидирует среди лагерей, расположенных у озер и рек. «Алые паруса» стоят на реке Пышма — и тут для детей также устраиваются сплавы и водные походы, как и на Сямозере.

«Прежде чем допустить детей на плавсредства, они должны пройти обязательную подготовку в бассейне на умение плавать и на умение вести себя в воде при переворачивании лодки», — объясняет Мясников.

Кроме того, во время плавания на каждом катамаране должен присутствовать инструктор, аттестованный как матрос-спасатель. То есть у него должны быть навыки спасения людей на воде. В «Алых парусах» один инструктор обычно плывет с шестью детьми — он физически не сможет контролировать больше, не сможет оказать помощь в случае необходимости.

В лодках дети должны быть в застегнутых и исправных спасательных жилетах по росту и размеру.

«Конечно же, при любом подозрении на надвигающийся шторм на воду выходить нельзя. Это категорически запрещено!», — говорит директор тюменского лагеря.

В лагере на Сямозере к сомнениям не прислушались. Как сообщает СК РФ, когда группа 18 июня собиралась в поход, дети предлагали инструкторам не выходить в плавание — ходили слухи о штормовом предупреждении. «Но инструкторы, несмотря на это, настояли на выходе».