Настоятель района

«Бывает, принесешь кулек конфет, – а тебя кто-нибудь из маленьких за руку возьмет: «А давай ты будешь нашим папой?»

Священник Алексий Нагибин

Искал жену – попал в Церковь

«Я не знаю, можно ли для СМИ такое говорить, но в священники я пошел, когда понял, что в своем кругу хорошую жену себе не найду»,  –  смеется отец Алексей Нагибин. Его семья жила в Омске, верующей была мама, но сына она не неволила – он и крестился только в семнадцать лет. «Отслужил армию, вернулся, осмотрелся, пошел в семинарию, и уже на третьем курсе женился,  –  рассказывает отец Алексей.

Служить его направили в село Зырянское в ста тридцати километрах от Томска, настоятелем Никольского храма. Впрочем тогда, двадцать лет назад, в селе и храма-то никакого не было. Храм стоял тут с XVIII века до самых 1930-х годов, а в 1990-е администрация выделила под церковь бывший военкомат – вот и обустраивай. Батюшка храм построил. И, своими руками, свой дом. Сегодня, двадцать лет спустя, в семье Нагибиных пятеро своих детей и одна приемная дочка.

Есть в Томском крае специфика — храмов здесь мало, к одному приходу относится по несколько деревень с расстояниями в несколько десятков километров. Отец Алексей официально считается настоятелем всего Зырянского района – а это еще пять сел и двадцать деревень.

На всю эту территорию храмов всего два, одна часовня при больнице и еще  два храма строятся. В деревнях под литургию местная администрация предоставляет клуб как самое красивое здание.

Так что местная церковная жизнь – либо добирайся сотню километров до службы, либо лови выездную литургию, которую батюшка старается раз в год отслужить в каждой деревне.

И все же батюшка на районе — всем знакомый человек. Потому что он – «по социалке». И если что надо жителям пяти сел и двадцати деревень, они знают, к кому обращаться.

Школа, роддом, реабцентр, опека

Крестины в Никольском храме села Зырянское

Впрочем, социальная работа задалась у батюшки не сразу. Поначалу в районе буквально ничего не разрешали.

«Помню, двадцать лет назад учитель из Усков впервые пригласила меня на урок рассказать про Пасху. Я принес с собой икону Воскресения — так сказать, наглядное пособие — но когда про это узнали в местном отделе образования, был скандал».

Но времена менялись. Священнику разрешили беседы в детской библиотеке. Позвали в роддом – напутствовать рожениц. И так каждый год потихоньку дел добавлялось. «Видимо, Господь видел, сдвинулось одно — получай другое. Но получалось не сразу и не все. Например, прихожу в школу рассказывать про Пасху, а дети не знают, кто такой Христос, кто такая Богородица. Это как с логарифмами прийти в первый класс».

Лучше всего дело почему-то пошло в местном реабилитационном центре. Центр в Зырянском районе частный, лечиться туда везут в основном наркозависимых. Часто это ребята из городов в европейской России, которых родители решили лечить вдали от дома – подальше от друзей и прежних связей.

Живущие в центре работают по хозяйству, беседуют со священником. Основатель центра – человек православный, он сразу позвал отца Алексея. Позже благодаря центру в районе стала налаживаться и жизнь кризисных семей.

«В центре я провожу беседы и исповедую. Иногда могу взять оттуда нескольких мальчишек, и вместе мы попилим дрова, разберем завалы во дворе тех, кто не может сам.

Бывает – живет мамочка с тремя-четырьмя детьми, а мужчины в доме нет; или это семья с детьми-инвалидами».

Помимо реабилитационного центра, отец Алексей окормляет два местных детских дома. За детскими домами запросила духовных бесед школа приемных родителей при одном из них. Тут уже наладились контакты и с местной опекой.

Зачем опеке Церковь

Литургия в храме Казанской иконы Божией Матери в селе Чердаты

«Я уже не помню, кто к кому тогда подошел с идеей работать вместе.

Инспектор опеки, с которой я чаще всего работаю,  –  она татарочка, мусульманка. Другая православная, наша прихожанка. Но дело не в этом.

Мы понимаем друг друга. Епархия всегда готова помочь: поездки в Томск, новогодние елки, транспорт, продукты, помощь с одеждой к 1 сентября. Сотрудничество с Томской епархией прочно прописалось в планах Зырянской опеки, с их комиссией отец Алексей ездит по району не только мониторить неблагополучные семьи, но и увещевать должников. Пестрая получается «комиссия»  –  инспектор опеки, судебный пристав и священник.

«Район малонаселенный, на учете стоят 80 неблагополучных семей, и все пересекается, вы ж поймите – это одни и те же люди. Однажды приехали взыскивать алименты со «злостного неплательщика». А он и давай рассказывать: «Я помогаю, я вчера у детей дрова пилил».

«А какая у детей фамилия? – уточняю. – В какой деревне семья живет? Ах там-то… Да это мы с ребятами вчера у них дрова пилили! И продуктов привезли!» Есть надежда, что теперь «заливать» инспекторам неплательщик будет осторожнее.

Отец Алексей на выезде вместе с опекой

В другой раз самого должника дома не застали, пришлось общаться с его новой супругой:

— Отдавать деньги в первую семью мужа – значит забирать их у моих детей!  –  заявила непреклонная дама.

–  А если он и вас с детьми бросит? – нашелся я,  –  вы же знали, за  кого замуж шли. Теперь и там дети, и здесь. Значит, пусть работает больше.

Когда детям из зырянских семей нужно купить одежду к новому учебному году, у прихода собрать на это деньги получается быстрее, чем у опеки выбить их у своего начальства.

Еще кому-то требуется вскопать огород или объяснить, как оформить пособия. И тут снова подключается батюшка – сам многодетный, про справки и пособия он знает все.

Еще одно томское ноу-хау – ежевесенняя приходская акция: «Пожертвуйте посадочный материал для огорода».

Нынешним летом деньги на продуктовые наборы для семидесяти пяти неблагополучных семей из списков Зырянской опеки приход и вовсе получил из Москвы – от сборов на портале «Милосердие».

«Бывает, конечно, люди пьющие. Соберешь пожертвований, купишь хорошую одежду – поносят до того, как загрязнится,  –  выкинут. Или продуктовый набор продадут, обменяют на выпивку. Жаль,  – задумается отец Алексей.

–  Но, в основном, они все-таки люди не злые, просто бедные, непутевые. Их просто не научили, что есть материнский капитал, что можно детей в садик отдать.

«Вообще люди у нас хорошие, особенно дети»

Этой зимой от своей активной социальной деятельности отец Алексей даже пострадал; было это в той самой семье, в которой папаша-неплательщик «пилил дрова».

Батюшка семью знает много лет – четверо ребятишек, слабая здоровьем мама и пожилая бабушка. Зимой, когда женщина ложилась в больницу, батюшка привозил детям очередную продуктовую помощь. Только занес коробку в дом – мимо на дикой скорости пролетел пьяный водитель и ударил в припаркованную машину. Социальная помощь в лице отца Алексея осталась безлошадной, даже в храм в соседнее село приходится добираться на знакомых или на такси.

«Да, всякое бывает. Иногда могут и матом покрыть. Но вообще люди у нас хорошие, особенно дети. Бывает, принесешь кулек конфет,  –  а тебя кто-нибудь из маленьких за руку возьмет: «А давай, ты будешь нашим папой?»

Бывает – раз приедешь, другой, третий, поговоришь, а потом люди говорят: «А покрестите нас». Так что, как в притче, на разную землю зерно падает, просто не все  сразу всходит».

Поддержать сбор средств можно на специальном сайте, или отправив sms на короткий номер 3443 со словом Еда и суммой пожертвования. Например, Еда 300.

Фото: Дария Землянова

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.